• Фанфики 5 months ago


    — Кирюш, — ласково протянул Саша, перебирая пальцами ее распущенные волосы. После бурного «доброго утра» она положила голову на его грудь и чертила аккуратными ноготочками узоры на его торсе.
     — М-м-м? — глянула на него девушка, тепло улыбнувшись.
     — Что вчера произошло? Почему.? — фразу Александр не договорил, но Кире и так было все понятно. Улыбка тут же пропала с ее лица, а в голову вновь закрались мысли, которые она вчера усердно топила в алкоголе.
     — Я… — протянула девушка, — прости меня. Я просто…
     — Кир, расскажи мне, не бойся…
    Она кивнула, скорее самой себе, нежели ему, и вновь окунулась во вчерашний день…
    Утро было замечательным: приятный осадок от ночной переписки с Сашей продолжал греть душу, его теплые слова всё ещё крутились в голове, а солнечные лучи, так и норовящиеся залезть в глаз, радовали своим присутствием в комнате. И все было прекрасно. Девушка даже рассмеялась — такое хорошее настроение у нее было.
    Поднявшись с кровати, она отправила Саше пожелания доброго утра и пару смайликов с поцелуями и направилась в душ. С лёгкостью справившись с утренними процедурами и приготовив завтрак, она вернулась обратно в комнату и в лучших своих традициях облачилась в любимый летний сарафан с подсолнухами. Настроение по-прежнему оставалось на высоте.
    После плотного завтрака Кира вооружилась своей сумочкой и, покинув квартиру под задорную мелодию, скрывающуюся с ее губ, направилась на прием к врачу. Для универа нужно было пройти гинеколога, у которого она ни разу не была, но никаких тревог у девушки и в помине не было. Разве что было не понятно, почему он им понадобился на третьем курсе. Но она благополучно оставила этот вопрос в самых дальних уголках разума.
    По дороге в поликлинику она улыбалась прохожим, поднимая тем самым им настроение, и про себя подпевала любимым песням в наушниках. День задавался просто прекрасно, даже очереди к врачу практически не было. Ну что там три человека? Правильно! Переживём!
    Но вот на приеме ее ждало нечто, чего Кира совершенно не ожидала.
     — Киара Милевская? — вышла в коридор медсестра.
     — Просто Кира, — улыбнулась девушка, в очередной раз мысленно спрашивая родителей: «За что? Почему ее не назвали просто «Кирой»? Зачем нужно было заморачиваться на «Киару»?» Но ответы на эти вопросы были однозначны: «Нам нравится твое имя, Киара, и не нужно его стесняться».
    Стесняться или не любить свое имя это не про Киру, однако ей иногда становится неловко от откровенно непонимающих взглядов окружающих, на которые ей по большей части уже плевать. Она все с той же улыбкой поднимается с диванчика и направляется в кабинет врача.
     — Здравствуйте. Прежде, чем начать, я попрошу вас сдать анализ мочи, — улыбнулась медсестра, глядя на Киру. Она выдала ей контейнер и отправила в туалет в конце коридора, попросив вернуть анализ в этот кабинет. Что ж, с этим Кира справилась без проблем.
     — Спасибо. Присаживайтесь. Доктор сейчас подойдет, — сообщила она, миловидная девушка со светлыми волосами и бейджом «Анастасия». И действительно, буквально через минуту в кабинете объявился врач в белом халате, как положено, и с обворожительной улыбкой на лице. На вид ему было не больше тридцати.
     — Доброе утро, меня зовут Аркадий Владимирович, и я сегодня буду вас осматривать, — поприветствовал он Киру, занимая свое кресло за столом.
    Конечно, поначалу девушке было неуютно в его обществе, она все же думала, что осматривать ее будет женщина, но если он квалифицированный врач, то… Хотя ей безусловно было бы намного комфортнее, если бы он не был таким симпатичным.
    Далее последовал ряд вопросов, от которых стало ещё более неуютно, однако ей пришлось отвечать, ну и соответственно сам осмотр. Прежде чем посадить Киру на кресло, Аркадий Владимирович взглянул на листочек, принесённый медсестрой:
     — Что ж, беременности нет, приступим к осмотру.
    Он какое-то время давал девушке рекомендации, о некоторых из которых она слышала впервые, после чего спросил:
     — Прежде чем сделать снимок, я бы хотел быстренько осмотреть малый таз, вы не против?
