• Фанфики 10 months ago


          Не самое приятное чувство, когда тебя выгоняют из дома, пусть даже в самый незначительный праздник. День святого Валентина никогда не был для Питера каким-то грандиозным торжеством: если было с кем праздновать, то он праздновал, если нет, то нет. В этом году все сложилось чуть хуже, девушки у него давно уже не было, да еще и его младший брат, с которым он жил, нагло выгнал его из дома, притащив туда свою пассию.
          Сейчас Питер бесцельно шел по улице, разглядывая фонари, балконы и изредка заглядывая в окна на первых этажах. Дело шло к вечеру, а он до сих пор не нашел, где переждать ночь. Друзей у Питера не было, так же как и коллег по работе. Он не заметил, как ноги принесли его к одному кондитерскому магазинчику, куда он часто заходил в последнее время. Владел им мужчина, примерно того же возраста, что и Питер, он же готовил сладости и продавал их. Из-за частых посещений Питер успел неплохо с ним сдружиться и знал, что там ему всегда рады. Особенно радовалась его приходу дочь владельца, с которой Питер часто играл.
          Зайдя уже в знакомое помещение, мужчина сразу почувствовал ставший родным сладкий запах сливок, карамели и фруктов. Покупателей было больше, чем обычно, все покупали пирожные, торты и печенье, чтобы подарить своим возлюбленным. Среди народа бегала маленькая девочка в розовом платье и с крыльями ангела за спиной, раздавая всем посетителям маленькие картонные сердечки. Наткнувшись на Питера, она подняла на него свои зеленые глаза и широко улыбнулась. Дав мужчине вырезанное сердце, она, обрадованная, убежала в сторону прилавка.
          Питер решил подождать, пока все уйдут; к тому же, до закрытия осталось совсем немного. В десять вечера лавка совсем опустела и Томас, владелец магазина, облегченно выдохнув, перевернул на двери табличку, оповещая о закрытии. Если на первом этаже был сам магазин, то на втором была квартира Томаса и его дочери Адель.
          Девочка бегала вокруг Питера, которому всегда разрешалось остаться после закрытия, раскинув руки в стороны.
          - Видишь папа, а ты говорил, что Мистер Питер не придет, а он пришел! – радостно повторяла она.
          - Да... Признаюсь, не ожидал, что ты сегодня зайдешь.
          - Делать нечего вот и пришел, у тебя же есть на меня время?
          - Время есть всегда, да и, к тому же, Адель рада твоему присутствию. – Томас подал Питеру миску с печеньем, а сам взял торт. – Идем наверх.
          - Мистер–мистер, смотрите! Я научилась, как вы, делать журавлей из бумаги. – Адель протянула Питеру бумажную птицу, которая была сложена немного криво, но все равно красиво.
          - Молодец. Ты быстро учишься.
          - Да. А потом научите меня делать объемные шарики из бумаги?
          - Давай прямо сейчас. Тащи бумагу.
          За всем этим со стороны наблюдал Томас с миской печенья. Ему почти никогда не хватало времени на дочь, хотя он очень сильно любил ее. Питер в его жизни был настоящим спасением. Из-за того, что у Питера был свободный график, он мог забрать Адель из садика или погулять с ней.
          Через полчаса девочка уже умела складывать шары из бумаги, и теперь она постоянно увеличивала масштабы листа, делая получаемую фигуру все больше и больше. Питер и Томас, сидя на диване, говорили о несправедливости этой жизни и о том, какая Адель замечательная дочь.
          - Папа, мистер Питер, смотрите, что я нарисовала, это вам подарок. – Адель протянула листок, на котором она недавно рисовала. Мужчины взяли рисунок, и к ним ближе подошла девочка, указывая на нарисованных человечков. – Это Папа, это мистер Питер, это я, а это наш магазин.
          На рисунке был изображен магазин, а рядом с ним двое мужчин, которые держались за руки, и маленькая девочка.
          - Это наша семья, – гордо и радостно заявила Адель.
          Питер долго смотрел на рисунок, а потом перевел взгляд на Томаса, который так же не сводил глаз с рисунка, но, в отличии от Питера, его щеки приобрели розовый оттенок.
          - Папа, с тобой все хорошо?
          - А? Да, все замечательно.
          - А почему ты меня нарисовала? – поинтересовался Питер.
          - Потому что ты наша семья.
          - Почему же ты так решила?
          - Потому что мы с папой тебя очень любим.
          - Адель! – воскликнул Томас.
          - Правда? – улыбнулся Питер.
          - Да, и мы не хотим, что бы ты от нас уходил. Папа грустит, когда ты уходишь от нас домой.
          Томас просто сидел, опустив голову. Это все было правдой, он был тем идиотом, который влюбился, но не хотел этого говорить, он думал, что само все рассосется, что в один прекрасный день Питер не придет и он забудет о нем, не скоро, но забудет.
          - Мистер Питер, а вы любите папу?
          Томас напрягся, вот сейчас Питер скажет "нет" и все закончится.
          - Очень.
          - Тогда поцелуй его! – приказным тоном сказала девочка.
          - Зачем? – Томас поднял голову и посмотрел на дочь.
          - Папа, если люди любят друг друга, то они целуются. Нельзя не целовать того, кого любишь.
          - Да, ты права, – согласился Питер и на несколько секунд прикоснулся своими губами к губам Томаса.
          Адель радостно захлопала в ладоши и засмеялась, а потом кинулась к отцу.
          - Теперь ты не будешь грустить?
          - Поверь, я не дам, – ответил Питер, обнимая Томаса за плечи. – Знаешь, ты сегодня, оказывается, не просто так крылья надела.
          - Да, я хотела быть купидоном, и у меня получилось, ведь да?
          - Определенно. Спасибо, - поблагодарил отец дочь, усаживая ее к себе на колени и протягивая ей миску с печеньем. Этот день святого Валентина они все запомнят надолго, ведь сегодня каждый из них нашел кусочек недостающего счастья.

    Leave a comment can only registered users.