• Фанфики 3months ago


    За окном уже потемнело. Стояла тихая летняя ночь. Луна наполняла комнату голубоватым мерцающим светом, который ложился на все вещи, погружая пространство в сладостную дремоту… Морган неторопливо расправил кровать и, отложив в сторону довольно теплое, а потому ненужное сейчас, одеяло, улегся спать. Его молодая жена Сьюзен еще стояла около приоткрытого окна, внимательно рассматривая молочно-белый диск луны, сияющий на фоне темного неба.
    - Сью, ты скоро? – нетерпеливо поинтересовался Морган, - Я, между прочим, свет только ради тебя не выключаю! – он жестом указал на ночник, тускло светивший на тумбочке возле кровати.
    - Да-да, я скоро… - тихо, почти на автопилоте, ответила Сьюзен, все еще вглядываясь в небо.
    – Какая же она красивая!!!
    - Для меня красивая только ты! – проворчал Морган, тяжело вздохнув.
    Сью нежно улыбнулась мужу:
    - Я тебе про одно, а ты совершенно про другое! – засмеялась девушка, - Луна все-таки прекрасна!
    Морган не стал ничего отвечать, а лишь раздраженно посмотрел то ли на жену, то ли на диск луны. И так почти каждый вечер… Конечно, и до свадьбы со Сьюзен он знал, что его невеста не подарок, но всему же есть пределы. Ему даже нравился ее взбалмошный характер, при котором она не давала скучать ни себе, ни ему. Правда, он частенько на нее ворчал из-за сумасшедших выходок, но ничего другого он и не хотел. Но существовали две вещи, которые он не мог простить, с которыми не мог смириться… Во-первых, это была работа Сьюзен. Моргану совсем не нравилось, что Сью часто приходилось уезжать на несколько дней по делам фирмы. И прекрасно понимал, что то, что она делает, не всегда законно: ведь Сью – хакер. А во-вторых, это странная склонность к мистическому уединению. Нет, она могла быть веселой и заводной, постоянно быть в кругу, по меньшей мере, сотни друзей, но неожиданно наступал момент, когда она закрывалась от всех. И это его пугало.
    Как бы то ни было, Морган недовольно прищурился, глядя на Сьюзен. Чтоб хоть как-то отвлечься, он достал из пачки предпоследнюю сигарету и закурил. Он затягивался глубоко, словно это был не едкий табачный дым, который, кстати, моментально заполнил комнату, а чистейший спасительный воздух…
    - Она тебя держит куда больше, чем я! – пожаловался Морган.
    Сьюзен не спеша отвернулась от окошка и посмотрела на него так, будто она впервые его видит. Медленно девушка подошла к нему. Она протянула свои длинные тонкие пальцы к зажженной сигарете и, вынув ее изо рта удивленного мужа, глубоко затянулась.
    - Люблю… - выдохнула она белую струю дыма.
    - Это еще что такое?! – проворчал Морган. Но Сью была так близко! Ее непослушные волосы ниспадали на плечи, Морган чувствовал ее горячее дыхание на своей коже… Огромное чувство любви наполняло все его существо… Одной рукой парень вынул из губ жены сигарету, а потом, не отрывая взгляда от ее прекрасных голубых глаз, нежно поцеловал Сьюзен. Она обвила его шею. Морган уткнулся в мягкие, шелковые волосы, которые манили его какими-то своими неземными флюидами.
    - Обожаю тебя! – прошептал он.
    Сью уткнулась в его плечо. Незабываемое чувство спокойствия полностью овладело душой Моргана… Ему было так хорошо, полная гармония… Отметив про себя, что луна не так уж и плоха, парень незаметно для себя заснул.
    Сьюзен же, напротив, не спалось. Она лежала с открытыми глазами. Уже привыкнув к темноте, она смотрела на своего мужа, в которого была влюблена до сих пор так же, как и в первый месяц их знакомства. Она готова была вечно рассматривать его тонкие черты лица, длинные ресницы, полуоткрытые губы, темно-каштановые волосы, которые только выглядели жесткими, а на ощупь были мягкие словно шелк.
    Девушка уже погружалась в сладкую дремоту, но тут раздался звонок телефона. Он, как гром среди ясного неба, разрушил сказочную атмосферу их спальни. Сью включила ночник, который тут же залил комнату тусклым светом.
