• Фанфики 5 months ago


    — Херня это все понимаешь! Херня и никуда не годится, - Дима со злостью пинал черные кожаные куртки и жилетки с заклепками, которые разлетались в разные стороны на хромированном кронштейне, словно их раздувало порывами ветра.
    — Целый день потеряли из-за ерунды, я просил, объяснял. Неужели так трудно? – он резко сел в кресло и закрыл лицо руками, чтобы не материться, – все. На сегодня достаточно. И учтите, пока я не найду то, что мне нужно, съемка не начнется. Достаточно и того, что в прошлый раз я согласился на этот уродливый костюм с долбаными плечами и провисающими штанами. Весь интернет стебался несколько месяцев.
    Он медленно встал, еще раз провел взглядом по ряду черных курток, которые ему отобрал стилист для очередного клипа и направился к выходу. В салоне притихшие продавщицы нервно улыбались и жались к кассе, не решаясь подойти.
    Дима прошел к стеклянной двери и обернулся:
    — Спасибо. У вас действительно оказался очень вкусный кофе. Это единственное, что скрасило мой поход в этот бутик, — он собирался уже переступить порог, и стеклянная дверь услужливо отъехала в сторону, но замер, словно увидел перед собой приведение.
    На противоположной стороне, в таком же бутике, размахивая руками и рассказывая, видимо что-то очень смешное, от чего продавщицы буквально складывались пополам, Влад примерял одну за другой яркие шапочки, рассматривая свое отражение в зеркале.
    Картинка была такой живой и веселой, а смех продавщиц таким звонким, что Дима не мог оторвать взгляд. Он сделал шаг назад, и не оборачиваясь, сказал:
    — Я возьму сапоги с заклепками и майку с тату. Заверните!
    Девушки как по команде засуетились и бросились упаковывать заказ в фирменные пакеты.
    Вся эта суета торгового центра, яркие витрины, гомон толпы, смех, счастливая улыбка Влада в одно мгновение перенесли его в прошлое и перед глазами стали возникать картинки .
    Такой же торговый центр в очередном городе, бутик Киры, счастливые люди, вспышки фотоаппаратов, аплодисменты, шарики, цветы и автографы, автографы, автографы и Влад …
    Вот он стоит рядом, совсем близко и Дима чувствует тепло его тела, потому что фанатки напирают со всех сторон, не замечая, что уже практически впечатали их друг в друга…
    — Наличными или по карточке, — голос продавщицы вырвал его из небытия.
    — Наличными, — Дима, не задумываясь, открыл портмоне и положил на прилавок несколько аккуратных купюр.
    А тем временем на противоположной стороне Влад водрузил на голову ярко красную шапочку, сделал несколько замысловатых движений в танце, чем привел девушек-консультантов в еще больший восторг и кивнул головой в знак одобрения.
    Продавщицы вспомнили о своих обязанностях и, повторяя заученный порядок известного только им священнодействия, бросились упаковывать выбранные Владом покупки.
    Память царапнула горячим коготком и снова выдала картинку:
    — Соколовский, кажется, пора нам делать ноги, иначе нас растопчут и вечером на концерте Косте придется петь за нас, — Дима улыбнулся этому воспоминанию и почувствовал, что расплывается в глупейшей улыбке.
    Как же давно это было, целая вечность прошла.
    — Простите, — где-то у самого уха залепетала продавщица, — у нас сегодня почти не расплачивались наличными, не хотите ли взять на сдачу этого очаровательного мишку?
    Прикусив губу, она протягивала нервному покупателю плюшевую игрушку и руки у нее мелко дрожали.
    Дима склонил голову на бок, включил свою самую очаровательную улыбку а-ля «ты хочешь меня детка» и взял «сдачу»:
    — Ну и как зовут сие изделие?
    Продавщица сделала огромные глаза и тихо произнесла:
    — Мишка. Это Мишка фирмы SevKo, — она нервно сглотнула и качнула головой.
