• Фанфики 5 months ago


    Когда двери лифта открылись, Вадим тихонько выматерился и шагнул в темноту. На площадке опять не горел свет — местная шпана регулярно била лампочки все те три года, что его друг жил здесь. Но Димка был международным фотографом, дома появлялся редко и неудобств в связи с таким сумраком не испытывал. А вот Вадим, приезжая в командировки и пользуясь любезно предоставленной ему жилплощадью, вынужден был на ощупь пробираться к двери и долго возиться с замком. Вот и сейчас внутрь он попал только с третьей попытки. Продолжая чертыхаться, Вадим бросил сумку прямо у порога и направился в комнату, на ходу стягивая одежду и кидая на пол. К кровати он приблизился уже в одних трусах, зажёг ночник и замер — столь желанное спальное место было занято. На краю спиной к нему лежала девушка. Светлые волосы рассыпались по подушке, а одеяло сползло, открывая взгляду отличную картину. Розовые трусики едва прикрывали аппетитную попку, а изгиб бедра был столь притягательным, что хотелось скользнуть по нему рукой. Вадим чуть не поддался этому порыву, но устоял, однако покинуть комнату сил не хватило. Так он и стоял, любуясь миниатюрной фигуркой и чувствуя, как всё теснее становятся боксёры. Поглощённый борьбой с желанием, он упустил момент, когда незнакомка шевельнулась и села. Широко распахнутые глаза смотрели на ночного гостя сначала с явным изумлением, которое при виде его несомненной реакции сменилось одобрением и даже интересом. Казалось, её нисколько не смущает собственная нагота, так что Вадим мог беспрепятственно любоваться небольшой упругой грудью, заводясь ещё больше.
    — Или снимай трусы и ложись рядом, или выйди и не мешай спать. А может, ты только пялиться и способен?
    По-кошачьи выгнув спину, она потянулась и прикрыла глаза, продолжая, впрочем, подсматривать за мужчиной.
    Ошалев от такого напора, он подхватил с пола вещи и выбежал в коридор, захлопнув дверь.
    «Кто она и что делает в Димкиной квартире? И почему он не предупредил?» — метались в голове заполошные мысли. Вдруг взгляд наткнулся на связку ключей на тумбочке. Значит, друг сам пустил жиличку и, видимо, забыл его предупредить. Еле сдержав зевок, Вадим решил сначала выспаться, а уж с утра разбираться с нахальной девицей. Устроившись на диване в гостиной, он ещё долго вспоминал увиденное, и даже во сне видел что-то такое возбуждающее.
    Утро принесло с собой аромат свежесваренного кофе и звон посуды. И сильное возбуждение, стоило только представить её сегодняшний наряд. Пришлось пережидать, пока организм не успокоится. Пробуждение в пять утра, а именно столько показывали настенные часы, и непрошеный стояк не добавили ему нежных чувств к наглой девице. Хоть за окном и было темно, уснуть не удавалось. Наскоро умывшись, он оделся, правда, рубашку так и не нашёл, достал из сумки футболку. На кухне Вадим в первую очередь заметил ноги: длинные, стройные и совершенно неприлично обнажённые. Всё остальное было едва прикрыто рубашкой (его, кстати, рубашкой), и очень сомнительно, что под ней есть что-то ещё. Нервно сглотнув, он плюхнулся за стол и пробурчал:
    — Родители не учили не брать чужие вещи? Или нет своей одежды? Наверное, профессия не подразумевает наличие лишней ткани?
    Даже не договорив, Вадим понял, что перегибает палку, но было поздно. Девушка обиженно фыркнула, стянула рубашку, обрывая пуговицы, и швырнула в его сторону так, что кружка с кофе опрокинулась. Чувствуя, как горячая жидкость пропитывает джинсы, он вскочил и схватил её за руку.
    — Ведьма! Думаешь, посверкаешь голой задницей, и тебе всё простят? Убирай, — толкнул он её к столу.
    Она и убрала: смахнула на пол всю посуду и вытерла остатки кофе его рубашкой.
    От души шлёпнув нахалку по ягодицам, Вадим развернул девицу к себе лицом и крепко поцеловал. Возмущённое пыхтение тут же смолкло, и девушка охотно приоткрыла рот, впуская его нетерпеливый язык. Тонкие пальчики вцепились в его футболку, бёдрами она многообещающе потёрлась о его пах. Но стоило Вадиму прижать её покрепче и скользнуть ладонями вниз по спине, как девушка весьма чувствительно цапнула его за губу. Расплата последовала незамедлительно — обхватив её попку, он рывком усадил девушку на стол. Впервые ему попалась такая дикая и дерзкая натура, и это было безумно возбуждающе. Настолько, что можно забыть и простить все выходки.
