• Фанфики 5 months ago


    - Эй, старик, тут еще грязь!- раздался насмешливый возглас медика-практиканта.
    Худой высокий старик с длинной седой бородой и такими же волосами, поднял усталые глаза на парня и молча продолжил мыть пол. Парень в ответ фыркнул и медленно, с расстановкой и даже слегка пританцовывая, прошелся пыльными кроссовками по мокрой плитке, остановился возле уборщика и слегка толкнул его пальцем.
    - И чего это ты тут делаешь, а? Как тебя, такого ободранного бомжа на работу-то приняли? Старый урод!- продолжил издеваться молодой садист.
    Но старик по-прежнему молчал и даже не пытался прекратить издевательства. А практикант все не унимался:
    - Ты что, оглох? Не слышал, что я сказал? Там еще осталась грязь!
    - Оставь его!- раздался в конце коридора властный голос.- Идем, Бейн, нам еще отчет составлять! Ты меня слышал?
    - Иду, миссис Хезер,- парень изобразил самую что ни на есть лучезарную улыбку, бросил угрожающий взгляд на старика, и пошел к звавшей его женщине.
    Между тем пожилой уборщик, едва оба скрылись за углом, отложил швабру, устало провел сухой ладонью по лбу и тяжело вздохнул. Ужасно болела спина, руки не слушались, все тело ломило и просило заслуженного отдыха. Но старик упрямо продолжал приходить в больницу и мыть полы, вытирать пыль, выносить мусор.
    - Мистер Эмрис! Мистер Эмрис, зайдите ко мне! Я только что чайник поставила! У меня есть овсяное печенье,- дверь палаты напротив уборщика отворилась, и из нее выглянуло пухлое приветливое лицо миловидной старушки.
    - Иду, Молли,- Эмрис взял швабру и ведро,- сейчас только домою коридор и приду.
    Старушка кивнула и исчезла.
    Теперь есть несколько минут, что бы...
    Если бы кто-нибудь в этот момент появился в коридоре или выглянул из комнаты, он бы увидел невероятную картину: швабра сама прыгала в ведро с водой и стремительно мыла пол, а старик, забравшись с ногами на стул, вертел головой вправо-влево, что бы вовремя засечь нежданных посетителей.
    ***
    Однокомнатная квартирка на окраине Лондона дорого обходилась пенсионеру Мерлину Эмрису. Однако при желании маг мог превратить скромное жилище старого холостяка в роскошные покои, но он не собирался этого делать. С того самого дня, когда магия не спасла его лучшего друга, Мерлин вообще редко стал прибегать к ней, разве только в чрезвычайных ситуациях или когда здоровье его подводило.
    А оно подводило все чаще. Каждый сустав ныл и отказывался работать, глаза теряли остроту, как и слух, кожа трескалась на руках, зубы выпадали. Старость была тяжелым бременем для каждого, кто к ней не готов, а не готовы к ней были все.
    Мерлин осторожно поднялся на стул и протянул руки к корзине с луком, но едва пальцы сжали ручку, стул со скрипом поехал по плитке, и несчастный чародей полетел на пол. Раздался неприятный хруст, острая боль, и Эмрис на несколько секунд потерял сознание. Кажется, он сломал себе шейку бедра, локоть, и вывихнул запястье. Струйка крови потекла изо рта.
    Мерлин попытался подняться, но от боли на глазах выступили слезы. Вот теперь без магии не обойтись.
    Тяжело вздохнув, маг протянул руку и прошептал заклинание. Из кончиков пальцев потянулись серебряные струйки, они окутали тело старика и словно вошли в него. Боль ушла, а вместе с ней ушла и усталость.
    ***
    - Игрейн! Игрейн, милая, держись! Ты только держись!
    Двери больницы с грохотом отворилась, в коридор вбежали врачи, толкавшие перед собой каталку с истекающей на ней кровью беременной женщиной, а высокий мужчина держал ее за руку и с трудом сдерживался рвущийся из груди вопль отчаянья.
    - Какой месяц?- деловито спросил врач, когда женщину резко перенесли с каталки на операционный стол.
    - Восьмой,- белыми губами произнес несчастный муж.
    - Мистер Пендрагон, прошу Вас, подождите в коридоре.
    - Вы спасете ее? Вы спасете Игрейн и нашего ребенка?- с безумной надежной в глазах спросил он.