    — Мишка, которого зовут Севка? За-ши-бись! – Дима широко улыбнулся и подмигнул насмерть перепуганной продавщице. Затем подхватил одной рукой покупки, а другой, прижимая к груди «сдачу», зашагал к выходу, выискивая взглядом на противоположной стороне яркую красную шапочку.
    Магазин напротив был пуст. Словно и не было сейчас это яркой картинки. Продавщицы вернулись к совим привычным обязанностям, расставляя по местам образцы, раскладывая аккуратными стопками товар на полках.
    Дима оглянулся, потом посмотрел направо, потом налево, но увидел только толпу покупателей, неспешно прогуливающихся по резным мостикам между бутиками.
    Ушел...
    Из груди вырвался вздох сожаления. Только что вспыхнувшая радость, медленно растворилась, сбегая по рукам волной, покалывая кончики пальцев. Дима опустил голову, надвинул капюшон, чтобы не узнали и, быстро пошел к лифту, связанному с подземной стоянкой.
    Лифт ухнул вниз, двери мелодично пропели свое "дилим-динь" и разъехались в разные стороны. Покупатели, нагруженные под самую завязку покупками, заспешили каждый к своему автомобилю.
    Дима открыл заднюю дверцу, уложил пакеты и, осмотрев салон, решительно бросил плюшевого медведя на переднее сиденье.
    — Крутая тачка. Твоя?
    От неожиданности Дима вздрогнул и, резко выпрямившись, ударился о свод дверцы.
    — Черт бы тебя побрал, Соколовский, а без этих штучек дурацких, хоть раз в жизни можно?
    Дима потирал ушибленную макушку не в силах унять сердце, которое так гулко забилось в груди, что перехватило дыхание.
    — Больно? — Влад протянул руку и нежно провел пальцами по волосам.
    Дима вздрогнул от его прикосновения и отстранился:
    — Ничего переживу, – он хотел шагнуть вперед, чтобы выйти из ловушки, в которой оказался, но не смог сделать и шага.
    — Давно тут стоишь? - Дима резко мотнул головой, от чего волосы разлетелись веером. Черные блестящие они прочертили в воздухе невидимый след, и едва ощутимый запах до боли знакомого парфюма коснулся Влада.
    Он сделал шаг, приблизившись почти вплотную:
    — Не очень.
    Бикбаев резко развернулся, почти оттолкнув Влада плечом, и с силой захлопнул заднюю дверцу.
    — Чего приперся?
    Соколовский не двинулся с места.
    — Отличная тачка. Может, покажешь класс? Я бы не отказался прокатиться на такой.
    — На кой ляд? – Дима устроился за рулем, уверенными движениями поправил зеркало заднего вида и пристегнул ремень, — у тебя что, машина сломалась?
    — Не-а, — Влад мотнул головой, - хочу посмотреть какой из тебя водитель. И, не дожидаясь согласия, он обошел машину, открыл дверцу и плюхнулся на переднее сиденье.
    «Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя…»
    Влад ошарашенно поглядел на Димку и, приподнявшись, вытащил из-под себя плюшевого медведя. Глаза их встретились, и каждый почувствовал, как сердце глухо ударившись в грудную клетку, ухнуло куда-то вниз, словно в пропасть, в которой эхом отозвалось затихающее:
    «Я люблю тебя…»
    Медведь хохотнул и, сверкнув ярким светодиодом, затих.
    Влад густо покраснел:
    — Что это?
    — Это? — Дима взял игрушку и повертел его в руках, — это Мишка, которого зовут Севкой.
    — Очень смешно, — Влад улыбнулся одними губами, — я думал, что ты покупаешь уже взрослые игрушки.
    — Ну, одну ты точно видишь, — Дима похлопал по кожаной оплетке руля.
    Он нагло ухмыльнулся и, не сводя с Влада глаз, повернул ключ в замке зажигания:
    — Прокатить говоришь?
    Одним плавным движением, будто делал это всю жизнь, Дима передвинул рычаг коробки скоростей:
    — Пристегнись!
    — Ох, как все сурово! — Влад нашарил рукой ремень безопасности.
