• Фанфики 2months ago


    У корней Бледного Древа, над чьей пышной кроной сияли яркие звезды, очнулся он ото Сна. Пока был один – бродил в молчании, удивляясь всему окружающему. Мощному стволу Древа, его широким бледным листьям, крепким ветвям; бледный и холодный свет звезд заворожил его, лунный – заставил искать несбыточного, а солнечный – согрел доселе неведомой радостью.
    На ветвях высоко над ним зрели большие бутоны. Часто он поднимался и, прильнув к крепко сжатым теплым лепесткам, вслушивался в биение жизни внутри. Там – он знал это откуда-то – ждали своего часа такие же, как он. Но, в то же время, не такие же.
    Бывало, он начинал восхождение к вершине Древа, и на это уходил целый день. На широкой площадке в сплетении ветвей находилась каменная плита. Однажды, присмотревшись, он заметил на ровной поверхности какие-то черты и углубления. Он начал исследовать их; поначалу они казались ему хаотичными, но затем он уловил скрытую в них гармонию.
    Так он научился читать. Но ему еще не с кем было разговаривать.
    В часы бодрствования он бродил вокруг Древа, не уходя далеко, ибо не мог оставить своих еще не проснувшихся сестер и братьев. Часовым он находился неотступно, раз за разом перебирая те строки, что прочел на скрижали. Иногда, когда он пребывал в особенно глубокой задумчивости, его горло начинало выводить какие-то звуки. Сперва он испугался, потом – начал осознанно так делать. Он пока еще не знал, что это называется – говорить.
    Порой его тело становилось слабым и вялым. Становилось труднее двигаться, и тогда он чаще всего сидел, прислонившись спиной к Древу, либо лежал на траве, глядя на звезды. Их свет завораживал, и его глаза закрывались, а перед внутренним взором появлялись различные видения.
    Не все они были радостными, хотя почти все - познавательными. Через них он постигал этот мир и учился многим вещам. С их помощью он узнал, что в мире есть и другие существа, которые были не похожи на него. Что существуют другие деревья, реки, озера, бескрайние морские просторы и песчаные дюны.
    Но чаще всего его преследовал сон о дикой, проклятой земле. Ее желто-бурые равнины простирались вокруг, сколько хватало глаз, смыкаясь где-то впереди с серым, вечно затянутым тучами небом. Скалы торчали угрожающе, словно оскаленные клыки неведомого чудовища. Высохшие растения едва покачивались на ветру. Вода в реках и озерах, словно масляная, жирно блестела. Там бродили странные создания. Уродливые, неуклюжие, движимые только жаждой убивать. Отчего-то, когда он смотрел на них, в его груди появлялось странное щемящее чувство. Само их существование виделось ему ужасной несправедливостью. Он отправится туда и освободит их. Что ж, ему все равно нужно чем-то заняться.
    «Я рада твоему великодушному сердцу, сын мой», – зашептало ему Древо. Его руки-ветви выпростались из-под коры, обнимая-обвивая содрогающегося в своих первых рыданиях сына. «Я нарекаю тебя – Трэхёрн, Несущий Надежду».

    Leave a comment can only registered users.