Hashtags
Enter a hashtag to search for posts.

Search results (9309)

  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    На утро после произошедшего Игорь в хорошем настроении ушёл в школу, родители на работу, а Таня осталась дома под предлогом плохого самочувствия. Игорь вёл себя как ни в чём не бывало, а сестра старалась не смотреть брату в глаза. После ухода родных она легла обратно в кровать и начала мастурбировать, вспоминая события прошлой ночи. Девочка испытывала смешанные чувства. Она не могла сказать, что ей были так уж неприятны действия брата. Делать минет, да и заниматься сексом для неё было не в новинку. Девственность Танечка потеряла в 13 лет со старшеклассником и с тех пор продолжала набирать сексуальный опыт. Она не была шлюхой, но и пай - девочкой её нельзя было назвать, хотя в глазах родителей она старалась оставаться таковой. Смущало девочку, то, что на неё позарился её собственный брат.
    Продолжая поглаживать клитор она вспоминала его член в своём горле, выражение удовольствия на его лице, как сперма стекала по подбородку. Возбуждение девочки нарастало, оргазм приближался. Вставив пальчик в свою маленькую дырочку она двигала им внутри. Приглушённый стон вырвался из её пухленьких губ и она обмякла. Теперь она точно знала, что не против продолжить начатое братом.
    Игорь пришёл из школы пораньше. В его планы тоже входило продолжить ночное приключение. Войдя домой, он быстро разделся и вошёл в комнату. Сестра спала, точнее делала вид. Он подошёл к ней и позвал:
    - Таня, Танюша ты спишь?
    Она не ответила, продолжая притворяться, ей было интересно, что он предпримет.
    Игорь тем временем не терял времени. Откинув покрывало с бёдер сестры, он стал поглаживать её округлую попку, высвобождая из штанов свой стоящий колом член. Вот его рука проскользнула между ног девочки. И тут Таня повернулась к нему.
    - Что ты делаешь братик?- на этот раз в её голосе не было страха.
    - Хочу всё повторить с продолжением. - ответил брат, не останавливаясь.
    - Тебя не смущает, что я твоя сестра?
    - Я давно тебя хочу, давай попробуем?
    - Что именно ты хочешь?- в голосе Танечки появились шаловливые нотки.
    - Хочу тебя трахнуть!- выпалил Игорь.
    Девочка не ответила. Она перевела взгляд на член брата и протянув руку взяла его.
    Член Игоря едва не лопнул от возбуждения. Он не ожидал от сестры такой реакции. Она стала дрочить его пенис, а его рука проникла в её трусики, нащупывая вожделенную влажную дырочку. Больше терпеть он не мог. Встав с кровати он поднёс член ко рту сестры.
    - Возьми его!- произнёс он сдавленным голосом.
    Танюшу не пришлось просить дважды, на этот раз она охотно приоткрыла свой нежный ротик и приняла фаллос брата. Это было восхитительно! Игорь стонал, уже не скрываясь. Положив руки на затылок сестры, он сжал её волосы в кулак и вогнал член глубоко её в рот. Слюна потекла по подбородку девочки, но она не отстранилась. Ей нравилось сосать мужские члены, в такие моменты она ощущала себя грязной шлюхой и это её ужасно возбуждало. Она сосала член брата с упоением, наслаждаясь процессом. Трусики можно было выжимать, пальцы брата уже проникли во влагалище и двигались там.
    - Ты не девочка?- спросил Игорь.
    Танюша лишь отрицательно качнула головой, не отрываясь от пениса брата.
    Игорь вытащил руку из трусиков сестры и резко разорвал их. Опрокинув её на спину, он раздвинул ножки сестры в стороны. Ооо... как же долго он представлял это в своих фантазиях...
    Он вошёл в неё резко и глубоко.
    - О да, я так хочу тебя!!!- прошептал он, продолжая наращивать темп.
    Девочка стонала, закрыв глаза. Член брата дарил ей невероятные ощущения, двигаясь внутри неё. Она двигалась ему навстречу, а он трахал её, сжимая маленькие грудки своей сестрёнки...
    Игорь вышел из сестры и развернув её поставил девочку раком. Войдя в неё сзади он начал массировать колечко её ануса большим пальцем руки, смазанным слюной. Стоны его младшей несовершеннолетней сестры невероятно возбуждали его. Постепенно он стал просовывать палец в глубь попки Танюши, пока полностью не погрузил его. Стоны девочки стали громче. Поняв, что ей это нравится, брат двигал палец в попке сестры, попеременно со своим членом...
