• Фанфики 3months ago


    That it's too late to apologize
    It's too late
    Said it's too late to apologize
    It's too late
    «Я заметил тебя сразу же на первом курсе в толпе. Ты привлекла моё внимание. Девочка в слегка великоватой форме, с пушистыми кудрявыми волосами. Твоими друзьями были книги, меня удивляла твоя серьёзность, внимательность. Потом ты сдружилась с Поттером и Уизли, я незаметно поглядывал на тебя. На втором курсе моя заинтересованность переросла в симпатию, но я не мог этого показать. Тогда я впервые обозвал тебя грязнокровкой, тебе было больно, мне тоже.
    Я знаю, поздно просить прощения, я говорю, что поздно, но все же.
    Третий курс не принёс сюрпризов, ты меня ненавидела, это был мой план, не выдать чувств. Я терзал себя, любовался тобой, скрепя сердцем повторял оскорбления. На четвёртом я понял, что влюбился. На Святочном балу ты была прекрасна, я жутко ревновал тебя, но нацепив маску, дарил улыбки другим.
    Пятый курс я даже не хочу вспоминать. Инспекционная дружина, Амбридж, наказания, тёмный лорд, отдел тайн, мой отец и пожиратели.
    Я знаю, уже поздно просить прощения, я говорю, что поздно, но все же.
    И вот, словно мир разделился, ты наверху, тёмный лорд внизу. Кто-то скинул мне лестницу, я уже в 10 футах над землёй, но дальше не могу. Меня не пускают, и я падаю, сдаюсь. Семья важнее. Шестой курс был переломным моментом, и был той лестницей, но теперь я пожиратель и у меня задание- убить Дамблдора. Потом вы исчезли, прятались в лесах.
    I’d take another chance, take a fall, take a shot for you.
    And I need you like a heart needs a beat.
    Вас привезли в Малфой-Менор, моё сердце разрывалось, но я держался. Держал эмоции, ментальные щиты, выражение лица, пытался унять дрожь в теле.
    И вот финальная битва за Хогвартс, я вижу тебя, твои движения завораживают, вокруг тела, летают заклинания, но мне плевать. Я смотрю, я чувствую, что пока все в порядке. Громом проходят слова Лорда, я не могу идти к нему, но мама кивнула, в ее глазах нет радости, но она пытается поддержать сына. Скоро все закончится.
    Прошло столько лет, моя любовь изменила цвет с пылающего красного до тлеющего серо-синего.
    Я знаю, уже поздно просить прощения, но прости меня Гермиона Грейнджер.»
    Девушка читала это письмо со слезами. В нескольких местах слегка дрожащие строчки расплылись от солёных капель. Она прислонилась к каменной стене и осела на пол. В погребе, где и читала девушка, было прохладно. Сюда она сбегала от мужа, часто попадающего под влияние алкоголя. Рон Уизли вёл себя крайне неадекватно, он мог поднять руку на жену. Видимо это ее наказание. Наказание за слепоту, присмотревшись она бы смогла спасти больше людей, каждый день терзая себя, она потихоньку сходила с ума. И сейчас стены сотряс истерический хохот, который сменился плачем.

    Leave a comment can only registered users.