• Фанфики 2months ago


    Грег отпил из бокала. В голове шумело – совсем чуть-чуть, вечер, считай, только начался. Наверное, то, что он, человек далеко за сорок, снова празднует Рождество не дома с семьей, а на Бейкер-стрит, говорит само за себя. Но он не жалуется – ему хотя бы не придется напиваться в одиночестве, как некоторым его знакомым. Грег окинул взглядом собравшихся: еще не пьяные, но уже расслабленные, согретые вином, придвинувшиеся ближе друг к другу для душевного разговора. Отличный момент. У Грега была одна версия, и он намеревался ее проверить. Детектив он или нет, в конце-то концов?
    - Итак, - сказал он громко, и все повернулись к нему, - мы все уже прилично выпили, но до сих пор не играем в какую-нибудь дурацкую игру. Так что давайте, двигайтесь все сюда. У меня есть идея.
    Собравшиеся заулыбались, рассаживаясь в кружок.
    - Игра называется «мой первый любовник», - объявил инспектор.
    Молли хихикнула. Миссис Хадсон пробормотала: «Вот это интересно» и наклонилась ближе.
    - Правила очень просты, - продолжил Грег. - Четыре раунда. Каждый по очереди продолжает одну и ту же фразу. Ходы не пропускать. Не врать. Раунд оканчивается дружной выпивкой для поддержания градуса откровения. Поехали?
    - Поехали, - ухмыльнулся Джон.
    Инспектор кивнул.
    - Раунд первый. Мой первый любовник… ну то есть, любовница… была Тэсс из лавки зеленщика. Она была старше меня, и я тогда казался себе ужасно взрослым.
    Он кивнул Джону, передавая эстафету.
    - Моя первая любовница была Милли из соседнего дома. Ее родителей вечно не было дома. А еще у нее ужасно скрипела кровать.
    Молли сочувствующе хмыкнула.
    - Моим первым любовником, - озорно улыбнулась миссис Хадсон, - был мой начальник. Он был такой импозантный и состоятельный. Но потом я встретила этого барабанщика… - она замолкла с блаженной улыбкой.
    - Мой первый любовник был футболист из университетской команды, - смущаясь, начала Молли, - не капитан, а так… полузащитник. Он был милый.
    Все головы повернулись к Шерлоку. Он молчал.
    - Твой первый любовник… - подсказал Грег.
    - Был старше меня, - произнес Шерлок и захлопнул рот. Было вполне очевидно, что больше он ничего не скажет. Впрочем, он хотя бы участвовал, что само по себе тянуло на значительное событие.
    - Хлебнем, друзья, - сказал Грег.
    И они хлебнули.
    - Раунд второй, - произнес Грег, не давая присутствующим опомниться, - мой последний любовник. Итак, мой последний любовник… ну, вы поняли… очень любила меня пилить. И все бы ничего, но когда она перенесла это в постель, я понял, что пора все это заканчивать.
    Он и позабыл, как непросто откровенничать на людях. Миссис Хадсон протянула руку через столик и похлопала Грега по руке.
    - Мой последний любовник, - подхватил Джон, и Грег был ему так за это благодарен, что даже не сразу отметил про себя мужской род в предложении, - сводит меня с ума. Во всех смыслах.
    Более чем похоже. Грег взглянул на Шерлока. Тот самодовольно ухмылялся.
    - Мой последний любовник оказался женат, скотина, - фыркнула миссис Хадсон, - но любовником он все равно был потрясающим.
    - Мой последний любовник был милым, - опять милым. Что может быть привлекательного в милых мужчинах? – Но ужасно скучным, - Молли поджала губы, словно ужаснувшись собственной откровенности.
    Шерлок удивленно вскинул глаза, осознав, что снова настала его очередь.
    - Твой последний любовник… - с улыбкой подсказала миссис Хадсон.
    - Проводник света, - сказал детектив, и больше ничего не добавил.
    Ерунда какая-то, подумал Грег. Шерлоку больше не наливать. Он с опаской глянул на Джона. Джон смотрел на свои руки и… светился – иначе и не скажешь. Грег хмыкнул про себя. А Шерлок-то прав. И он, Грег, тоже, по-видимому, прав.
    - Дернем, - сказал инспектор, поднимая бокал.
    И они дернули.
    - Раунд третий. Мой худший секс, - Грег сделал паузу, чтобы насладиться приглушенными стонами в ответ, - был на втором курсе. Мы настолько напились, что я практически ничего не помню. Кроме того, как меня стошнило прямо в кровати.