    Танечка напряглась, её тонкое тельце задрожало мелкими судорогами и она кончила. Игорь тоже почувствовал приближение оргазма. Резко выйдя из тела сестры, он повернул её лицом к себе и поднеся член к губам обильно кончил. Спермы было много, она залила лицо девочки, забрызгала её грудь. Бессильно упав на кровать рядом с сестрой, Игорь закрыл глаза, пытаясь отдышаться. Одной из его фантазий суждено было сбыться. Он повернулся к ней и поцеловал в губы, измазанные спермой.
    - Ты самая лучшая сестрёнка в мире!!!- произнёс он.
    Она улыбнулась и прижалась к нему. Секс с братом подарил ей новые ощущения, ни с чем не сравнимые. Она уже знала, что это не последний их трах.
    А Игорь уже представлял как проделывает тоже самое с матерью.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ████████] ✱ ✳ ✴ ✷ ⊛

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Примерно через месяц Игорь позвонил мне на работу и спросил: как я отношусь к идее поехать на рыбалку с ночёвкой в ближайшие выходные? Я сказал, что положительно. Моя жена была очень довольна, что у меня со свояком складываются дружеские отношения. Потому что с двумя первыми мужьями её сестры у меня они были довольно прохладные. На рыбалку мы поехали на турбазу от работы Игоря.
    Приехав туда в 10 утра, мы обнаружили её прекрасно оборудованной, с 30 маленькими домиками, разбросанными на довольно приличном расстоянии один от другого в густом лесу. Нам выделили один из них и мы, взяв ключи, отправились его искать. Это был маленький чистенький домик в густых зарослях орешника. В нём была небольшая комната с двуспальной кроватью, небольшим столом, двумя стульями и мини холодильником. Ещё был душ, совмещённый с туалетом.
    Расставив вещи и пошутив по поводу двуспальной кровати, мы взяв удочки пошли на рыбалку. День прошёл прекрасно, мы рыбачили, купались, загорали. Выпили порядочно коньяка с отличной закуской. Я старался как мог не фиксировать свой взгляд на здоровом бугре между ног моего свояка, а он в свою очередь даже намёком не напомнил мне об удивительных обстоятельствах нашего первого знакомства.
    День пролетел быстро и в 9 вечера, собрав вещи с небогатым уловом, мы вернулись в наш домик. Игорь спросил, если я не возражаю, что бы он первым принял душ? Конечно я не был против. Он вышел из душа через несколько минут совершенно голый, его толстый член тяжело покачивался на здоровенных шарах яиц когда он пересёк комнату. Я прошёл в душ стараясь не особо откровенно пялиться на него. Стоя под горячими струями воды, я старался решить для себя самого какого продолжения этого вечера я хочу. Я не знал этого. С одной стороны всё было в моих руках. И если бы я не захотел повторить наши "особые" отношения, это было бы полностью в моих силах. И это я, а не он должен был принять решение о предстоящей ночной программе. В итоге я вышел из душа так ничего и не решив, просто положился на случай.
    Игорь лежал на кровати на спине широко раскинув ноги. Его поза достаточно откровенно показывала какое именно продолжение вечера он бы хотел устроить для своего хуя и моего рта. Его глаза были закрыты. Мне было решать.. Я не мог оторвать глаз от наполовину прикрытой тонкой коричневой кожицей большой розово-бархатной залупы. Я мысленно представил как мои горячие губы, мягко сжав отодвигают эту кожицу, освобождая и погружая в глубину моего рта вздрагивающую от нетерпения головку. Я почти чувствовал её вкус... Неожиданно Игорь открыл глаза и поймав мой жадный взгляд сказал:
    - Ну, что Руслан, может подурачимся чуть - чуть как в прошлый раз?!
    Я молча приблизился к кровати, не сказав ни слова, нагнулся и погрузил в рот здоровый хуй свояка.
    Я сосал как обезумевший. Просто перестал себя контролировать. Я лизал, сосал, покусывал, эту здоровую сардельку. И всё это сопровождалось моими смачными причмокиваниями и громкими вздохами и восклицаниями Игоря. Это длилось довольно долго, пока наконец щедрые потоки густой сладковатой спермы не стали извергаться в глубину моего рта. На этот раз не пролилось ни капли. Я проглотил всё!