    - Утер..,- слабо произнесла Игрейн, протягивая мужу тонкую кисть,- умоляю... Спаси ребенка... Не бойся за меня, только спаси ребенка...
    Утер с ужасом посмотрел на врачей и застонал.
    - Уведите его,- решительно произнес главный хирург.
    Едва держащегося на ногах мужчину вывели в коридор и усадили на стул. Пендрагон дрожал, как в лихорадке, постоянно прижимая руку ко рту, и изрядно шумно вздыхал.
    Внезапно грохот отвлек его от собственных мыслей. Он поднял голову и оглянулся.
    Это была швабра, упавшая на пол, а возле нее стоял высокий худой старик.
    - Простите, сэр,- произнес он.
    - Ничего,- отозвался Утер. Но старика, видимо, этот ответ не удовлетворил. Он отложил швабру и подошел к несчастному.
    - У Вас что-то случилось?
    - Моя жена в операционной... Она умирает... И наш ребенок...
    - Ваш ребенок?- голос старика изменился, но Утер этого не заметил.
    - Мистер Пендрагон!- из операционной вышел врач, Утер поднялся ему навстречу.
    - Сожалею, мы сделали все, что в наших силах, но только от Вас теперь зависит жизнь Ваших жены и ребенка. Вы должны выбрать.
    - Что?- ахнул Утер и пошатнулся. Мерлин подхватил его и усадил на стул.
    - Сожалею,- повторил Эскулап ничего не значащую фразу и исчез в операционной.
    - Боже..,- простонал Пендрагон, раскачиваясь взад-вперед,- Игрейн... Мой ребенок...
    - Я могу Вам помочь,- раздался тихий голос совсем рядом.
    Утер поднял голову.
    - Что Вы сказали?
    - Я могу спасти Вашу жену и сына,- просто отозвался старик.
    - Не шутите так со мной, это жестоко!- вымолвил Утер.
    - Я и не думал шутить, милорд,- странно улыбнувшись, отозвался Мерлин, и поднялся.
    Дверь в операционную отворилась, и из нее стали выходить врачи с окровавленными руками. Они сочувственно смотрели на несчастного Пендрагона, который, дрожа, подошел к жене.
    - Игрейн... Этот человек... Он сказал, что может нам помочь...
    Женщина подняла измученные тусклые глаза.
    - Спасите ребенка... Он должен жить...
    - Все будет хорошо,- произнес в ответ Мерлин и, вытянув над женщиной руки, начал что-то шептать. Розовато-золотой свет ореолом окружил тело несчастной роженицы и рассеялся буквально за несколько секунд. Утер, придерживаясь за стену, не мог поверить своим глазам. А Мерлин все колдовал...
    Синяки под глазами Игрейн исчезли, кожа вернула свой первоначальный аристократический белоснежный оттенок, красноватый белки глаз побелели. Она глубоко вздохнула и улыбнулась, но ненадолго. У нее начались схватки.
    - Теперь зови врачей,- быстро произнес маг, и пока Утер выбежал в коридор, громко зовя на помощь, Мерлин взял женщину за руку и улыбнулся.
    - Все будет хорошо. У тебя родиться здоровый малыш, ничего не бойся. Теперь ты в безопасности...
    - Спасибо Вам..,- с благодарностью произнесла миссис Пендрагон и успокоенно вздохнула.
    ***
    Спустя несколько часов в операционной раздался громкий плач. Усталая, но счастливая Игрейн протянула мужу ребенка с золотистым хохолком на макушке и пронзительными голубыми глазами.
    - Его зовут Артур,- произнесла она с гордостью.
    В этот момент в палату постучались.
    Утер бросился к двери полагая, что это их недавний спаситель, но к его удивлению, на пороге стоял высокий худощавый молодой человек в халате. Он улыбнулся и вошел.
    - Я доктор Эмрис. Теперь я буду наблюдать Вас и Вашего ребенка, миссис Пендрагон.
    Игрейн улыбнулась.
    - Спасибо...
    - Вы позволите?- молодой врач протянул руки к малышу.
    - Конечно,- мать доверчиво позволила юноше взять на руки ее сына. Оба родителя со счастливыми улыбки наблюдали, как доктор Эмрис держит на руках их новорожденного ребенка, перешептывалсиь, и потому не слышали, как наклонившись к головке крохи, молодой врач прошептал:
    - Рад, что ты вернулся, Артур...

    Leave a comment can only registered users.