• Фанфики 2months ago


    Axel Rudi Pell — Glory Night (VK)
    Прогуливаясь по парку утром, Адриан Агрест чувствовал себя беспокойно. Вроде бы было все хорошо — денек выдался теплым, занятия еще не начались, да и отец отменил сегодня фотосессии. Но что-то не так.
    Прошли первые уроки. Настала длинная перемена. Адриан решил прогуляться и немного проветриться. Он чувствовал опасность в воздухе. Словно кот, почуявший беду.
    — Ветер сегодня сильный… — задумчиво произнес парень, поплотнее запахивая джинсовую куртку, в попытке защититься от прохладного ветра.
    Неожиданно Агрест уловил в прохладном, пахнущем сыростью воздухе, приятный запах. Знакомый до дрожи, до приятного покалывания мурашек, сбегающих вдоль позвоночника. Тонкий, едва уловимый на общем фоне, но вполне отчетливый для обостренного обоняния молодого кота, аромат, напоминающий ему только что расцветшую розу.
    — Маринетт… — произнес юноша, ощущая, как его губы почти против воли растягиваются в нуарскую ухмылку. Мысли о чудесной девушке, которая давно уже стала частью его жизни, мигом заставили его забыть о тревоге, размышлениях и легкой грусти.
    Более не теряя времени парень двинулся к источнику манящего запаха. Дюпэн-Чен была где-то поблизости, а значит найти ее не составит труда. Тем более, что народу в парке, на удивление, оказалось немного. Только влюбленные парочки, сидевшие на скамейках обнимаясь радовались, что встретили друг друга. Проходя мимо, Агрест смотрел на них и улыбался, радуясь чужому счастью. В Париже было спокойно. Кто знает, надолго ли?
    Он вышел к мосту, переброшенному через речку. Здесь-то и стояла Мари. Облокотившись о витые перила и опустив взгляд в воду, утекавшую куда-то вдаль.
    Это зрелище, кажется, заворожило Мари. Она стояла совершенно неподвижно будто боялась пошевелиться и спугнуть это наваждение. Лицо девушки оставалось спокойным, а взгляд васильковых глаз— далеким и задумчивым, словно она раздумывала о своей жизни и событиях, происходящих в последнее время.
    Парень замер на секунду, любуясь ею. Маринетт была диво как хороша. Невысокий рост, унаследованная от матери утонченная фигура, спортивное телосложение, подчеркнутое одеждой, сделанной своими руками.
    Ветер развевал темные волосы девушки, а она снова и снова прибирала их, непринужденным, слегка рассеянным жестом.
    «Какая же она милая… » — подумал он, начиная приближаться. Адриан решил не прерывать раздумий и не окликать Дюпэн-Чен, а просто подойти. Дать возможность заметить себя. Если ей, это, конечно, удастся. Бесшумные шаги молодого парня были мягкими и плавными, как у охотящегося хищника. Плоские камни, которыми была вымощена поверхность мостика, ложились под его стоптанные, видавшие виды, кроссовки.
    Когда расстояние между ними сократилось до нескольких шагов, девушка все же заметила его и обернулась. Ее васильковые глаза засияли от радости. А губы украсила обаятельная и нежная улыбка, преобразившая ее лицо. Сделавшая его красивее и мягче.
    — Хэй привет, — сияя этой улыбкой Маринетт энергично обернулась к нему. — Давно не виделись! Как дела?
    Ее взгляд не сходил с него, и Агресту показалось, что свет ее улыбки озаряет этот хмурый пасмурный день.
    — Привет. Действительно давно, — улыбнулся он еще шире, когда брюнетка приблизилась и остановилась буквально в шаге от него. Так она выглядела еще очаровательнее. Может, Мари и нельзя было назвать сногсшибательной красавицей, но в ее внешности было что-то, не позволявшее парню отвести от нее свой взгляд.
    Мягкий овал лица, плавные черты, невысокие скулы, резко сужавшиеся к подбородку — все это придавало девушке какую-то особенную, не девичью привлекательность. Словно во всем ее облике, пусть женственном и очень красивом, проступали какие-то черты, которые Агрест никак не мог вспомнить. Легкий, повседневный макияж придавал ее коже благородную матовость.
    При мысли о том, что летняя разлука закончена парень испытывал радость, поднимавшуюся в его душе, подобно пузырькам в открытой банке с «Coca-Cola» (это не реклама). Она была настолько сильной, что
    вытесняла странные мысли и предчувствия этого пасмурного осеннего дня. Отодвигала их куда-то далеко-далеко, на второй план.
    — Я сегодня вышел пораньше и решил прогуляться немного, — ответил Агрест на второй вопрос девушки и, решив, что эта мысль нуждается в некотором пояснении, добавил. — Настроение какое-то… грустное
    Заметив, что Мари дрожит Адриан осторожно, обнял ее за плечи, желая передать часть своего тепла.
