• Lineage 2 | Fan Club 4months ago

    02. Ковчег Фабиана. Глава 01
    Удар мечом получился не совсем таким, как рассчитывал Сальват, но для гнома он все равно оказался неожиданным. В последний момент, бородач успел подставить клинок для отражения и тут же провел ответную атаку, поворачиваясь вокруг своей оси и быстро опускаясь на одно колено.
    В этот раз юноша был готов.
    Меч гнома со свистом рассек воздух, прямиком в том самом месте, где мгновение назад находились ноги противника. Да только принести хозяину положительного результата ему не удалось. Клинок с характерным свистом проделал бесполезный путь, и возвратился в исходное положение, не достигнув цели.
    Отскочив назад, Сальват вновь поднял свое оружие. Быстро, сократив расстояние, пытаясь провести очередную атаку, он не хотел давать сопернику шанс расслабиться, заставляя находиться того все время в напряжении.
    И хотя Хагрим был уже не молод, но опыт и закалка с лихвой перекрывали возрастной недостаток. Он сразу же понял, на какое слабое место пытается надавить его ученик. Но если быть до конца честным, быстро проигрывать совсем не входило в его намерения. Пока гном стоял на ногах, шансов победить в этом поединке не было. И парень это знал.
    Сальват вновь атаковал, но уже с удвоенной силой и хитростью, заставляя гнома парировать каждое его молниеносное движение. Всякий раз, отбивая очередную атаку, Хагрим терял толику своей силы, но никак не мог уступить. Ученик должен был знать, что последующий соперник, который появится на его пути, скорее всего не сразу станет сдаваться, поэтому насколько это было возможным, бой он хотел вести только до конца.
    Время шло. Сальват умерил пыл, понимая, что силы уже на исходе. А гном, тяжело дыша, казался совсем изнуренным. Тренировочный меч в его мускулистых руках представлял собой непосильную ношу, которая то и дело непослушно пыталась вырваться из непокорных ладоней.
    Конечно гном являлся своего рода профессионалом своего дела, особенно в сражении холодным оружием, но надежда всегда умирала последней. Даже в этот вполне обычный для тренировки момент. Ошибаются все. Чем пещерные гномы лучше обычных людей? Все может произойти. А вдруг?
    – Ну что, парень? Устал? – издевки Хагрима только подзадорили.
    – Не больше, чем ты. – ответил человек и бросился в очередную атаку.
    Гном парировал все, что смог, уже практически понимая, что Сальват буквально выбился из сил. С трудом держась на ногах, его соперник стремился восстановить дыхание, заставляя легкие работать на грани возможностей. Стальной меч становился все тяжелее с каждым новым ударом, намереваясь то и дело выскользнуть из непослушных усталых рук.
    – Сдавайся! – подшучивал Хагрим, ускользая от очередного выпада и грамотно экономя силы.
    Но мальчишка, не обратив на его слова никакого внимания, с еще большим рвением надавил.
    Издевательства соперника выбивали из равновесия молодого парня, больше психологически, заставляя безумию завладеть разумом, отдавая последние остатки неистовой силы на бессмысленный завершающий удар. И лишь до того момента, когда подкосилась его правая нога и он обессиленный рухнул наземь.
    Жаль, что через мгновение сил подняться хватило лишь на одно колено.
    Сальват, уже, практически, задыхался, тяжело опираясь на клинок, но не отводил взгляда от своего неутомимого соперника. Всегда будь наготове – это были любимые слова наставника.
    А гном прекрасно все видел. Молодого, замученного парня уже покинули последние силы. А потому, нужно использовать свой шанс именно сейчас! Другого подходящего момента скорее всего не будет!
    Хагрим молниеносно бросился в нападение.
    Первый удар парень не совсем удачно парировал. После чего при соприкосновении тренировочных мечей вся отдача пришлась на правое запястье, которое обожгло невыносимой болью, и только чудом юноша не выпустил оружия из своих рук.
    Не давая больше передышки, гном во второй раз атаковал, решая поставить жирную точку, больше не тратя драгоценных сил.
    Теперь Сальват не стал защищаться, а просто нырнул под меч соперника, перекатившись через левое плечо, и провел завершающий выпад снизу. Но времени и уж тем более, сил на него не хватило.