    — Боишься?
    — Если ты будешь смотреть вперед, — Влад протянул руку и, аккуратно коснувшись Димкиной щеки, провел кончиками пальцев, поворачивая его в направлении движения,— думаю, все будет в порядке.
    Дима дернулся в сторону, как от ожога:
    — Будешь язвить, нахрен высажу посреди дороги, и пойдешь пешком!
    Он выжал педаль газа, и машина плавно тронулась с места.
    — М-м, совсем неплохо! – Влад откинулся на сиденье и, нащупав металлический карабин, щелкнул ремнем безопасности.
    — Тоже мне крупный специалист по вождению! – Дима ловко выкручивал руль, аккуратно вписываясь в повороты подземной стоянки.
    — Ну, я-то может и крупный, а вот ты? – Влад оглянулся, не зная, куда девать плюшевое сокровище, которое все еще держал в руках, и, не найдя лучшего места, снова ткнул его себе за спину, — сейчас выйдем на кольцевую и проверим, специалист или только на скорости 20 километров в час умеешь кренделя выписывать.
    Дима снова криво усмехнулся и покачал головой:
    — Проверим, говоришь? Ну-ну…
    Он подъехал к воротам стоянки и внезапно вдавил педаль газа до упора. Машина сделала резкий рывок и, выбрасывая из-под колес мелкие камни, пулей вылетела на дорогу. Набирая скорость, обходя идущие впереди автомобили, Дима уверенно жал на газ.
    — Давай детка, покажем этому Шумахеру, где раки зимуют.
    — Спокойнее, не дергай руль, - Влад положил руку поверх Димкиных пальцев и, крепко сжав их, еле заметно поправил руль, — я надеюсь, тормоза в порядке?
    — В порядке! – Дима резко дал по тормозам и машина остановилась, как вкопанная.
    — Красный, — не глядя на Влада, констатировал факт Дима, мотнув головой в сторону перекрестка.
    — Я понял, — Влад ослабил хватку, но руку с руля не убрал, — и давно ты так летаешь?
    — Давно.
    Дима опять резко утопил педаль газа и, рванул с места. Машины, идущие впереди, с трудом уворачиваясь от летящей на них, на безумной скорости черной хищницы, уступали ей дорогу. От скорости машину прижимало к трассе и со стороны казалось, что она летит, как стрела, рассекая потоки ветра, оставляя за собой сноп искр, летящий из-под колес.
    — Все, достаточно! Останови машину! - Влад сжал Димкины пальцы, но тот только сильнее вжался в спинку сиденья, а на лице его не дрогнул ни один мускул.
    — Я сказал, хватит! – Влад повернул голову и в упор поглядел на Диму, — ты слышишь меня, черт тебя подери! Останавливай!
    Не глядя в окно, а только боковым зрением схватывая полоску бегущего вдоль трассы ограждения, Влад легонько дернул руль и заорал:
    — Тормози-и-и!
    Машина вильнула, ее повело боком, но тормоза сработали и, заблокировав движение, не дали автомобилю въехать в ограждение, остановившись от него в миллиметре.
    — Ну как? – Дима медленно поднял голову и, насмешливо прищурив глаза, — понравилось?
    От напряжения и хлынувшего в кровь адреналина глаза его блестели, а улыбка стала в один миг хищной. Такого Диму Влад видел впервые. Сердце бешено заколотилось и желание горячей волной мазнуло в паху, раскатившись по всему телу, заставляя Влада с силой втянуть ставший вдруг плотным воздух. Чтобы не застонать, он прикусил губу и, не зная как унять дрожь во всем теле, вдруг резко вырвал ключи из замка зажигания.
    — Ты, кретин! Ты опасен на дороге, ты знаешь это?! Ты только что создал на дороге аварийную ситуацию. Выметайся из-за руля вон, я поведу сам. Ключи отдам твоему отцу.
    От неожиданности Влад выпалил всю тираду разом, чуть не задохнувшись, не понимая, чего он хочет больше: схватить Бикбаева за шиворот и тряхануть, как следует, чтобы сбить с него наглую ухмылку, или впиться поцелуем.