    Маринетт, поежилась и прижалась к Агресту, уткнулась ему в плечо и вдыхая аромат его одеколона, который сводил ее с ума. Ее неловкая улыбка, постепенно, становилась шире и светлее, будто ей передалась часть силы парня.
    — Сегодня хороший денек— Мари потерла озябшие руки и обняла парня за талию, таким образом, прижимаясь еще ближе к молодому человеку. — Правда, сегодня немного прохладно… Как дела?
    — Да— улыбнувшись, согласился парень, ощущая, как его охватывает приятное чувство легкости и эйфории от того, что девушка с такой готовностью ответила на его объятия. С минуту они стояли вот так, прижимаясь друг к другу, и купаясь в тепле положительных эмоций и нежных объятий.
    — Дела непло…— закончить Адриан не успел, его прервал налетевший порыв холодного ветра, заставивший их с Маринетт оторваться друг от друга.
    Убрав руки с талии парня, девушка прибрала растрепанные ветром темные волосы, и взглянула на небо, затянутое плотными, темно-серыми тучами, которые, словно предупреждали о том, что скоро начнется дождь.
    — Может, пойдем? Кажется, скоро начнется дождь, — девушка улыбнулась, глядя Агресту в глаза. Не желая прерывать это мгновение волнительной близости, по которой они томились все долгие летние месяцы.
    — Да пойдем, — кивнул тот, услышав ее предложение. — Надо успеть в школу, пока занятия не начались.
    Дюпэн-Чен кивнула и заговорила. О погоде и прочих делах, которые он уже давно перестал замечать за всеми этими проблемами. Мари говорила весело и непосредственно, так как это умела делать лишь она одна.
    — Готов к сегодняшнему тесту по химии? — неожиданно спросила Маринетт, резко перескочив с одной темы на другую, чем слегка выбила его из колеи. В прочем, Агрест даже не возражал.
    — Готов, как и всегда, — весело улыбнулся он, решив при этом, не уточнять, что вся эта его подготовка выражалась в беглом пролистывании конспекта. И не перед сном, как он планировал сделать в самом начале, а уже сегодня с утра. На бегу. Перед самым выходом. Та еще была подготовочка, если уж говорить честно.
    — Идем уже, — сказала девушка, отсмеявшись. — Химия вот-вот начнется. Ты же не хочешь опоздать?
    — Нет, не хочу. Идем — он действительно не хотел.
    Ответив на нежное пожатие девушки он последовал за ней в сторону школы. Шли в молчании. И это тоже было хорошо. Мари держа Адриана за руку, не желая отпускать. Наслаждаясь его теплом и заботой, его радостью, что отражалась сейчас в его широкой улыбке и изумрудных глазах. Наверное, рядом с ним она чувствовала себя в безопасности и в комфорте. От мысли об этом на душе у парня становилось как-то легко и светло.
    От чего-то, ему вспомнился первый день здесь. Когда он когда перевелся в старшую школу, где и познакомился с ней. Вспомнилось первое его появление в классе и события, через которые они прошли вместе. Как помогали друг другу справляться с трудностями. Пожалуй, это были самые запоминающиеся дни, которые ни один из них никогда не забудет. Не вычеркнет из своей памяти.
    А ведь не появись она в его жизни и все сложилось бы по другому. Эта мысль дернула неприятным холодом. Он не очень хотел думать об этом. Потому что знал — без Мари его жизни была бы гораздо более грустной, одинокой и пустой. Или, что гораздо вероятнее, прервалась бы намного раньше.
    Она была частью его, кусочком счастья и гармонии.
    — Знаешь, мы столько пережили вместе… — произнесла Дюпэн-Чен. — …что еще может ожидать?
    — Представляешь, я сегодня думал о
    том же, — ответил Агрест, кивнув в знак понимания. — Я не знаю, что нас ждет, но думаю хорошие моменты.
    И словно в противовес его словам с неба упала первая капля. Начавший моросить дождик быстро набирал силу и люди принялись торопливо доставать зонтики и натягивать капюшоны. Кто-то спешил покинуть парк, в то время как другие, напротив, продолжали сидеть на лавочках или гулять по аллеям.
    У Мари, не было ни того, ни другого, поэтому, она сняла куртку и, расправив ее, подняла над своей головой и головой парня, на манер импровизированного зонта. Идея была отличная и парень сразу схватился, за куртку, одной рукой помогая девушке удерживать ее, а второй — обнимая за талию и прижимая к себе.
    Адриан улыбнулся, нежно целуя девушку в губы. Это казалось правильным, что день, начинавшийся с грусти и мрачных предчувствий продолжится нежным и, до щемящей боли в груди, светлым поцелуем любимой девушки.

    Leave a comment can only registered users.