    Гном без труда отразил вялую атаку, и быстро приблизившись к сопернику, сокращая расстояние, молниеносно создал свою. Опыт обязан был побеждать.
    Мальчишка увидел приближающийся меч в последний момент, и ему больше ничего не оставалось, как подставить оружие под удар – уклоняться не было времени.
    Клинки со звоном соприкоснулись, отчего сталь зазвенела на фоне вечерней тишины, и правое запястье от бессилия разжалось, предательски выпуская рукоять меча.
    Следующая атака могла стать последней для его владельца, если бы на месте Хагрима оказался настоящий враг.
    – Ну, вот и все. – с облегчением промолвил гном, по голосу казавшийся сильно измотанным. – В старые добрые времена, после своего проигрыша, ты бы лишился не только своей головы, но также семьи и своего клана, старейшиной которого ты бы являлся. Древние гномьи законы были слишком суровы. Поэтому владение мечом, топором или молотом ценилось не ниже, чем умение работать на золотых рудниках.
    Сальват уже восстановил дыхание и поднялся на ноги.
    – Я просто споткнулся. В следующий раз я смогу тебя победить.
    – Я на это надеюсь, мой мальчик. Ты, определенно достиг больших успехов. Теперь, чтобы справиться с тобой – нужно попотеть. И попотеть, как следует.
    Парень поднял свой меч, который все еще казался тяжелым, и расстроено посмотрел на гнома:
    – Если бы я удержался на ногах, то ты бы ни за что не смог одержать победу. Тебе просто повезло!
    Хагрим дружелюбно улыбнулся молодому человеку:
    – Ты многому научился, Сальват. Освоил технику, скорость, базовые приемы. Конечно, ты без труда победишь среднего соперника. Но вот если попадется опытный боец, даже при условии глубокой старости – он тебя просто задавит мастерством. Сначала измотает, как загнанного зверя, а потом проведет пару завершающих атак и выиграет схватку. Тебе просто необходимо научиться распределять силы по дистанции. Некоторые бои бывают очень долгими. Ты даже не представляешь, насколько.
    Юноша сунул оружие в ножны и протянул гному руку, которую тот незамедлительно пожал. Уважение к противнику было на первом месте – уж этот урок Сальват запомнил не хуже, чем остальные.
    – Спасибо, Хагрим. Я учту свои ошибки, и в следующий раз не дам тебе ни малейшего шанса.
    – С радостью тебе проиграю, если ты окажешься этого достоин.
    И оба весело рассмеялись.
    Но интересный диалог двух собеседников, к сожалению, был прерван. Перед ними внезапно возник еще один бородатый гном, которого звали Рабур, и сообщил, что повозка готова, а старейшина напоминает, что пора отправляться в путь.
    Все это действие происходило на заднем дворе трактира «Пивная Борода», который находится на Приграничной территории двух земель. А именно – людей и гномов.
    Много времени прошло с тех пор, как восемь карликов из клана «Золотого Молота», работа которых заключалась в добыче ценных камней и самоцветов из недр Нефритовых гор, построили трактир на Приграничной территории. Который, кстати, пользовался большой популярностью у местных жителей обеих рас. И хоть люди и гномы не особо жаловали друг друга, да только в этом чудесном месте их объединяли эль и пиво.
    После нескольких выпитых кружек даже воинственные соседи забывали про свою вражду в этом незабываемом заведении. Конечно, бывали и потасовки между посетителями, особенно прошлый раз пару дней назад, когда в трактир пожаловал путешествующий полу эльф. Но в основном место считалось мирным. Никто не хотел связываться с крепкими хозяевами, а того хуже – лишиться права за какой-нибудь пустяковый проступок переступать порог этого заведения, являющегося единственным развлечением на много верст.
    Итак, трактиром управлял Тули – старейшина клана. Это был здоровенный в плечах гном, мускулистый, с длинной черной бородой. Поговаривали, что он лично ходил на поклон к королю Регелю в славный город Китеж, и задабривал того подарками из драгоценных камней и само-цветов, добиваясь строительства заведения. Хоть эта территория и называлась Приграничной, но все же за нее отвечали войска королевской стражи. Поэтому разрешение на строительство нужно было получить от его личной бесподобной персоны.
    Никто не знает, каким образом удалось уговорить яростного нена-вистника нечеловеческих рас, тем не менее, результат на лицо. Трактир стоял уже больше четверти века, давая пищу, выпивку и постель для жаж-дущих путников.