    - Кому там неймется?! – проворчал Морган, щурясь от света, который вдруг казался в тысячу раз ярче, чем есть на самом деле.
    Парень недовольно дотянулся до трубки телефона:
    - Алло. Да, не ошиблись… ага… Минуточку, - подозрительно глядя на жену, он передал ей трубку. – Это тебя.
    Но Сью медлила, словно это была не телефонная трубка, а, как минимум, живая змея. Наконец, девушка поднесла трубку к уху.
    - Слушаю, - нерешительным голосом сказала она.
    Несколько секунд Морган наблюдал, как лицо Сьюзен из удивленно-недовольного превращается в сосредоточенное, серьезное и даже какое-то печальное. Внимательно выслушав все, девушка сказала «Хорошо. Буду» и положила трубку.
    - Ну? – требовательно сказал Морган.
    Но вместо ответа его жена лишь снова бессильно опустилась на кровать и прикрыла глаза.
    - Опять, да? ОПЯТЬ?! – закричал Морган, резко поднимаясь с кровати, - И ты согласилась? Сью, ты же обещала!
    - Это очень срочно… - оправдываясь, с умоляющей улыбкой, прошептала Сьюзен.
    - Да мне плевать! Готов поспорить, что это очередная канитель с документами! Так?
    - От этого зависит судьба детского дома! Если не получиться, то его просто снесут! Ждать официальных бумаг некогда!
    Сью потянулась к мужу, пытаясь поцеловать его, но тот лишь с раздражением убрал ее руки от себя и резко поднялся с кровати и подошел к окошку. Дрожащими руками он достал сигарету и снова задымил, затягиваясь каждый раз все глубже и глубже. Руки странно дрожали. Сжимая пальцами, пустую пачку, он резко обернулся на жену. Ярость полыхала в нем, как неуправляемый пожар. Хотелось все громить на своем пути, кричать, словом, делать что угодно, лишь бы Сьюзен осталась дома. Но вместо этого он лишь взглянул на нее и молча вышел на улицу.
    Сью все еще лежала на кровати, уткнувшись мокрым от слез лицом в подушку. В голове проносилось снова и снова то, как он убрал ее руки, его взгляд, полный не то ненависти, не то злости, не то презрения… Слезы текли с новой силой. Было такое ощущение, что он ее ударил…
    - Морган, - непослушными губами прошептала она, но ответом ей послужила давящая тишина.
    Девушке хотелось одного – чтобы все это ей только приснилось. Но это, к сожалению, был не сон, а самая жестокая реальность. Девушка медленно поднялась. Комната плыла перед глазами, размывая ощущение реальности… Сьюзен собралась привычно быстро. Кое-какие вещи в полнейшем беспорядке полетели во вместительную сумку, следом полетела небольшая стопка документов. Все… Готова… Потом девушка натянула на себя потертые синие джинсы и свободную рубашку и, взяв сумку в руки, вышла на крыльцо.
    Тут же она увидела любимого мужа. Морган стоял, облокотившись на стену дома так, что его лица не было видно. Девушка робко подошла к нему. Слов не было, да и что тут говорить? Нежно коснувшись его плеча, она старалась без слов передать ему свою любовь.
    Почувствовав ее прикосновение, Морган невольно дрогнул. Что-то внутри встрепенулось… Парень вдруг захотел прижать Сью к себе и никуда не отпускать, но обида была сильнее. Усилием воли он заставил себя стоять молча, даже не шелохнувшись. Но девушка, вдруг почувствовав, что раздражение мужа утихло, прижалась к нему всем телом. Морган медленно перевернулся к ней лицом.
    - Прости меня, - прошептала Сью.
    - Я очень боюсь тебя потерять… Когда ты уезжаешь, я места себе не нахожу… - горячо зашептал он, еще надеясь, что его жена одумается, остановится.
    - Не потеряешь! Я обязательно вернусь, если ты будешь ждать…
    - Мы прям с тобой как два подростка, - печально улыбнувшись, вдруг сказал парень.
    Вместо ответа Сьюзен снова прижалась к нему. Стоять, обнявшись, как влюбленные подростки, было действительно хорошо. Снова нечто, похожее на гармонию, медленно устанавливалось между ними. Но ненадолго… Шум приближающейся машины разрезал плотную ночную тишину. Короткий сигнал, свидетельствующий о том, что Сьюзен уже ждут, навязчиво раздался возле дома.