    Игорь был доволен, он потрепал меня по щеке и неожиданно сказал:
    - Я вобщем то рад, что у меня свояк оказался хуесосом - любителем толстых хуёв!
    - Не хуёв, а хуя. Поправил я его машинально.
    - Ну хуя, так хуя! А ты не хочешь, Русланчик, попробовать ещё что нибудь новенького на вкус? Я бы был не против.
    - Можно и попробовать. Сказал я неуверенно.
    И не теряя времени, Игорь поднял ноги, широко разведя их в стороны. Предоставив моим удивлённым глазам свою маленькую коричневую плотно сжатую розетку ануса, густо заросшую чёрными кудрявыми волосами.
    - Постарайся просверлить её поглубже своим языком. И не надо торопиться.
    Был ли у меня выбор? Был.... Его анус оказался очень упругим и в то же время бархатным на ощупь языка. Игорь стонал от наслождения. А мой язык уже порядочно устав, всё пытался просверлить эту узкую упругую дырочку. Это длилось добрых 10 минут. А потом отстранив меня он встал на колени и схватив за волосы всадил мне в рот свой толстый хуй, который тут же разрядился в мою глотку мощной очередью. Спермы было ничуть не меньше чем в первый раз, но проглотил я её уже с удовольствием. Опять не проронив ни капли.
    - Я всё больше становлюсь доволен тобой, Руслан! Вот и всё, что он сказал.
    Не зная, что на это ответить, я молча пошёл в туалет, где привёл себя в порядок.
    Когда я вышел, Игорь накрывал на стол. Он уже успел надеть трусы и майку. За столом опять начались разговоры обо всём и не о чём, но только не на тему наших "особенных" отношений. Игорь говорил со мной как с равным, как будто это не я несколько минут назад пытался продырявить своим языком его маленький коричневый анус. И это не в мой рот, грубо схватив меня за волосы он только что спустил не меньше пол стакана спермы, которую я давясь и захлёбываясь но всё же проглотил.
    В общем, я был рад, что именно такие отношения складываются между нами. Никаких обидных намёков, даже когда мы наедине.... Выпив ещё одну бутылку коньяка и неплохо закусив, мы стали укладываться спать. Ночь обещала быть душной и я пошёл сполоснуться в душе перед сном. Я уже лежал в кровати когда голый Игорь вышел из душа. В кровать он сразу не лёг, и чтобы немного обсохнуть просто ходил по комнате. Его тяжело покачивающиеся хуй с яицами действовали на меня как удав на кролика, я просто не мог оторвать глаз от их мощи. Полуприкрытая кожей головка глянцево блестела в полумраке. Когда он подошёл с другой стороны кровати я машинально сдвинулся к краю. Хотя места было больше чем достаточно для двоих. Своё одеяло он сложил и положил на стул, и приподняв моё не раздумывая нырнул под него. Я лежал голый на животе и Игорь без лишних сомнений лёг на меня. Его толстая сарделька уверенно раздвинув мои податливые ягодицы устроилась в желобе между них.
    Я не двигался, затаив дыхание. Игорь несколько раз не торопясь приподнял и опустил свои бёдра от этого мои ягодицы ещё больше раздвинулись и дали возможность его сардельке поплотнее улечься между ними. После этого он шёпотом спросил меня:
    - Ну, Руслан, я думаю, твоей попке давно уже не терпится...
    - Нет, Игорь, только не это! только и смог выдохнуть я. Содрогнувшись от мысли, что этот таран может вломится с мою маленькую дырочку. Даже вообразить это было больно.
    - Ты что решил теперь целочку из себя изобразить? усмехнулся он и прикусил мне мочку уха.
    - Ты же прекрасно понимаешь, что порвёшь мне весь анус. Неужели тебе правда этого хочется?!
    - Мне хочется только одного. Увидеть как твоё очко медленно насаживается на мой толстый хуй, обхватывает его как можно туже, а потом начинает сокращаться всё сильнее сжимая его. И мы с тобой постараемся ничего не порвать. Поверь, что я тоже не очень люблю порванные попки! Так что давай не придуривайся, вставай на коленочки, и задирай повыше попку.