    — Какого черта? – Дима одним движением отщелкнул ремень и, откинув спинку сиденья, рванулся вперед, чтобы выхватить ключи, — в другом месте будешь команды раздавать. Отдай немедленно!
    Он навалился на Влада всем телом, пытаясь перехватить руку с зажатыми в ней ключами.
    — Отвали, Бикбаев! – Влад уперся рукой ему в грудь, не давая дотянуться, — все равно не получишь!
    — Ах, так? – Дима, ухватился за куртку Влада обеими руками, и со всей силы дернул на себя, но Влад уткнулся коленом в крышку бардачка, не двигаясь с места.
    — Ты достал меня Соколовский, достал! Понимаешь?! Я сейчас тебе рожу расквашу. Кто ты такой, блядь, чтобы меня воспитывать?
    От закипающей ярости, жар поднялся по позвоночнику и ударил в голову. Дима, как гибкая кошка, одним движением оттолкнулся от сиденья и резко навалился на Влада, подминая его под себя.
    Влад дернулся в сторону и нащупав под рукой рычаг, вдавил с силой. Не чувствуя больше под спиной опоры, упал назад, следом за откинувшейся спинкой сиденья.
    — Отдай, сволочь! Хуже будет, — Дима злился не на шутку и злость придавала ему силы. Он раз за разом бросался из стороны в сторону, пытаясь выхватить связку, но Влад уворачивался, перекидывая ее из руки в руку. Эта нелепая потасовка в салоне автомобиля превращалась в дурацкую игру, но сдаваться он не собирался.
    Разгоряченный и злой Бикбаев, сейчас напомнил Владу того самого Димку с «Фабрики», который колотил его коробками и, увлекшись, и не замечая камер, прижимался к нему всем телом от тепла которого бежали мурашки по всей спине.
    — Ага, сейчас, разбежался! – Влад резко отбросил руку в сторону и ключи, звякнув, провалились между дверцей и сиденьем.
    Дима оттолкнулся от приборной доски ногами и всем телом проехался по животу Влада, царапнув пряжкой ремня оголившийся в драке живот. Влад охнул от боли, и тут же почувствовал, что эта драка возбудила и Димку тоже.
    Он схватил Бикбаева двумя руками за задницу и с силой вжал в себя:
    — Тихо! Не дергайся!
    Кровь застучала в висках, и Дима из последних сил дернулся вперед с желанием впиться во Влада зубами:
    — Ненавижу, тебя! Ненавижу, Соколовский! – он тяжело дышал, стараясь вырваться из цепких объятий, не замечая в пылу схватки, что толкался в него всем телом.
    — Тихо, не ори так, я не глухой, – Влад обхватил Диму двумя ногами, резко рванулся вперед и, не давая ему опомниться, перекатился и подмял под себя. Резким захватом дернул обе руки Бикбаева вверх, прижал к сиденью, словно захлопнул замок и жадно впился поцелуем.
    — Не-е-т, - Бикбаев резко откинул голову назад, — только не это! Отвали!
    Он брыкался ногами, стараясь ударить коленом в пах, извивался всем телом, но Влад все крепче прижимал его к сиденью.
    — Если ты будешь так орать, сейчас сюда сбегутся люди, ты этого хочешь? Без внимания и телекамер уже не представляешь своей жизни?
    Влад ловил губами ускользающие губы, и не в силах справиться с разъяренным Димкой обеими руками схватил его за волосы, больно сжимая их в кулаке, чтобы не дать ему вывернуться, и дернул на себя:
    — Все, приехали уже, раньше нужно было вопить, когда ты чуть не кувыркнулся в кювет. Скажи спасибо фирме LandRover за надежность.
    Дима замер и, не переставая часто дышать, уставился на Влада:
    — В кювет?
    — Нет, блядь, в пуховую перину, — Влад лизнул пухлые губы, по которым жутко соскучился, — страшно стало?
    Он с наслаждением поцеловал маленький шрамик:
    — Сумасшедший мой, не бойся, я с тобой!