    - Твое решение? – спросил Морган.
    - Я должна… - прошептала Сью.
    Парень бесстрастно убрал свои руки и отшатнулся. Невидящими глазами он устремлялся вдаль, стараясь смотреть на что угодно, но не на лицо жены.
    - Иди, - тоном, не терпящим возражений, сказал он. – Возвращайся скорее… - неожиданно быстро добавил Морган, словно боялся, что если начнет говорить спокойнее, то уже никогда не сможет это сказать.
    Сью печально улыбнулась и отправилась к машине, а Морган, как заколдованный, не отрываясь, смотрел ей вслед. Словно в замедленной съемке, он видел, как она медленно подходит к машине, открывает дверь, садится… И тут какая-то мощная, ничем не сдерживаемая сила подбросила его… Морган, сам не понимая, зачем, закричал вслед отъезжавшей машине:
    - Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! И ЖДУ!!! ТОЛЬКО ВОЗВРАЩАЙСЯ!!!
    Прошло только четыре дня, а Морган так и не мог найти себе места. Он всегда ненавидел ждать, а тут и совсем потерял терпение. С утра до позднего вечера парень совершенно не знал, чем же заняться – без толку слоняясь по квартире, он погружался в бесплодные мечты. Телевизор надоел уже в первый день, музыка в следующие два дня, а чем еще скрасить одиночество, он не знал. Ему не хотелось видеть друзей, знакомых, не было сил заниматься работой… единственный, с кем бы он был не прочь пообщаться – это его старый друг Брэндон. Но по иронии судьбы, он работал на той же фирме, что и Сьюзен, а потому и его сейчас не было в городе.
    - Ничего, - утешал себя Морган, - Еще денька три и все…
    В дверь тихо постучали. Морган сразу не понял, откуда идет звук. Он уже около часа наблюдал за луной, которая блистала почти металлическим блеском на синем ковре неба. Сначала он думал только о Сьюзен, мечтая научиться понимать ее, но таинственный, загадочный и недоступный диск завораживал. Странное чувство охватило парня. Но настойчивый стук вывел его из оцепенения.
    Морган подошел к двери, по ходу дела возвращаясь из своих мыслей на грешную землю. Дверь открылась на удивление быстро и легко. А на пороге стояла она. Его Сьюзен. Не помня себя от радости, парень подхватил ее на руки.
    - Милая, любимая… - шептал он, целуя жену, - Я думал ты только дня через три приедешь…
    - Ты не рад? – удивленным голосом спросила девушка.
    - Дурочка, что ли? Я места себе не находил…
    Сью лишь улыбнулась и покачала головой.
    - Я так устала – бесстрастным голосом сказала она. Медленно, словно боясь рассыпаться, она прошла в спальню. Морган удивленно пошел за ней следом. Девушка с неприкрытым интересом рассматривала все, что было в комнате: занавески, письменный стол, кровать, полки с книгами… Потом она подошла к окошку и резким движением распахнула штору.
    Морган молча смотрел, как его жена прикасается к холодной поверхности стекла, осторожно открывает окно, позволяя лунному свету наполнить комнату, как и в ту ночь, когда они прощались.
    «Не простила, - обреченно подумал Морган, - так мне и надо. Кретин!»
    Медленно опустившись на колени, парень заговорил:
    - Сьюзен, прости меня… Я не должен был так реагировать. Просто я переживал за тебя… Я…
    - Хватит! – резко оборвала его исповедь Сью.
    С каким-то суеверным страхом Морган смотрел на нее. Никогда еще она не была такой прекрасной и одновременно пугающей. Он даже не смел коснуться ее, а лишь любовался ею, как богиней… Сью сверху вниз смотрела на него, но в ее взгляде не было ни презрения, ни ненависти, а лишь бесконечная тоска… Тихо опустившись рядом с ним, она надела ему на шею кожаный шнурок, на котором висел молочно-белый камень, излучавший в темноте голубоватый свет.
    - Это лунный камень или адуляр. Не снимай его, прошу… - прошептала девушка, -
    Обещаешь?
    - Обещаю, - заворожено ответил Морган.