    Игорь слез с меня и сел рядом, ожидая когда я встану раком. Я лежал не двигаясь и ничего не отвечая ему. Тогда он широко раздвинул мои ноги и уселся по-турецки между них . Потом он взял своими сильными руками и развёл в стороны две половинки моей попки. Я почувствовал ...как он склонившись стал сильно дуть мне в анус. Ощущение было довольно необычное, можно даже сказать приятное. Дальше он несколько раз плюнул мне метко прямо на дырочку. От меткого плевка и от контраста температуры его горячей слюны, май анус стал непроизвольно сжиматься и разжиматься. Игорь засмеялся и звонко шлёпнул меня по заднице своей широкой пятернёй.
    - Если бы ты мог видеть свою дырочку когда она сокращается, ты бы не поверил своим глазам! Она уже всосала все мои слюни, это просто спектакль!
    С этими словами он снова смачно плюнул точно в цель.
    Моя дырочка опять стала непроизвольно сокращаться издавая звук как бы причмокиванья. От чего Игорь просто расхохатался, снова звонко шлёпнул меня по заднице.
    Я лежал как оплёванный, не зная то ли мне плакать, то ли смеяться. Чувство было как у какой то шлюхи. Мы уже не были на равных. Я был хоть и желанной, но всё таки просто дыркой в жопе, и отношение ко мне было соответствующее. А Игорь всё забавлялся с предметом своего вожделения. Он то дул, то плевал на мой анус широко раздвинув руками мои пухлые половинки. Я почувствовал, как его палец стал массировать мой анус и, неожиданно погрузился в него. Ощущение было приятным но достаточно необычным, и как я не старался себя контролировать, мой анус опять стал сокращаться крепко сжимая палец Игоря. Второй рукой он пошлёпывал меня по заду и разговаривал уже не со мной, но с моей задницей.
    - Эй, не торопись это ещё только палец. Бляяядь, каак клаассно, я представляю, как ты будешь сжимать мой хуй!!
    Энергично поработав в моей дырочке одним пальцем, он вскоре ввёл в неё второй, а ещё через некоторое время третий. При этом он не жалел слюней и дело двигалось. Мой анус оказывал всё меньше сопротивления, и всё больше раскрывался под натиском сильных пальцев Игоря.
    В какой то момент он оставил в моей дырочке только один палец, который я практически уже не чувствовал. А потом, вставив палец другой руки, он согнул их и стал растягивать мой анус в разные стороны.
    - Вот это я понимаю, вот это да! Всё-таки жаль, Руслан, что ты не можешь увидеть свою задницу. Ты бы совсем перестал бояться толщины моего хуя, если бы только увидел эту дыру у себя в жопе. Игорь стал дуть и я явно ощутил как при этом холод проникает глубоко в меня, в мои внутренности.
    Растянув мой анус, как ему казалось, достаточно широко, он велел мне перевернуться на спину. И когда я сгорая от стыда сделал это, он взял меня за щиколотки и, подняв, согнул мои ноги, широко разведя их стороны. Моё очко было полностью открыто. Ещё никогда в жизни я не находился в такой унизительной позе. Я даже не мог пошевелиться, только жалко, как собака, смотрел в лицо Игоря, ожидая его действий и повелений. А он в этот момент внимательно разглядывал мою дырочку. Потом, сказав мне, чтобы я крепко держал руками свои ноги в этом положении, он ещё немного поработал в ней своими пальцами.
    Потом Игорь встал с кровати, а мне велел оставаться в той же позе. Его хуй принял свой устрашающий размер. Теперь он не раскачивался из стороны в сторону, о нет! Он торчал вперёд как меч. Налитая кровью залупа имела просто устрашающий размер. И только яйца тяжело перекатывались между его ног когда он шёл по комнате, что бы налить себе ещё пол стакана коньяка. Мне он его даже не предложил, а я не посмел его попросить. Выпив свой коньяк, он оглядел меня всего и ухмыльнувшись сказал:
    - Кто бы мог подумать... свояк, ёб твою мать!
    Я лежал как оплёванный, с задранными ногами и с растянутым его пальцами очком готовый ко всему. Он подошёл не торопясь. Встав на колени, он задрал ещё чуть повыше мои ноги, "отрегулировал" высоту на которой должен быть мой анус, чтобы ему было удобно влупить в него свой хуй, "зафиксировал" это положение двумя подушками подложив их под меня. Потом смачно поплевав на свой хуй и не торопясь подрачивая его он дал мне последние инструкции.