    Влад не мог больше сдерживаться. Не думая больше ни о чем, он вломился жарким языком Димке в рот и застонал от удовольствия. Дима брыкнулся еще раз, но страсть, с которой Влад выцеловывал губы обезоружила. Давно забытый вкус его поцелуев, такие откровенные и знакомые стоны отключали сознание. Ярость уступила место желанию. На краю сознания еще дрожало неуверенное «ненавижу», но страстное «хочу» победило в схватке с неравным противником.
    Димка расслабился и запустил руки под куртку Влада, которая задралась, оголяя спину.
    Поцелуй был длинным. Дима почувствовал, что начинает задыхаться и несильно оттолкнул Влада. Но тот уже не мог остановиться. Короткими влажными поцелуями он касался поочередно виска, губ, ресниц, целовал уголки глаз и снова опускался к губам и подбородку. Чертил языком замысловатые узоры на шее и вдруг, приподнявшись на руках, прошептал охрипшим голосом:
    — Обещай мне, что больше не будешь лихачить.
    Дима распахнул глаза и тихо рассмеялся:
    — Давай выясним это позже, — он потянул куртку Влада с плеч, приподнял майку и заскользил руками по груди. Прихватил кончиками пальцев напряженные соски и легонько ущипнул Влада, — не сейчас!
    Влад отбросил куртку, одним рывком стянул с себя майку и потянул вверх Димкин свитер, помогая ему освободиться от одежды:
    — Нет, сейчас, потому что потом ты уже не сможешь ничего сказать.
    — Почему? – Дима соблазнительно провел языком по губам, и дернул молнию на джинсах Влада вниз, — ты думаешь, я забуду, как разговаривают?
    — Ну, если я не потерял сноровку за время вынужденного воздержания, — Соколовский вывернулся из штанов, — забудешь.
    Влад резко отпрянул назад и вжался ему в пах, давая понять, что это не было пустым обещанием.
    Дима счастливо рассмеялся:
    — Соколовский, я что-то не припомню, чтобы раньше ты так много трепался,
    Он ловко расправился с пряжкой своего ремня, одним движением дернул джинсы вниз и стянул их вместе с бельем:
    — Лучше делом займись.
    Влад выдохнул с протяжным стоном и сжал возбужденный член у основания. Его не нужно было долго упрашивать. Он опустился ниже, провел языком дорожку по Димкиному животу, прикусил разгоряченную кожу возле пупка и взял сразу глубоко и влажно, сильно сжимая губами, так, что Дима взвился и застонал:
    — Потом, все разговоры … потом …
    Влад заскользил сверху вниз, то отпуская, то снова насаживаясь так глубоко, как только мог. Дима подался бедрами вслед за движением, но Влад отстранился и приподнялся над ним, заглядывая в глаза:
    — Скажи, я больше так не буду! – он скользнул рукой к основанию члена и задержал там руку.
    — Ты садист… Соколовский… — Дима положил ладонь на затылок и потянул Влада на себя, — не сейчас, пожалуйста …
    Но Влад увернулся и, подтянувшись на руках, зашептал прямо в губы, оставляя на них вкус желания:
    — Нет сейчас… или ты скажешь, или я уйду.
    Димка протянул руку и одним движением заблокировал двери:
    — Не хрена подобного. Я не отпускаю. Считай, что ты арестован, за попытку к бегству.
    — Это ты арестован, лихач, — Влад повернул его на живот, и заскользил языком по спине, прикусывая кожу губами и целуя каждый позвонок. Он ритмично ласкал член рукой, обводя большим пальцем напряженную головку. Дима выгибался под ним, прижимаясь, впечатываясь в упругий живот, ощущая, как член Соколовского упирается ему в задницу. Дима, не сдерживая стонов, сильнее сжимал руку Влада, царапал, впиваясь от возбуждения кончиками ногтей и подставлялся, выгибая спину.
    — Люблю твои руки.