    Знакомый нам уже гном Хагрим – является здесь своего рода барменом. Принимает плату за выпивку и ночлег и командует остальными своими сородичами, которых насчитывалось ровно шесть: Рабур, Дэрин, Бофур, Гимрин, Роти и Дварин. Они, в свою очередь, выполняют остальную работу по подготовке, приготовлению и уборке питейного заведения.
    За многие годы существования гномы сработались до совершенства, беспрекословно понимая свой вклад в формирование, содержание и благо-состояние «Пивной Бороды». Можно сказать, трактир процветал. Конечно, не так красиво, как некоторым хотелось бы, но тем не менее, доход был, и все затраты окупались с лихвой. К слову говоря, владельцы уже давно могли позволить себе не добывать мясо в соседнем лесу, а спокойно выкупить его на рынке в Китеже.
    Другой вопрос – что в этой компании делает Сальват? Ведь он является чистокровным человеком. Гномы не любят с ним говорить на эту тему, объясняя, что, не смотря на различия, он все равно принадлежит к их клану и является их названным сородичем. И только немного позже Хагрим объяснил, что по достижению совершеннолетия, которое наступает у гномов в двадцать лет, он лично расскажет парню историю появления в их клане, ничего не тая, и не скрывая. Вот такие никому непонятные за-коны «Золотого Молота». Которые юноша поклялся чтить и уважать. Благо осталось ждать каких-то два месяца.
    Вот такие дела.
    Сальват тоже не отлынивает от работы, хотя гномы и не доверяют выполнять кой какие задания, пока не исполнится совершеннолетие по меркам гномов, а также параллельно проходит обучение боевому мастерству владения мечом у Хагрима, и как мы уже поняли, вполне удачно. А что касается распределения сил по дистанции, то он обязательно научится этому, так как уже пообещал своему наставнику.
    «Еще как научится! Весь клан «Золотого Молота» будет гордиться человеком!»
    Гномы узаконили, сформировали и неплохо продвинули свой заработок за счет «Пивной Бороды». Оставалась последняя забота. В конце каждого месяца, а в Тальгарде в году их четыре (месяц Воды, Огня, Земли и Воздуха), гномы собирают повозку, запряженную мулом, и на закате отправляются в столицу, чтобы на рассвете достигнуть Китежа, тем самым подавая дань королю.
    Регель в свою очередь оценивает дары и принимает решение о продлении или запрете на его территории существования «Пивной Бороды». Собирать повозку Сальвату никогда не доверяли даже помогать, в силу известных обстоятельств, поэтому содержимого он никогда не видел. Хагрим всегда уводил его на задний двор и проводил тренировку.
    Обычно два гнома и Сальват оставались на хозяйстве, а остальные шестеро во главе с Тули, отправлялись в славный город Китеж. Чтобы к следующему полудню вернуться к открытию заведения.
    Сегодня очередь остаться выпала Гимрину и Роти. Юноша знал - первый, скорее всего, употребит кружку-другую эля (который сам и варит) и завалится спать. А другой полночи будет травить байки про то, как они с двоюродным кузеном в старые добрые времена ходили на пещерных троллей. Все эти рассказы парень и так знал наизусть. Да только новые придумать Роти не хватало, увы, фантазии.
    И вот, повозка была уже готова, о чем проинформировал Рабур.
    Сальват и два его «сородича», которые оставались следить за трактиром, получили наставления от старейшины, попрощались, крепко обнявшись, и проводили повозку до ворот.
    Тули в последний раз по-отцовски поцеловал Сальвата, Гимрина и Роти и произнес:
    – Да поможет нам Великий Молот! Пусть наши дары порадуют короля Регеля!
    После этих слов, дань, в сопровождении шести гномов, двинулась в путь.
    Сальват долго смотрел им вслед, пока путники окончательно не скрылись из виду, растаяв в серой мгле.
    Далее все происходило по тому же сценарию, который спрогнозировал юноша. Гимрин опрокинул кружку–другую эля и, поднявшись на второй ярус трактира, завалился спать в свою комнату.
    Роти в свою очередь устроился на столике в дальнем углу питейного помещения, и, поставив сразу несколько кружек на стол, чтобы несколько раз не бегать за добавкой, подозвал к себе парня, рассказать самую захватывающую историю. Эти байки Сальват знал практически все, некоторые из них слышал по нескольку раз.