    Ответить отрицательно Кира бы в любом случае не смогла, смысл тогда было тащиться сюда, поэтому кивнув, попыталась успокоиться. Ну и что, что он мужчина? Он в первую очередь врач, а не мужчина! Да, именно так!
    Осмотр действительно закончился быстро, девушка даже почти не почувствовала неловкости, хотя думала, что будет хуже. Слава богу!
     — Хм… — протянул доктор, глядя в экран компьютера, параллельно водя датчиком внизу живота. — Скажите, Кира, вас раньше осматривали?
     — Нет, — недоуменно ответила она, глядя на экран. Откуда-то взявшееся беспокойство нарастало огромными скачками, и девушка начала волноваться. — Что-то не так?
     — Меня немного смущает размер матки. Но сейчас беспокоиться не о чем. Вам нужно будет пройти дополнительное обследование для точного результата.
     — Что вы имеете в виду?
     — Ничего такого… Просто короткая шейка матки, — протягивает он.
     — Что это значит?
     — В худшем случае бесплодие, но я не могу ничего утверждать без результатов дополнительного обследования.
     — Бесплодие? Но ведь… — договорить он ей не дал:
     — Пока рано говорить о диагнозе, — взглянул Аркадий Владимирович на нее.
     — Хорошо, — кивнула Кира, сглотнув. Бесплодие? Но он сказал, что это не точно и…
     — Не стоит себя накручивать. Бесплодие — это в самом худшем случае. Я сегодня поработаю с вашим снимком и назначу следующий прием, скажем, через неделю, договорились?
     — Да, конечно, — вытягивает она из себя улыбку. Настроение пропало. Больше не хотелось улыбаться всем вокруг и подпевать дурацким песням.
     — Кира, не переживайте. Я думаю, что все не так плохо. Мне кажется, что вы способны забеременеть, однако с большим трудом, нежели большинство здоровых девушек.
    С этого момента все и пошло под откос. Она вернулась домой, ей написал Саша и… Все полетело в тартарары.
    Они поругались. Причем Кира сама до конца не понимала, почему так истерит. В конце концов она взяла бутылку виски из закромов и села в кресло на лоджии. Как уснула не помнит. Помнит лишь громкую музыку в наушниках и обжигающее тепло алкоголя.
    Когда она проснулась, Саша лежал рядом. Про ссору она не помнила и дабы не будить парня, попыталась тихонько встать с кровати. Запуталась в одеяле и упала на пол.
     — Кир, ты что, пила? — спросил он, глядя на нее с кровати. С трудом встретившись с его взглядом, она глупо улыбнулась, сфокусировавшись на его глазах: — Ой, Саша, привет. А что ты тут делаешь?
     — Понятно, — выдохнул он, покачав головой, — ну и зачем нужно было так напиваться?
     — А я не навапи… нипави… блин… я не напивалась, — наконец связав слова, выговорила она по слогам, — и вообще… Что ты тут делаешь?
     — К тебе пришёл, что я тут могу ещё делать? — буркнул Саша, недовольно оглядывая свою девушку.
     — А ты не кричи на меня, — запинаясь выдала Кира, вспомнив, почему напилась, и по какой причине он зол, — и вообще, какого хрена ты сюда приперся? Вали обратно к своим… — не договорив, она поднялась с кровати и, пошатываясь, направилась в гостиную.
     — Иди давай! — крикнула она, оборачиваясь, но врезалась в широкую грудь парня. Саша тут же заключил не твёрдо стоящую на ногах Киру в объятия и чмокнул в макушку. Ей хотелось обнять его, поцеловать, но в голове крутились мысли о бесплодии. Зачем она ему? Не способная родить детей, да и все остальное…
     — Никуда я не пойду, — прошептал он, крепче прижимая её к себе.
     — Уйди, я сказала! Убери от меня свои клешни! — возмущалась девушка, вырываясь из рук парня.
     — Кир, успокойся, пожалуйста, — попросил он, вновь подходя к ней в попытке обнять.
     — Я спокойна! Вали к своим бабам!
     — К каким бабам, Кир? Давай ты успокоишься и мы поговорим? — предложил Саша, прекратив попытки приблизиться к девушке и подняв руки, тем самым показывая, что сдался.
    Ага. Чтобы она все ему рассказала, а он, плюнув на нее, свалил. Так какая разница когда он уйдет: сейчас или через десять минут.