    Сью улыбнулась, но в ее глазах по-прежнему была безумная грусть. Морган чувствовал это, но знал, как же помочь. Девушка еще раз вздохнула:
    - Я люблю тебя, и всегда буду любить… - сказала она.
    Тут она притянула его к себе. Прикосновения губ были нежными, словно в этом поцелуе девушка передавала всю свою любовь, всю страсть, всю жизнь…
    - Ты холодная, как лед, и вся дрожишь… - прошептал Морган, почувствовав на своей коже прикосновения ее действительно холодных пальцев. – Сьюзен, ты не заболела? Ты бледная… Давай я вызову врача… Милая, хочешь чай?
    - Ничего не надо, - улыбнулась она. – Я хочу только быть рядом с тобой…
    Морган снова поцеловал жену. Он обнимал ее нежный стан, погружаясь в океан безграничного счастья. Ощущение того, что она рядом, она с ним, наполняло его сердце теплом... Морган точно знал, что на Земле нет ни одного человека, более счастливого, чем он…
    Он проводил пальцами по ее прекрасному телу, целовал ее, вдыхал ее аромат… Сью стонала под его руками, царапая его кожу.
    - Наконец-то ты приехала! – шептал Морган ей на ухо, - Я хочу тебя, девочка моя.
    Сью молча кивнула и прикрыла глаза. Что-то было не так. Морган чувствовал это. Сью была слишком отстраненной? Нет, скорее печальной…
    - Что-то случилось? – тревожно спросил он.
    Девушка лишь поцеловала его в ответ и притянула к себе. Морган уже ни о чем не мог думать – он тонул в ее глазах, сходил с ума по ней.
    - Люблю, люблю, люблю, - шептала Сьюзен.
    Солнечный луч весело проскользнул в комнату. Для начала он вскарабкался на подоконник, оттуда соскользнул на пол, пробежался волной по пушистому ковру, скользнул по погасшему камину, прыгнул на мягкую подушку… и вот Морган почувствовал на себе настойчивое тепло солнца. Он, словно только что вышел из ледяной воды, жадно впитывал каждую частичку живительного солнечного подарка. И вот, как будто получив необходимую для этого подзарядку, парень открыл глаза. Комната вся словно светилась: летнее солнце будило все, перескакивая с одного предмета на другой.
    Морган повернулся к стенке, ожидая увидеть любимую, но рядом была лишь пустота. Тревога, которая только вчера отпустила ненадолго, вернулась, причем десятикратно усилившись. Парень резко поднялся и огляделся. Все, как обычно… Но это и пугало… НЕ ДАЖЕ НАМЕКА НА ТО, ЧТО ВЧЕРА С НИМ БЫЛА СЬЮЗЕН!! НИ ОДНОГО!!! Не было ее сумки, ее одежды, словно вчерашнее ему лишь показалось.
    - Нет, не может такого быть! – вслух сказал парень.
    Но, похоже, кто-то сыграл с ним злую шутку – она просто не могла быть с ним и не оставить даже намека на свое присутствие. От вчерашней ночи остался только кожаный шнурок и висящий на нем камень. Морган сам не знал, то ли радоваться этому, то ли окончательно записать себя в сумасшедшие.
    Ни к вечеру, ни на следующий день Сьюзен так и не появилась…
    Еще три дня прошло в томительном ожидании. Морган буквально сходил с ума. Он прекрасно понимал, что ему не могло показаться, что Сью вернулась, но факт оставался фактом: теперь-то ее не было. Дурное предчувствие не отпускало ни на минуту.
    Звонок в дверь произвел воздействие взорвавшейся ядерной бомбы: сердце сделало такое сальто с переворотом, что все паркурщики мира кусали бы локти от зависти. Появилось ощущение, что сейчас все разрешится: он поймет причину странного визита и не менее странного исчезновения на утро.
    Морган почти бегом бросился к двери, не обращая внимания на все окружающее.
    Дрожавшими руками он пытался открыть замок, но, как назло, он не слушался. Около минуты провозившись с дверью, бормоча под нос: «Минуточку, я сейчас!» Морган все-таки добился того, что хотел – дверь распахнулась.