    – Так вот, значит… – гном опрокинул кружку свежесваренного эля, залпом поглощая янтарную жидкость. – Забрели мы как-то в пещеру на западном холме Нефритовых гор. А там этих троллей – пруд пруди! Про-ход узенький такой, максимум две твари поместится. Достал я, значит, свой топор из белого золота, и давай махать направо и налево. Штук двадцать голов отрубил. Потом уморился и передал право своему младшему брату. Так мы по очереди до рассвета всех троллей и перебили.
    Роти опрокинул вторую кружку, смачно глотая и вытирая со своей шикарной бороды остатки напитка прямо рукавом туники.
    – А потом нас срубила дикая усталость. Мы просто рухнули на пол пещеры с мертвыми телами и проспали до самого заката следующего дня.
    Сальват сдержанно молчал, не показывая вида, что эту историю он уже знает, причем от этого же рассказчика. Гном, если разойдется, то может говорить целую ночь напролет, и никакие Высшие силы не смогут заставить его остановиться.
    Но сегодняшний поздний вечер не сулил ему долгих увеселительных бесед, потому что внезапно во дворе трактира залаял Батхи – бывший некогда бездомным псом, пока Дварин не приручил его, и не взял для ночной охраны заведения.
    Прошло не так много времени после отъезда провожатых, но даже если они бы вернулись, то для этого последовала бы веская причина. Никогда за все время существования «Пивной Бороды», Тули не возвращал отряд, везущий дань самому Регелю.
    Но сомнительные мысли быстро развеялись, когда хозяева, или точнее сказать, те, кто временно исполнял их обязанности, услышали глухой стук дверного молотка в створку входных ворот. Лай сторожевой собаки стал намного громче.
    Сальват и Роти сразу же поняли – за воротами стоял незнакомец. Точнее, ночной посетитель, если можно так предположить. Да, давненько в такое позднее время никто не захаживал в их трактир. Даже сонный Гимрин вышел из своей комнаты, пытаясь узнать, кто же посмел потревожить сон охранника Батхи.
    Вся троица осторожно выдвинулась во двор трактира, по пути огибая уже пустующие столы и стулья. Сальват мельком заметил золотой кинжал за поясом Гимрина. Как говорится, на Богов надейся, но лучше защити себя сам.
    У самых ворот, гномы остановились.
    – Трактир закрыт! – в голосе Роти звучали нотки напряжения. Далеко не часто путники оказывались на Приграничной территории так близко от Вальтальского леса в такое позднее время. Ночные посетители давно не появлялись здесь, и гномы явно не хотели пускать заблудившихся путников, тем боле оставаясь всего лишь втроем.
    Точнее, вчетвером, если считать Батхи.
    – Помниться раньше, «Пивная Борода» не отказывала в пище и ночлеге одиноким путникам. Или благородный Тули из клана «Золотого Молота» забыл своих друзей? – незнакомец прибыл по назначению. Это отчетливо видно.
    – Тули отправился в столицу. – заявил Роти, отодвигая массивный дверной засов, и распахивая створку ворот для ночного гостя. – Но друзей он не забывает. Если, конечно, у них есть имена.
    Батхи попытался броситься к воротам, но Гимрин вовремя остановил неистового пса, заставляя того угомониться и отправиться в конуру, чтобы досмотреть прерванный сон.
    Створка входных ворот медленно распахнулась, и во двор осторожно вошел незваный гость.
    Незнакомец был одет в черную мантию, свисающую практически до земли. Соблюдая нормы приличия, капюшон был спущен на плечи и открывал взору длинную шевелюру черных, как смола, волос. От него веяло неизвестной силой, и невозможной усталостью. По первому взгляду чувствовалось, что сделай он еще один неуверенный шаг в их сторону, силы тут же его покинут, и он рухнет в ноги хозяевам трактира.
    «Маг» – в унисон подумали Гимрин и Роти. Таких людей гномы редко, но встречали на своем пути. Ошибиться было невозможно.
    «Боевой маг» – в свою очередь подумал Сальват, обнаружив на левом боку незнакомца дорогой меч, усеянный разнородными самоцветами.

    post-img

    Leave a comment can only registered users.