    - Романтично, - ухмыльнулся Джон, - мой худший секс был в последнем классе. Она была очень красивая, а я до этого три месяца без перерыва просидел над учебниками и тогда так разволновался, что у меня ничего не получилось.
    - Мой худший секс был с одним красавчиком-барменом. Он просто сразу ушел. В отместку я сделала так, чтобы его с треском уволили.
    - Миссис Хадсон, - проникновенно произнес Шерлок, - Вы не перестаете меня восхищать.
    - Мой худший секс, - Молли покачала вино в бокале, - был с моей соседкой в институте, - Грег вовремя проглотил изумленный выдох, а Джон все же не сдержался. Молли смущенно улыбнулась, - мы напились и решили поэкспериментировать. Все бы ничего, но была одна проблема, – она подняла глаза, - мы друг друга совсем не возбуждали.
    Миссис Хадсон захихикала, и вскоре к ней присоединились все остальные. Кроме Шерлока, разумеется.
    - Мой худший секс был с дилером в его машине, когда мне была нужна доза, - холодно сказал он, - Неприятный опыт. Никому не советую.
    Грег поморщился. Кто бы сомневался, что Шерлок легко испортит атмосферу любого праздника.
    - Да уж, спасибо за предупреждение, - пробормотал Джон.
    - Еще по одной! – скомандовал Грег, и все с облегчением послушались.
    - Раунд четвертый, - объявил он, - мой лучший секс. Мой лучший секс был лет десять назад. Дженни на тот момент уже спала всю ночь, и я тогда рано пришел домой. Мы с Лиз не делали ничего особенного – просто выпили чаю, потом она положила голову мне на колени, и я перебирал ее волосы, а потом… это здорово, когда давно знаешь друг друга – тогда все очень тепло и… - у него вдруг совершенно глупо закончился воздух, и он замолчал. Когда-то у них с Лиз все и правда было здорово. Легко забыть об этом, когда все окончательно летит в тар-тарары. Он отпил из бокала и толкнул Джона плечом, чтобы тот продолжил.
    - Мой лучший секс, - Грег еще не поднял головы, но и без этого слышал в голосе Джона улыбку, - случился в тот день, когда я, наконец, перестал быть трусом. Где-то на полпути между гостиной и спальней, у стены. И это было… как будто я раньше ничего в этом не понимал, и ничего в жизни еще не испытывал.
    В наступившей тишине Джон смотрел на Шерлока, а Шерлок смотрел на Джона. На бледных щеках детектива цвели два ярко-красных пятна.
    - Мой лучший секс был с мужем в первые недели нашего знакомства, - мягко заговорила миссис Хадсон, подозрительно довольно улыбаясь, - а после свадьбы все как-то завяло.
    - На последнем курсе, с тем самым парнем, полузащитником, - тихо сказала Молли в свою очередь, - мы уже давно встречались, и хорошо понимали друг друга, и… Ты прав, Грег, когда давно знаешь друг друга, все совсем иначе. Да… После окончания учебы он вернулся к себе домой, и мы больше не виделись.
    Безмозглый идиот, - подумал Грег.
    Все снова повернулись к Шерлоку.
    - Было утро, - сказал тот, глядя куда-то в сторону, - и было солнце, что у нас случается не часто. Мы проснулись поздно. Нам никуда не надо было торопиться. И мы не торопились.
    Ну что ж, подумал Грег, глядя на Джона, сиявшего, как новенький пятак, версия проверена и доказана. Не такой уж он плохой детектив, как некоторые утверждают.
    ****
    Несколько бокалов вина и несколько сомнительных рассказов миссис Хадсон о своем прошлом спустя Грег сидел на диване рядом с Молли и обсуждал – отличная тема для рождественского вечера – способы опознания трупов. Он настолько расслабился, что не заметил приближающейся опасности и отреагировал только тогда, когда Джон, хихикая, поднял над их головами выломанную где-то ветку омелы.
    Ну ясное дело.
    Грег собирался дружески чмокнуть Молли в лоб или в щеку, но, когда он наклонился, что-то промелькнуло в ее глазах, и он поцеловал ее в губы. Она тихо вздохнула, и поцелуй как-то неожиданно перестал быть невинным. Кажется, он затянулся – по крайней мере, когда Грег отодвинулся, то увидел, что Джон ухмыляется, а миссис Хадсон хихикает в кулачок. Внутренне подобравшись, он взглянул на Молли. Ее глаза сияли, она улыбалась, и Грег снова расслабился.