    — И я даже знаю за что, — Влад вел его к пику удовольствия, возбуждаясь все сильнее и сильней, его член упирался в ложбинку ягодиц, но он не торопился проникнуть внутрь, мучая Диму ожиданием.
    — За что? — Дима хрипел, выстанывая в ритме страсти, — да… еще… сильнее… возьми, возьми, хочу.
    — Они надежные, — Влад прикусил мочку уха и зашептал, — разве ты знаешь более надежные руки, чем мои?
    Влад, ускоряя ритм, с жаром провел языком по шее и, отбросив Димкины волосы вперед, больнее обычного прикусил кожу.
    Дима почти зарычал:
    — Сука, возьми не могу больше!
    Влад облизал палец и ввел внутрь. Дима дернулся всем телом, и Влад задвигал рукой быстрее, одновременно растягивая его.
    Димка дернулся и задрожал, толчками изливаясь в руку Влада.
    — Нет, не знаю … только ты, – он без сил ткнулся лбом в прохладное сиденье и замер, впитывая наслаждение, все еще вздрагивая от пережитого удовольствия.
    Влад, не выпуская его, одной рукой придерживал за талию, а другой продолжал растягивать, двигая влажными пальцами. Дима отозвался, тут же выгнувшись навстречу. Влад потянул его на себя и, ощутив легкое сопротивление, вошел до конца. Плотное кольцо горячих мышц обхватили член, и он застонал от удовольствия. Обхватил Диму потянул на себя, заставляя приподняться, усиливая наслаждение.
    — Я не разрешаю тебе, так водить машину, слышишь?
    Толчок, поцелуй.
    — Ты нужен мне живой и здоровый
    Выйти полностью и снова утонуть в нежном шелке.
    — Я хочу, чтобы ты … — мышцы сократились и Влад задохнулся от удовольствия, - я хочу чтобы… Ты!
    Он запрокинул голову назад и, теряя смысл сказанных слов, задвигался резко, сильно, впиваясь ногтями в бока:
    — Хочу тебя! Всего хочу! Ты мне нужен … ммм …
    Резкими движениями Влад ударял в горячую точку, вбиваясь так сильно, что и Дима стонал от боли и удовольствия. Он вжался, заполняя до самого конца и толкнувшись в последний раз, сотрясаясь от сильного оргазма, излился внутрь. Теряя силы, вжал Диму в сиденье, накрывая собой, и прошептал еле слышно:
    — Я не разрешаю тебе…
    Они лежали, не двигаясь, наслаждаясь теплом, друг друга. Дима погладил руку Влада, потянул на себя и, раскрыв ладонь поцеловал:
    — Пойми, мне нужна машина.
    Влад повернул Диму к себе и, приподняв подбородок, прошептал:
    — Я буду с ума сходить, зная на какие глупости ты способен.
    — Это не глупости, ты разозлил меня, — Димка несильно укусил кончик его пальца, — вечно выпендриваешься.
    Влад запредельно нежно поцеловал его в губы и притянул к себе, обнимая:
    — А ты, оказывается, можешь говорить — теряю квалификацию.
    Димка рассмеялся и уткнулся губами Владу в шею:
    — Нет, с квалификацией все о’кей.
    Влад потянул Диму за волосы, чтобы тот откинул голову назад и поцеловал в губы:
    — Ты кого хочешь, заведешь, — он гладил Димкину спину, — что будем делать?
    — Будем доверять друг другу!
    — А как я узнаю, что ты ездишь, не нарушая правил?
    Димка потянулся куда-то за спину Влада и выдернул оттуда плюшевого медведя:
    — У меня теперь будет свидетель.
    — Мишка, которого зовут Севкой? — Влад рассмеялся и, отбросив в сторону плюшевого смотрителя, притянул Диму к себе, обвил его руками и ногами, и втянул в новый жаркий поцелуй.
    За окном проносились на большой скорости автомобили, а на лобовом стекле, приветливо мигая, Мишка, которого зовут Севкой, вздрагивал от ритмичных движений и упрямо повторял:
    - Я люблю тебя!

    Leave a comment can only registered users.