    - Короче, Русланчик, я сейчас начну тебя ебать в жопу. В первый раз это всегда немного больно. Но я постараюсь ничего не порвать и обещаю делать всё очень осторожно. Советую! Как только залупа начнёт раскрывать твоё дупло, начинай тужится что есть силы. И пока хуй не втиснется по самые яица не вздумай сжимать очко, иначе разрывы станут очень возможны. Ну, поехали!
    С этими словами он смачно плюнул на моё очко, потом на свою залупу и приставил её к моему анусу.
    Я начал тужиться так сильно, как только мог и его здоровая продолговатая залупа начала медленно погружаться в меня. Конечно, я ожидал боли, но не такой! Казалось, что вот - вот моё бедное очко разорвётся в нескольких местах, что у него больше нет запаса на растяжение. Казалось, что оно уже растянуто до последней точки. Я орал, я плача умолял его пощадить меня и прекратить, иначе я просто умру от боли. Но всё было напрасно. Когда его залупа полностью вошла в меня и мой анус плотно сомкнулся за этим гигантским грибом Игорь остановился.
    - Ну вот, Руслан, дальше не будет так больно. Самая толстая часть моего хуя уже внутри тебя, теперь будет легче. Передохни пару минут и начинай тужиться, до моих яиц осталось каких нибудь 20 см., не больше.
    - сказал он смеясь.
    Эти 20 см. показались мне вечностью. Его хуй медленно погружался в меня не останавливаясь ни на мгновенье, пока яица не остановили движение. Из моих глаз не переставая, катились слёзы. Я был насажен до упора. Боль не отпускала меня ни на минуту. Я чувствовал, что его тупорылая залупа широко раздвинув анус проложила себе дорогу в моих кишках и упёрлась в мою простату. Игорь остановился. Довольно улыбаясь, он глядел мне прямо в глаза.
    - Ну хватит хныкать, ты должен быть рад, даже если пришлось немножко потерпеть, а? Теперь я тебя отпидарасил по полной программе! Можешь перестать тужиться, я не начну вытаскивать свой хуй, пока ты меня об этом не попросишь. И чтобы не было больно, попробуй поработать им.
    Я стал сжимать и разжимать свой анус морщась от боли, а Игорь закрыв глаза громко стонал от наслаждения.
    - Ещё, ещё! Ну, Руслан, не останавливайся, работай, работай своей попкой! Сжимай его сильнее! Сжимай!
    Слёзы текли из моих глаз, но я продолжал без остановки сжимать своим анусом толстый хуй, который был всажен до основания в мою попку. И боль постепенно стала исчезать, её заменило удивительное состояние полной заполненности. Но это правда, трудно описать словами. Неожиданно хуй Игоря напрягся во мне и я почувствовал как по нему пробежали спазмы. Он долго - долго спускал в меня. А потом обессиленный рухнул на меня. Мои ноги были разведены широко в стороны и я, что бы было удобнее закинул их на маленькую упругую попку Игоря крепко обхватив ими его торс. Его хуй почти не потерявший свою твёрдость даже после третьего за 1 час мощного извержения изменил угол давления в моих внутреннлстях и я внезапно почувствовал неописуемое блаженство. Моя попка заёрзала под ним, надеясь ещё раз ощутить это сладкое мгновение. Игорь удивлённо открыл глаза и посмотрел в мои. В ответ я, не говоря ни слова, сильно сжал свою норку, и неумело попытался подмахнуть...
    - Понял! - усмехнувшись сказал свояк и не торопясь начал работать своим поршнем....
    Я крепко обхватил его ногами и подмахивал как только мог. Его хуй уже без труда ходил взад и вперёд в моей растянутой до последней точки попке. Через несколько минут безостановочной ...ебли Игорь вытащил из меня свой хуй, который при этом издал звонкий звук "ЧПОООК" и перевернул меня раком. Войдя в меня сзади, на этот раз абсолютно без проблем, он крепко взялся руками за мои бёдра и тут началась настоящая ебля... его движения стали резкими и совершенно безжалостными. Он ебал меня как здоровый кабель в подворотне ебёт маленькую жалкую сучку не обращая внимания на её скулёж. Я как та самая несчастная сука крепко насаженная на его поршень мог только жалобно поскуливать в ответ на его особо резкие толчки. Уже не было ни боли ни удовольствия. Моё очко горело огнём как будто в него налили скипидару. Терпеть это становилось всё невыносимей. И вот неожиданно хуй вновь выскользнул со чпоком из моей пылающей задницы. Весь грязный в сперме и гавне он был незамедлительно засунут мне в рот. Пара резких толчков которые чуть не разорвали мне горло и мощные струи горячей спермы обильно хлынули в моё пересохшее горло, а потом и на лицо.