    Вот и сейчас она откинулась назад, выгибая спину и подставляя его губам твёрдые розовые соски. Поддавшись соблазну, он лизнул один, и, слушая тихие вздохи, втянул в рот. А потом, не сдержавшись, слегка прикусил. Лёгкий стон и дрожь удовольствия были ему наградой, и Вадим продолжил покрывать поцелуями нежную кожу, прервавшись только, чтобы снять футболку. Внезапно она выпрямилась, прижимаясь к нему, скользя ладонями по спине, чуть царапая ноготками. Вот ладошки переместились на живот и спустились ниже, касаясь пояса брюк. Недолгая возня с замком, и юркие пальчики обхватывают возбуждённый член, слегка поглаживая и нежно сжимая. Когда сдерживаться стало уже невмоготу, он застонал и отстранил её руку. Общими усилиями они стянули последнюю разделявшую их вещь, девушка тут же обхватила его ногами за талию, прижимая к влажной плоти.
    Прижавшись к её плечу, Вадим несколько раз глубоко вздохнул и медленно начал входить в неё. Тихие всхлипы сменились стонами, а ноготки впились в плечи, царапая до крови. Девушка подалась навстречу, охотно принимая его и провоцируя. Отбросив медлительность,он ускорился, резкими движениями приближая обоих к пику. Первой не выдержала она, и Вадим заворожённо смотрел, как, откинув голову, красавица кусает губы, чтобы не закричать. Ещё несколько толчков, и её крик сливается с его хриплым стоном, когда волна удовольствия накрывает обоих. Вцепившись друг в друга, они переживают секунды чистейшего удовольствия, пока силы не покидают их.
    Опираясь на стол, Вадим лениво оглядывал распластавшуюся там девушку, совершенно не обеспокоенную своим откровенным видом. Под ногой что-то мягкое и мокрое: оказывается, это его рубашка. Подняв грязный мятый комок, он задумчиво изучил находку. Девушка приоткрыла один глаз, оценила ущерб и скептически хмыкнула.
    — Сейчас принесу другую, — сказал уже подобревший и готовый простить всё на свете Вадим.
    Почти пять минут ушло на поиски ключа от чемодана — вещи вчера он так и не разобрал — и выуживание подходящей одежды. Вернувшись, Вадим замер на пороге и простоял так довольно долго — кухня была пуста, на столе, как обычно, стояла сахарница, и лишь висящая на спинке стула рубашка в кофейных пятнах подтверждала, что всё случившееся — не сон. Метания по квартире, опрос соседей и даже забег по улицам не принесли результатов. Девушка бесследно пропала, будто была лишь плодом его воображения. Димке звонить он не рискнул, ибо так и не выяснил, кем другу приходилась незнакомка, и слегка опасался внезапно обнаружить, что переспал с чужой невестой. При этой мысли он бросил виноватый взгляд в сторону стоящих на комоде фотографий и тут же замер, пристально вглядываясь. Обычно Вадим не обращал внимания на эту галерею семейности, и уж тем более не разглядывал так пристально, как сейчас. Подойдя, он взял в руки снимок, на котором совсем юный Димка в строгом костюме обнимал ту самую блондинку.
    «Димаськин выпускной» — гласила надпись на обороте. И ни слова о ней.
    — Кто же ты, красавица? — прошептал Вадим, проводя пальцем по изображению.
    — Маша, моя старшая сестра.
    Ответ раздался так неожиданно, что фоторамка чуть не выскользнула из пальцев. Оказывается, он так задумался, что не услышал, как Димка открывал входную дверь и как окликал его по имени.
    — И ты пять лет скрывал её от меня? Почему? Она живёт в тундре с медведем, и вы её стыдитесь?
    — Она умерла… Машу убили через несколько месяцев после этого снимка, на Хэллоуин. Обдолбанный студент в костюме Фредди Крюгера. Восемнадцать ножевых… Первый же удар в сердце… Врачи сказали, она даже не успела ничего понять… Родители до сих пор не оправились, каждую годовщину езжу к ним…
    Год спустя
    Вадим ещё раз осмотрел комнату: ужин на двоих, шампанское, свечи и белая накрахмаленная мужская рубашка, аккуратно расправленная на кровати. На часах полночь, и в гулкой тишине пустой квартиры прекрасно слышен скрип открывающейся балконной двери…

    Leave a comment can only registered users.