    Ну а потом началось. Омела переходила из рук в руки, активно теряя листья. Джон благоговейно поцеловал руку миссис Хадсон. Миссис Хадсон и Молли обнялись и расцеловали друг друга в обе щеки. Миссис Хадсон потрепала Грега по волосам и поцеловала в макушку. Грег сграбастал Джона в охапку и звонко чмокнул в нос. После этого веселье затихло, так как на Шерлока никто посягнуть не решился.
    Разговор потек в другое русло, но Грег в нем не участвовал. Откинувшись на спинку дивана, он выжидал. Он давно заметил: где бы они ни находились, что бы ни происходило, через некоторое время Джон неизменно оказывался рядом с Шерлоком, словно притянутый согласно закону всемирного тяготения. Вот и в этот раз спустя минут пятнадцать Джон оказался рядом с креслом, в котором сидел Шерлок, расслабленный и разомлевший от вина, взирающий на происходящее со снисходительным добродушием. Грег подхватил потрепанную ветку с пола и в один прыжок оказался рядом с ними.
    Джон застыл. Лицо его вытянулось, и Грег, несмотря на шум в голове, вдруг отчетливо понял: плохая идея. Джон не готов. После всего, что было – после Падения, после развода, после всей той мутной истории с Мэри, о подробностях которой Грег мог только догадываться – после всего этого Джон был не готов афишировать свои новые отношения. А Грег влез своими грязными сапожищами туда, куда не следовало.
    - Я… - пробормотал Джон, - Я не…
    Грег растерянно посмотрел на Шерлока. Тот больше не выглядел расслабленным. Его пальцы вцепились в подлокотники кресла, лицо было подчеркнуто бесстрастно, губы крепко сжаты. Что-то внутри Грега перевернулось.
    - Эх ты, - сказал он Джону с упреком, - и что ты за проводник света такой, а?
    - Выходит, что хреновый, - ответил Джон, глядя на Холмса. А потом сунул бокал Грегу (тот неловко подхватил его и уронил-таки многострадальную ветку), положил одну руку на спинку кресла, а второй бесцеремонно крутанул голову Шерлока за подбородок и поцеловал в губы.
    Голова Джона закрывала Грегу обзор – не то, чтобы он высматривал детали – но вся правая сторона Шерлока была ему хорошо видна. Детектив не отпустил подлокотники, но весь подался навстречу Джону, словно хотел обернуться вокруг него целиком. Когда Джон отстранился, все лицо Шерлока пылало, и светился он почище гирлянды над камином. Ну и Грег был не настолько пьян, чтобы не понять по выражению их лиц, что пора уходить.
    ***
    Когда Грег предложил Молли взять такси на двоих, он ничего такого не имел в виду. Просто было уже поздно, а симпатичным женщинам не пристало возвращаться в такое время домой в одиночку – уж ему-то хорошо известно, чем такое может закончиться. И он правда планировал завезти Молли, а потом отправиться домой спать. Но потом все как-то завертелось. Может, причиной тому было выпитое вино, может, откровенный разговор в машине. А может, и первое, и второе было всего лишь поводом решиться на то, что давно занозой сидело в сердце. С возрастом становится все сложнее найти в себе достаточно смелости для решительного шага. Что ж, сегодня безрассудства им хватило сполна.
    Грег проснулся первым. Вчера он не так уж много выпил, поэтому от похмелья не мучился, и прошлую ночь помнил во всех деталях. Он лежал, пока за окном занимался поздний зимний рассвет, и неспешно просыпался город. Слушал тихое дыхание Молли, смотрел на ее разметавшиеся по подушке волосы. Он ждал, пока она проснется, и боялся этого. Боялся увидеть на ее лице ужас, раскаяние, отторжение. Боялся, что она закроется, сбежит, не дав ему попробовать. Не дав ему шанса убедить ее, эту чудесную светлую девочку, вечно безответно влюбленную в другого, что у них могло бы получиться. Не дав ему возможности показать ей, что на свете есть не только взбалмошные гении и наивные ничего не понимающие мальчишки. Что он и она могли бы приходить домой вечером, и она бы не кривилась в отвращении от его рассказов о работе, а он – от ее. Что ни один из них не стал бы устраивать скандалов из-за того, что работа не всегда случается по расписанию, а Шерлок тем более. Что они могли бы отогреть друг друга. Что, не понаслышке зная, что такое одиночество, они смогут не обращать внимания на мелочи, ведь они осознали: единственное, что по-настоящему важно – быть рядом.
    Темные ресницы встрепенулись, и Грег затаил дыхание. Молли вздохнула, потянулась и открыла глаза. А потом она посмотрела прямо на Грега, сонно улыбнулась и сказала чуть сиплым голосом:
    - Доброе утро.
    И Грег понял, что все у них получится.

    Leave a comment can only registered users.