    Я был полностью обессилен, унижен и раздавлен произошедшим. Из моего развороченного ануса стекали по ляжкам и яицам потоки спермы вперемежку с гавном. Всё моё лицо было покрыто спермой, запах в комнате наверное был соответствующим, но я его уже почти не чувствовал. Я был уверен, что всё позади и попытался встать на не слушающиеся меня ноги, что бы пойти в душ, но был грубо опрокинут обратно в кровать. И пока я не вылизал до блеска весь хуй с потными яицами в придачу, а потом и вспотевшее очко своего свояка, мне не было позволено пойти в ванну.
    В ванной я долго плакал, проклиная себя и тот сломанный ёбанный душ, который так не вовремя сломался. Я ненавидел себя и с ужасом думал о своём будущем, если только оно у меня ещё было. Кое-как умывшись я вернулся в комнату. Игорь уже спал широко раскинувшись на кровати. С трудом, примостившись на оставшемся пятачке, я вскоре уснул.
    Утром меня разбудил Игорь, он легонько потряс меня за плечо:
    - Вставай соня, завтрак на столе.
    Я с трудом встал с кровати. Ноги ныли, а в анусе было такое ощущение, как будто туда что-то вставлено. Кое как в раскорячку доковыляв до ванной я с ужасом обнаружил, что мой анус весь распух и напоминает своим видом какой то распухший пунцовый пельмень. Дотронуться до него было невозможно, боль была похожа на зубную. Расстроенный, я вышел из ванной и с ненавистью посмотрел на Игоря. Я ненавидел его, я хотел что бы он сию минуту исчез из моей жизни и вообще был стёрт с лица земли. Заметив мой взгляд, он спросил меня совершенно невинным тоном:
    - Ты что плохо спал? У тебя вид какой-то не выспавшийся.
    Что я мог ответить?! Не ответив, я сел за стол. Жизнь продолжалась, и внешне не изменилось ничего, как будто ничего и не было в помине.....
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ✶ ⍟ ✦ ✧ ♓

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Она ехала из интима магазина на корпоративную вечеринку Нового Года. Руководство предложило отпраздновать Новый Год на работе в конференц зале, устроив маскарад и каждый должен был прийти в каком-нибудь костюме. Она ехала в такси и думала о недавнем разрыве отношений со своим возлюбленным, вернее сказать она не очень то любила его душой, но телом она обожала его. То, что он вытворял с нею, как они занимались сексом и причем очень часто - как минимум 1 раз в день, а оральный секс был вроде ритуала без которого они не уходили на работу и встречаясь у порога после работы занимались им, наслаждаясь ароматом пота и следов возбуждения, которые приходило к ним, когда они вспоминали друг друга в течении дня... Сейчас Она ехала и вспоминала этот запах его члена и приятная нега пробегала по телу, киска ныла и она тянулась к ней. Отодвинув полы жакета она в полумгле оголила бедра, которые скрывали лишь чулочки в крупную сетку и раздвинув ножки Она взглянула на свою киску - трусиков она не любила носить, тем более когда она была часто в возбужденном состоянии... Ее киска была прекрасна - нежные губки были очаровательны, сквозь них просматривался немножко розовенький «язычок», который как будто дразнился. Она дотронулась ее пальцем и простонала...
    - С вами все в порядке? - спросил шофер.
    И она резко запахнув полы жакета ответила:
    - Да, все нормально...
    Она вытащила из сумки маску, которую она купила для маскарада в интим магазине, и бросила взгляд на еще две покупки - фаллоимитатор и анальный стимулятор, все они были подобраны по размеру своего бывшего возлюбленного, про которого она старалась не думать... Таксист остановил у самого подъезда. Отдав деньги таксисту, она вышла из такси и закутываясь в полушубок она наклонилась над открытым окном взять деньги, при этом ее красивые груди почти оголились представ на обозрение шоферу. Чувствуя взгляд на себе, Она взяла сдачу и как бы нехотя расстегнула пуговицу жакета. В этот раз шофер увидел мельком соски Ее, отчего его брюки напряглись и заметив это Она улыбнулась и бросила сдачу обратно.