     — Я не собираюсь ни о чем с тобой разговаривать! И так все ясно! Ты меня не понимаешь! Никогда не слушаешь, а даже если и слушаешь, то не слышишь! — истерила она, смахивая пальцами градом льющиеся по щекам слёзы. Тушь давно потекла, но сейчас Киру это не волновало. Она высказывала Саше все, что лезло в голову, не прослеживая последствий своего монолога. Несла какую-то чушь про его отношение к миру в целом и к ней в частности. Она уже не могла остановиться. Слова так и рвались из неё, каждое из которых, словно лезвием по коже, резало парня.
    А он слушал, не произнося ни слова, лишь пытался держать себя в руках. Так хотелось высказать ей все, что он о ней думал, но мысль о том, что она пьяна не давала этого сделать. Кира ведь сейчас не соображала, о чем говорила. Однако в конце ее тирады он поднял на ее полный обиды и злости взгляд:
     — Я в сотый раз тебе повторяю: мне никто не нужен, кроме тебя! Когда ты это поймешь?
     — Да если бы я была тебе нужна, то ты бы давно уже… — не договорила она, сбившись. Хотела бросить ему в лицо фразу о том, что уже больше двух лет ждёт предложения, но не смогла. Её пьяные глаза бегали по лицу парня, а мозг рьяно пытался выдать что-нибудь помимо правды.
     — Что? Договаривай, — чуть ли не прорычал Саша, прожигая Киру взглядом.
     — Давно бы… — на глазах вновь навернулись слезы, но девушка, сдержавшись, сглотнула и закинула голову назад, пялясь в потолок и сдерживая слёзы. Она не сможет родить ему детей. Не сможет! Какой брак тогда?! — Иди ты далеко и надолго! — воскликнула она, отворачиваясь от него и вытирая слёзы.
     — Да ты ебанутая! — высказал свои мысли парень, непонимающе глядя на Киру, — ты достала меня уже со своими истериками! Сколько можно?
     — Ну так пошли меня и дело с концом! — выкрикнула она, обернувшись, а после убежала на кухню, закрыв на замок дверь и опустившись рядом с ней на пол, навзрыд заплакала.
    Это конец. Сейчас он уйдет и… И все. Сказка, в которой она жила последние пять лет расвеется, словно сладкий сон. И правильно.
    Она ведь сама его прогнала…
    Но спустя какое-то время, из гостиной послышась шаги. Саша хотел зайти на кухню, но, подергав ручку, понял, что дверь заперта. Тогда парень опустился перед дверью на корточки и, усевшись к ней спиной, прошептал:
     — Кир, прости меня…
    Ответом ему послужил тихий всхлип. Кира не произнесла ни слова, задыхаясь от собственных слез. Она не могла себя простить ни за боль, причиненую Саше, ни за свои отклонения от здоровья.
     — Кир, открой, пожалуйста, дверь, — попросил Саша, прикасаясь к ручке, но вновь не услышал ответа.
    Она молчала, давая ему шанс уйти.
     — Кир…
     — Кира, открой дверь, иначе я её сейчас выломаю, — угрожающе произнёс Саша, поднимаясь на ноги. — Кира, я не шучу… — зарычал парень, дергая ручку двери.
    Опасаясь, что он претворит в жизнь свои слова и всё-таки выломает эту дверь, она провернула замок, но так и осталась сидеть в прежней позе.
     — Кирюш, не плач, — опустился он перед ней на корточки, большими пальцами стирая мокрые дорожки от слез. Девушка сглотнула, рвано вдохнув воздуха и, не поднимая глаз, вновь тихо заплакала.
    «Ну уйди же! Тебе не стоит быть со мной! Я бесплодна!» — кричало все внутри, но Кира по-прежнему хранила молчание.
     — Посмотри на меня, пожалуйста, — попросил Саша, стараясь заглянуть ей в глаза, но она упорно не желала поднимать головы. Тогда парень прикоснулся рукой к её подбородку и заставил поднять голову. Встретившись с её глазами, он нежно улыбнулся, проводя большими пальцами по линии скул и стирая слёзы.
     — У тебя очень красивые глаза, — прошептал он, — особенно когда злишься…
     — Они становятся ярко-синими, — проговорили они одновременно. И девушка еле заметно улыбнулась, вспоминая все то хорошее, что было между ними.
