• Фанфики 3months ago


    Моя драка — это моя поэзия, мое искусство. Не смей вырезать мои поэмы, на!
    Бывало порой ощущение, что сам Посейдон выплывал на берег по вечерам и, сторонясь людей, как и все мифические персонажи, боялся лично преподнести свои дары. От того не заботился о том, кто будет их подбирать; а уж тем более о количестве оставляемого на суше… Слишком много. Слишком часто.
    Паппалардо пока не присылал своего человека с требованием долларов за «услуги парикмахера». Многие были уверены, что таинственный «парикмахер» существовал еще до строительства порта. Возможно, даже задолго до появления на карте мира Эмпайр-Бэй. Передышки бывали не часто. Всегда появлялась новая партия дерьма, которое, казалось, не закончится и после ядерного взрыва. Да и надеяться на такое событие боязно. Ведь еще, кажется, совсем недавно был последний призыв… Рабочих именно в этом доке достаточно, но не столько, чтобы они успели надоесть друг другу. Человек пятнадцать на дневную смену. Никто из них особо не сближается. Помолчать они любят. Не очень-то хочется чесать языками, когда рядом прогуливаются надсмотрщики. Многие из них уже мотали срок, поэтому вспоминания, связанные с красивой полосатой черно-белой формой, отбоем после девяти вечера, веселыми «подружками», которые примечают от скуки чей-либо зад на вечер, преследовали почти каждого. Поэтому — только сигаретный смог и молчание. У парней без гроша в кармане есть немного времени подумать о вечном или хотя бы о смазливой мордашке за прилавком местной забегаловки. Поверьте, грузчик не та профессия, на которую хочешь убить всю свою жизнь. Правда, никто и никогда не мог предсказать, в какой именно момент явится народу тот самый заслуженный работник века. С него, между прочим, уже давно сыпался небезызвестный песок, оставшийся после первого прибытия Посейдона. Каждый раз он начинает жаловаться на жизнь. Можно выть, можно закладывать уши. Его ничто не остановит. Безвредный, безобидный, незаметный старичок, на первый взгляд.
    — В этом мире все статично, — привалившись спиной к стене, мелодраматично вздыхает он. — Машины тащатся с черепашьей скоростью. Люди смотрят на витрины, не замечая перемены погоды… Кажется, еще вчера я был только подростком, ворующим хлеб из пекарни. Сегодня же, посмотри, Билл, я занят важным делом. Полезным для общества. Так нам говорят…
    И каждый раз они терпят его занудства, обращая и без того измученные взгляды друг к другу и надеясь на то, что, возможно, в эти секунды рядом будет прогуливаться мистер Стив и отправит старпера восвояси. Стараются не зевать и не гнать от себя крепкими словами. Потому что ни разу это не срабатывало.
    — Я многое повидал в жизни, — взводя глаза к небу, чуть слышно шепчет он. — В этих доках многое переменилось с того момента, как я пошел сюда чернорабочим. Как сейчас помню, приемников еще не было…
    Фамилия этого умника была созвучна с одной знаменитой во всем мире — психоаналитика Юнга. Но если умный швейцарец Карл Густав говорил непонятными образами, пугая малообразованный народец, давая повод хотя бы зло пошутить, то мистер Алистер Юнг возвращал парней в реальность всего одним и давно знакомым.
    — Парни, эти ящики… — с театральной паузой и на вздохе выдавал он. — Нечто большее, поверьте мне.
    С каких бы воспоминаний детства седой бездельник ни начинал свою речь, он найдет момент, чтобы посыпать никогда незатягивающиеся от стресса нервы солью упоминания ящиков. Знает о них все, как повар Галанте об устрицах: как их поднимать, как их переносить, как сгружать и как транспортировать. Многие говорят, что пердун помешался. Одиноких и неприкаянных вроде него тянет на философию и религию. Кажется, Алистер однажды упоминал о том, что пел в церковном хоре.
    —…они не заканчивались. Сначала хватаешь, кряхтя, один, потом второй, а дальше… Уже не замечаешь, как наступает вечер!
    О сумасшедших говорят одно — любят поучать других. Никто из зрителей Юнга не спорил с этим фактом. Возможно, есть в мире человек, который, улыбаясь, как дурак, сравнивает страны с фруктами.
    — За свою жизнь, ребятушки, я понял одно, — смахивая скупую слезу, шелестит дед. — Я верю в ящики более, чем в что-либо на этом свете. Они постоянны. Они всегда на одном месте. На них можно надеяться.
    С тяжелым вздохом, высокий и мускулистый чернокожий по имени Билл, пустив ноздрями дым, под неодобрительное шиканье товарищей, задал вопрос:
    — Алистер, вот скажи мне, — пробасил он. — Существует еще что-то настолько же постоянное, как эти ящики?
    Юнг удивился. Ответ у него нашелся не сразу. Он поджимал губы какие-то секунды, жмурил глаза, обнимал плечи ладонями со старческими пятнами. Парни не обращали на это внимания, но были рады тому, что тишина воцарилась хоть на секунды. Те искренне надеялись, что Алистер больше не скажет и слова. Его речи имели свойство могильной плиты: они напрочь скрывали мысли о перспективах, о будущем, а также светлые мечты о том, что каждый из них когда-нибудь найдет свое место в мире, но его правда границ не знает…
    — Однажды ящики станут мировой религией, вот увидите, — тяжело проговорил Юнг, прежде чем наконец-то уйти по своим делам. Грузчики только крутили пальцами у висков, смотря ему вслед. Спустя минуты, когда было выкурено еще по две самокрутки, раздается команда главного заводилы:
    — Хватит сиську мять, пора заняться делом!
    Билл лишь ухмыляется. Ящики Алистера — одна из его наилюбимейших тем. Сам того не замечая, он всякий раз слушает истории про них внимательно, потирая плечо с давним пулевым ранением. Был в его жизни случай, который целиком и полностью подтверждал правоту пожилого мудака. Его супруга, миссис Рут, тогда работала прислугой в доме каких-то толстосумов, а уволили ее именно в тот день, когда один молодой парень под покровом ночи подобрался к сейфу. И что самое удивительное, тот же самый парень выстрелил в Билла, когда он бежал на него, держа в руках одну железную трубу. Самое смешное, если бы тот парень вовремя не обернулся, то хрен бы попал.
    Начинал тот говнюк как и все — с таскания ящиков. И, насколько Билл знает, не так давно он в нем и оказался.

    Leave a comment can only registered users.