    Он мечтал, надеялся, был почти уверен, что увидит перед собой Сьюзен, но на пороге стоял Брэндон. Это был высокий, довольно миловидный парень двадцати семи лет. Они вместе учились в институте, а потом, когда оба женились, стали дружить семьями. Морган, признавшись себе, что впервые не хочет видеть друга, все-таки гостеприимно распахнул дверь и, заученно улыбаясь, пригласил друга в зал.
    - Как дела? – спросил Брэндон, когда они, наконец, расселись в кресла. На столе моментально появилась бутылка коньяка, закуска. И парни налили себе по рюмочке.
    Вместо ответа на вопрос Морган лишь неопределенно развел руками, показывая сразу и на беспорядок в комнате и на пустые бутылки, которые аккуратненько выстроились возле батареи. Брэндон лишь понимающе улыбнулся.
    - Ну, а ты как? – поинтересовался Морган.
    - Да так, потихоньку. Вот только приехал сразу к тебе.
    Пульс Моргана усилился в тысячу раз. СЕГОДНЯ… А как же Сьюзен… А, может, действительно, это белая горячка?! Моргану стало душно. Холодный пот крупными каплями выступил на его шее.
    - Как сегодня? – переспросил он.
    - Ну, я только с поезда. Даже домой не успел заехать… - подтвердил Брэндон.
    - Можешь вызывать мне скорую, но я видел Сьюзен ровно три дня назад. Как это объяснить? Она что раньше уехала?
    - Морган, ты сейчас не шутишь? – испуганно переспросил Брэндон.
    - Нет! Я, что на придурка похож? А что это ты так побледнел, будто привидение увидел?
    - Мор, сейчас только выслушай меня до конца и не перебивай. Дело в том, что Сью… - Брэндон отвел глаза.
    - Ну что ты мнешься-то?! – вскипел Морган.
    Брэндон взял бутылку и сделал большой глоток прямо из горлышка. Потом он тяжело вздохнул:
    - Ее больше нет…
    Брэндон замолчал. Он ожидал хоть какую-то реакцию со стороны друга, но Морган был совершенно бесстрастным. Он сидел и стеклянными глазами смотрел на Брэндона. Внутри у него все перевернулось. Но и одновременно и встало на свои места. Произошедшее странным образом обрело смысл. Пусть пугающий и кажущийся невозможным, но все-таки смысл. Неожиданно в этой общей мозаике нашли свое место те кусочки, которые не могли пристроиться до этого. Он поверил сразу, не задавая лишних вопросов, словно уже давно знал это еще с той незабываемой ночи.
    - Как это произошло? – обреченно спросил Морган, словно этот рассказ сделает контрольный выстрел в голову, после которого наступит долгожданное забытье.
    Брэндон еще раз тяжело вздохнул и, прежде чем начать рассказывать, еще глотнул коньяка. Алкоголь немного притупил волнение и горе…
    Брэндон сам обожал вечно-веселую Сьюзен. Она стала его другом, который действительно понимает… Но сейчас дело было не только в этом: нужно думать о живых. Брэндон, который это усвоил еще с подросткового возраста, беспокоился за друга – его холодное спокойствие жутким образом граничило с нервным срывом.
    - Она ехала в машине… Авария… Случайность… Знаешь, если бы не эта авария, тебя бы ждал сюрприз.
    Морган медленно поднял глаза на друга, беззвучно требуя продолжения рассказа.
    - Девчонка с детского дома ее буквально очаровала, - продолжил Брэндон. – Милая девочка, надо сказать, чем-то на нее похожа… Бэллой зовут… Тоже светленькая, только глаза карие… Прям под вас!!! – увидев недоуменное лицо Моргана, Брэндон поспешно объяснил, - Сьюзен документы на удочерение стала готовить, а с ее способностями и связями это довольно быстро. Короче, оставалось лишь твоя подпись. И была бы у тебя дочка… Она, кстати, в той машине тоже была. Чудом выжила. Бедная девочка, за полтора года дважды потеряла мать.
    - Где она? – спросил Морган, заинтересовавшись этой новостью.
    «Ну, зачем я про девочку заговорил? Дурак, кретин!!! Неужели было непонятно, что ему сейчас совсем не до этого?!» ругал себя Брэндон.
    - Сью? Похороны завтра, мы обо всем уже договорились, не переживай…
    - Девочка, - устало пояснил Морган.