    Саша поднялся на ноги и протянул руку. Не дождавшись реакции с ее стороны, он за руку подтянул к себе Киру и прошептал:
     — Иди ко мне…
    Взглянув на него, Кира отвернулась, смахнув со щеки непрошенную слезу.
    «А может все не так плохо?»
     — Не плачь… Пожалуйста, не плачь, — бормотал он, гладя пальцами её лицо. Кира чаще задышала и опустила глаза в пол. — Кир, прости меня…
    Она покачала головой, после чего уткнулась ему в грудь и в голос зарыдала. Ему не за что было извиняться. Это все она. Она во всем виновата. Не он.
     — Тише-тише, — шептал Саша, поглаживая девушку по волосам. Чмокнув её в макушку, парень крепко обнял её, ближе прижимая к себе.
    Через некоторое время рыдания прекратились, сменившись периодическими всхлипами. Кира сжала в кулаке футболку Саши на спине и рвано хватала ртом воздух.
     — Кир, посмотри на меня, — тихо попросил парень, с нежностью во взгляде смотря на девушку. Она медленно подняла голову и встретилась с ним глазами. С любимыми светло-карими глазами.
     — Запомни: что бы не случилось, при любых обстоятельствах, я всегда буду любить тебя и выберу именно тебя, даже если мне будут угрожать смертью. Никто, кроме тебя, мне не нужен, понимаешь?
     — Это ты сейчас так говоришь, — запинаясь буркнула она, опустив взгляд. «Пока не знаешь, что у тебя не будет детей».
     — Глупая, маленькая моя девочка, — улыбнувшись, ласково прошептал он, поглаживая ее по волосам, пробегая пальцами по лицу, — я люблю ТЕБЯ и никто другой мне не нужен.
    Шмыгнув носом, Кира уткнулась им в Сашину грудь и согласно покачала головой. Улыбнувшись, парень поцеловал её в макушку.
     — Теперь ты уяснила, что ты — единственная для меня в этом мире? — тихо спросил он и, получив в ответ утвердительный кивок головой, нежно поцеловал девушку.
    Вчерашний день… Самый ужасный день в ее жизни. И диагноз, и ссора с Сашей… Самая серьезная ссора за все время.
    Она покачала головой, поджав губы, и села на кровати. Трудно было вот так взять и рассказать все как есть, но это было необходимо.
    Выдохнув, Кира все же решилась:
     — Вчера я была у врача, и он сказал, что есть вероятность бесплодия. Это в самом худшем случае, но…
    Саша сразу же понял, о чем она. Теперь всё стало ясно: и ее истерика, и алкоголь, и срыв… Это, должно быть, очень тяжело для столь юной девушки, узнать, что есть вероятность бесплодия. Больно было думать, какие мысли ее посещали, а, может, посещают до сих пор, поэтому он поспешил утешить ее.
     — Кир. Это ещё не подтверждено, так? — дождавшись согласного кивка, он продолжил: — Тогда не накручивай себя. Сейчас так много способов забеременеть, что я даже не знаю… Перепроверим все, если хочешь, — усмехнулся он, чмокнув ее в макушку.
     — Но ведь…
     — Что? — отозвался Саша, услышав в ее голосе нотки сомнения. — Погоди… Ты думала, я брошу тебя из-за этого? — он сел в кровати, заглянув ей в глаза и ожидая ответа.
     — Я…
     — Кир, ты это серьезно? Да не важно мне сможешь ли ты сама забеременеть или нет, понимаешь? Мне важно, чтобы ты всегда была рядом. Улыбалась, смеялась, трепала мне нервы. Я люблю тебя и это маленькое недоразумение ничего не изменит! Да, нам потребуется немного больше времени для того, чтобы у нас появился маленький спиногрыз, но все же… Я люблю тебя и не променяю на кого-то кто сможет родить мне ребенка. Я хочу быть только с тобой, когда ты это уяснишь?..
    Договорит она ему не дала, впившись в его губы страстным поцелуем. Эмоции так и накрывали ее волной. И счастье, и радость, и все, что только можно и нельзя. На этот раз она была уверена, что он ее не оставит. Никогда и ни за что.
     — Я люблю тебя, — улыбнулась она ему, после чего повалила на кровать, вовлекая в очередной поцелуй.

    Leave a comment can only registered users.