• Фанфики 2months ago

    Бьякуран — весь радостный, улыбающийся и живой. И пусть радость наигранная, а улыбка лживая, но зато — живой. Не такой, как многочисленные куклы на полках, не такой, как самозабвенно преданный Чешир, ее верный рыцарь. Он — как Джек, только еще лучше, потому что никогда ее не бросит. Она в это верит.
    — У тебя такой вкусный чай, Алиса-тян! А давай я в следующий раз принесу тебе маршмеллоу? — В нем как будто горит огонь действий, приносящий все новые и новые идеи.

    — Обязательно их попробую! — Она тоже пытается улыбаться, заражаясь его оптимизмом, но что-то скребет на сердце. Девочка слегка мотает головой и отпивает из фарфоровой кружки. Бьякуран не бросит, ведь он самый сильный, самый хороший. Она это знает.
    С Джессо уютно и весело, приятно и беззаботно, как когда-то было с Джеком.
    — Я скоро вернусь, только ты не скучай, хорошо?
    Алиса больше всего ненавидит такие моменты — когда он уходит. Она мечтает, что он останется с ней здесь навечно. Или же заберет ее с собой.
    — Я буду ждать. — Она провожает его растворяющуюся фигуру грустным взглядом, а красивая чашка выскальзывает из рук. Ни задевшие худые лодыжки осколки, ни звук бьющегося фарфора не привлекают ее внимания. Куклы на полках смиренно молчат, а до этого сухие глаза почему-то становятся влажными. Она чувствует — у Бьякурана есть какие-то проблемы.

    В полнейшей тишине — только мерное тиканье часов, уже ставшее совсем привычным. Воля Бездны, задумавшись, сидит в кресле с ногами, оперевшись подбородком на колени. С длинным, до пят, платьем это не выглядит чем-то неприличным.
    — Как поживаешь, сестренка? — раздается сбоку, и Алиса мигом вскакивает. Он вернулся!
    — Тебя долго не было, — немного обиженно сообщает она, — у тебя проблемы, да?
    — Что ты, Алиса-тян! — Он отмахивается, будто она сказала какую-то глупость. А может, так оно и было? Она на это надеется. — Но вчера у меня был очень интересный день… — Бьякуран прищуривается, словно вспоминает что-то. — Я же рассказывал тебе про «Выбор», который мы с Шо-тяном придумали еще в институте? — Воля Бездны кивает, еще не понимая причины бьякурановской радости. — Так вот, я победил в нем! — Джессо смеется как ребенок и усаживается в кресло напротив нее.

    Алиса хочет улыбнуться, но не может. Ей кажется, что Бьякуран рассказал не все. Возможно, он просто не хочет ее расстраивать, но в нем скользит некое напряжение. Алиса наливает чай, надеясь, что босс Миллефиоре не станет от нее ничего скрывать.
    Бьякуран не собирается говорить про побег Юни и похищение сосок Аркобалено. Не потому, что не доверяет, а из-за того, что не считает это нужным. Он рассказывает Алисе всякие смешные истории и интересные сказки, которые знает (а знает их немало), делится своими планами или советует в выборе платья, но не говорит об уничтоженных мирах, жестокости мафии, войне с Вонголой и, в сущности, со всем миром. Джессо думает, что Алиса еще ребенок. Незачем ей знать об огромном количестве пролитой им крови и сломанных жизнях. Для нее так будет лучше.
    Он считает ее своей сестренкой — маленькой и милой. С такими же белыми непослушными волосами, яркими слегка лукавыми фиолетовыми глазами, детским и беззаботным поведением. И еще Бьякуран свято уверен в том, что делает это для того, чтобы иметь поддержку Бездны в своем противостоянии с Альянсом Семей.
    — Еще чаю? — звонким голоском спрашивает Алиса.
    — Не откажусь, — кивая, тянет Бьякуран.
    Несколько минут они молчат, пока Джессо не произносит:
    — Когда я захвачу мир, то вытащу тебя отсюда и покажу его во всей красе.
    — Я буду ждать.
    Все, что остается — ждать.
    — Тебе не придется ждать долго. Скоро наша последняя битва.
    — К тому дню я приготовлю самый лучший чай.
    Воля Бездны еще не знает, что ей придется ждать вечно.
    #PandoraHearts #Pandora #Hearts

    Leave a comment can only registered users.