    - В детском доме. А где же ей еще быть? – сказал Брэндон, с ужасом глядя на друга, лицо которого не выражало ничего…- Ах, да! – вспомнил Брэн и протянул Моргану молочно-белый камень на кожаном шнурке.
    Морган от ужаса потерял дар речи. Точно такой же камень висел у него на шее в эту минуту.
    Холодный, липкий страх окутал словно паутина.
    - Мистика, - прошептал Морган, - Откуда он у тебя?
    - Это вообще-то камушек Сьюзен. Их три таких было. Один она сама носила, другой для тебя приготовила, а третий – для Беллы. Я решил, вдруг они действительно чем-то ценны, раз она прям с ума по ним сходила. Один так на ней и остался. Но только другой куда-то делся. Может, Сью уже Белле отдала…
    Морган судорожно сжал руками камень. Ее больше нет. Не будет. Никогда. Она ушла из этого мира навечно. Приговором упало каменное слово: НАВСЕГДА!!! Не будет. Морган соскочил с места. Ярость, беспомощная ярость кипела в нем, как лава в ожившем вулкане, кровь стучала в голове. Он сносил все на своем пути, подобно урагану. Стол, со стоявшими на нем предметами: на пол полетели бокалы, сервиз. Звон бьющегося стекла наполнил комнату…
    Брэндон попытался утихомирить друга. Он, еще когда Морган сидел в оцепенении, понял, что чем-то таким это все и закончится. Но злость Моргана лишь придавала ему сил, и он с легкость оттолкнул своего друга. Предметы комнаты закружились вокруг Моргана. Он не знал, что делать дальше. Смысл жизни потерялся… Моргану, как наяву, предстала картина аварии. Фантазия непрошено рисовала даже мельчайшие детали, словно он сам был там и все видел. Невыносимая боль наполняла его существо, каждая клеточка его сознания кричала от нее… Крик, страшный, почти нечеловеческий заглушил все звуки комнаты. Парень словно сошел с ума, не видя ничего перед собой, не понимая, для чего это, Морган продолжал метаться по квартире. То, что он держал в себе с самого начала разговора с другом, страшной силой вырвалось на волю.
    Уже через несколько минут он обессилено упал на мягкий ковер и затих. Слезы заблестели на глазах, разрушая мнение о том, что «мужчины не плачут»… Ему казалось, что мир рухнул…
    Морган посмотрел на часы, мерно тикающие на стене. Поздновато будет: уже за полночь, а ему вдруг захотелось прогуляться по темным закоулкам маленького города. Ему вспомнилось, как раньше они гуляли вдвоем со Сьюзен… Нет, ночных прогулок Маргарет точно не одобрит… Морган вздохнул и печально улыбнулся.
    После смерти Сьюзен он думал, что никогда уже не сможет жить дальше… Маргарет появилась как раз в это время. Она не была навязчива, не требовала ничего, но оказывалась рядом всякий раз, когда была нужна, словно чувствовала это. Морган поражался надежности, неторопливости, спокойствию, которые буквально струились из нее. Постепенно он и сам привязался к ней, а главное, был благодарен за бескорыстную любовь. Женщина наладила самую сумбурную и неорганизованную часть его жизни: быт. Квартира блестела чистотой, на столе всегда была вкусная еда, а все вещи чудесным образом возвращались на свои места… Да и сама она была очень симпатичная: высокая, с длинными темно-русыми волосами. Моргану нравилось наблюдать за ее неспешными, плавными движениями. Он все больше привязывался к Маргарет. И если бы он мог навсегда забыть прошлое, то был бы окончательно счастлив.
    Они поженились. Но, несмотря на все бесспорные достоинства его новой жены, Моргана все чаще тянуло побыть одному. Он допоздна засиживался у себя в кабинете, притворяясь, что у него куча дел, напрашивался на все возможные командировки. Конечно, дома стало уютно, но ему не хватало чего-то, хотелось бежать от этого уюта на край земли… Стало все слишком пресно и правильно.
    «Ну, почему все так? – думал Морган, - Она меня любит, а я … Да нет, люблю. Ведь с ней же хорошо – она не уезжает по ночам, вкусно готовит, убирает в доме… Заботиться обо мне».
    - Милый, ты скоро? – прервала Маргарет размышления Моргана.
    - Да, родная, я уже иду.
    Маргарет тихо зашла в кабинет и, увидев в руках у своего мужа зажженную сигарету, вздохнула:
    - Морган, ты опять куришь эту гадость? Это до добра не доведет!
    Вместо ответа Морган виновато затушил сигарету.
    - Иди спать, Солнце! Я приду чуть позже, - сказал он, нежно поцеловав жену.
    Маргарет понимающе улыбнулась:
    - Хорошо. Не задерживайся! - с этими словами она вышла из кабинета, тихо прикрыв дверь за собой.
    Морган облегченно опустился в кресло. Он еще около часа сидел неподвижно, тупо разглядывая потолок. Странное ощущение охватило его: у него не было сил что-либо делать, но и сон тоже не шел… Часы показывали около трех часов, когда Морган все-таки решился пойти к жене.
    Маргарет спала, свернувшись в кресле калачиком. Очевидно, она задремала, так и не дождавшись его. В комнате царила тишина… Бархатные шторы изумрудного цвета были плотно задернуты, кровать расправлена, а на тумбочке тускло светился ночник. Морган, со смешанным чувством нежности и жалости, так и не решился зайти в комнату, боясь нарушить ее сон. Она была сейчас такой трогательно-нежной. Морган так же тихо прикрыл за собой дверь. Он не видел, что как только это произошло, его жена открыла глаза и молча вытерла непрошенную слезу, стекающую по ее щеке.
    Морган хотел снова отправиться в кабинет и устроиться на раскладушке. Но неожиданно что-то потянуло его совсем в другую сторону: мужчина прошел в детскую.
    «Наверное, уже спит…» - подумал Морган, стараясь как можно тише открыть дверь.
    В комнате тоже стояла тишина. Казалось, ничто не может нарушить это безмятежное спокойствие. Морган посмотрел в угол и очень удивился, увидев пустую кровать. Тогда он, немного обеспокоенный, переступил порог детской. Его взгляд моментально упал на распахнутое настежь окошко.
    Его шестнадцатилетняя дочь Белла сидела на подоконнике, по-детски прижав к себе колени. Она заворожено смотрела в небо, не замечая, что в комнате уже не одна. Морган с нежностью наблюдал за тем, как девочка сжимает камень, висящий у нее на шее, бледными тонкими пальцами. Со сладкой болью он смотрел на дочь, которая так напоминала ему погибшую жену… Морган неожиданно вспомнил, что Сью частенько точно также забиралась на подоконник.
    «Мистика…» - невольно подумал он, глядя на светлые, золотистые волосы дочери.
    - Почему не спишь? – нарушил Морган тишину.
    Девочка испуганно повернула голову к нему, но сообразив, в чем дело, моментально успокоилась.
    - Просто не хочется, - ответила она, снова переводя взгляд на звездное небо.
    Морган подошел к Белле.
    - Уже поздно, а завтра рано вставать, - осторожно сказал он.
    - Да, нормально, встану, - заверила его дочь.
    - Ну, дело, конечно, твое, только утром не жалуйся! – предупредил Морган, бережно обнимая ее за плечи.
    - Папа, я очень тебя люблю! – сказала она, доверчиво прижавшись к нему.
    - Я тебя тоже, солнышко мое! Но вот с подоконника ты лучше слезь, все-таки не первый этаж.
    Белла недовольно повела плечами, но с места так и не сдвинулась.
    - А луна все-таки прекрасна! Я ее нарисую!!! – вдруг сказала она.
    Морган вслед за дочерью посмотрел на ночное небо. Луна, как царица небосклона, свысока глядела на него. Но неожиданно Морган почувствовал долгожданное спокойствие. Такого чувства не бывало с тех пор, как Сью… Может, благодаря игре воображения, но Морган неожиданно почувствовал тонкий аромат духов, которые обожала Сьюзен… Потом по комнате пробежал легкий, почти незаметный ветерок. Предвкушение чего-то приятного охватило Моргана. Сьюзен с ними… Он это чувствовал…
    - Мне кажется, что мама рядом с нами, - неожиданно прошептала Белла.
    - Конечно! – подтвердил Морган и снова обнял девочку.
    А луна продолжала заливать ночь ярким, неистовым светом…

    Leave a comment can only registered users.