    - Возьми себе - , сказал Она, - ты сделал мне комплимент, спасибо...
    Она запахнула полушубок и пошла в офис, где уже вечеринка была в разгаре...
    Застегнув на жакете пуговицу на груди, она вошла в зал. В это время бухгалтер произносил тост и увидев ее он замолк. Красная маска, которая скрывала ее лицо, ни чуть не портила ее, а облегающий жакет подчеркивал ее красивую фигуру, которой завидовали даже девушки младше ее. Опомнившись, бухгалтер дальше продолжил при этом жалея, что не может в это время предложить ей место рядом с собой, а должен говорить речь. Проходя мимо столиков она ловила на себе взгляды, во многих она читала, что они догадываются где она могла купить такую эротическую маску и может у них есть они, но они не осмелились их одеть. Уже садясь на стул за столик, где сидел весь ее отдел, Она увидела вспышку и повернув голову увидела Его. Это был новый сотрудник из соседнего отдела, которому и поручили запечатлеть на фотокамеру вечеринку. Его широкие плечи и высокий рост были заметны издалека, короткая стрижка ничуть не портила его, а только придавала еще больше брутальности. Но больше всего ей в нем нравились глаза - карие, с небольшим прищуром, которые прикрывали длинные ресницы. Они заставляли ее невольно улыбаться, когда Он смотрел на нее и когда долго не отводил от нее взгляд ей казалось, что она абсолютно голая и он ее раздевает взглядом, и она краснела и сильно смущаясь отводила глаза. Он не был похож совсем на ее бывшего возлюбленного, и этим он нравился ей - брутальностью, силой, которую она читал в ее взгляде, широких плечах.
    - Вы замечательно выглядите - , улыбнувшись произнес своим немножко хрипловатым голосом.
    - Спасибо. Но мы, думаю, можем перейти на ты, как ты считаешь?
    - С удовольствием! Тогда выпьем на броденшафт? Он налил в бокалы шампанское, присел на свободный стул, и протянул ей. Они сплели руки, выпили шампанское...
    Она ощутила запах его тела, его тепло и голова немножко закружилась от такой близости. Она еле сдерживала себя чтоб не поцеловать его в губы и поцеловала его в уголок губ, почти коснувшись. После посмотрев в ее бездонные глаза Он прочитал большое желание, доверие, восхищение, смущение, но самое главное блеск - одним словом в них было все что он так любил в женщине и чего он так долго искал... Шел третий час вечеринки. Танцы, конкурсы все ей нравилось, но вспоминая что ей придется ехать в пустую квартиру, где ее никто не ждет ужасало ее. Здесь ей было хорошо и еще хорошо от того, что здесь был Он, Он был всегда рядом с ней. Его присутствие заводило Ее. И у нее созрел приятный план, как завладеть им. Она никогда еще не действовала сама первой, но ей не хотелось возвращаться одной домой. После очередного танца, Она отпросилась в туалет и Он пошел вместе с ней, сказав, что тоже давно хотел облегчиться. После облегчения Он услышал как из соседней кабинки Она вышла, стуча каблуками, но прошла не в зал, а стала подниматься по лестнице. Он вышел, подождал, думая что она придет обратно, но ее не было. Тогда Он поднялся по лестнице на этаж, где располагались рабочие кабинеты отделов. В конце коридора он заметил приоткрытую дверь. Он запер дверь на лестнице и пошел, стараясь не шуметь к кабинету, где как он предполагал была Она. Подойдя к двери и заглянув Он был мягко сказать шокирован. По середине комнаты боком к нему сидела Она расставив широко ноги. Полы жакета были задраны, а юбка лежала на соседнем стуле, и Она одной рукой ласкала между ног, а другой ласкала свои красивые груди, которые торчали из под жакета. Он чуть постанывала, закрыв глаза и откинув голову на спинку стула.
    Тут Он заметил что в руках у нее был силиконовый член. Он быстро взял в руки камеру и начал фотографировать ее. Вскоре, возбудившись, она встала и прикрепив силиконовый член к зеркальной дверки шкафа с помощью присоски, стала ласкать его... Этот вид заводил Его не меньше, чем Ее. Его член уже упирался в джинсы, Он прерывисто дышал, чувствуя как яички в мошонке стали перекатываться и еще больше упирали член в джинсы. Она тем временем, став задом к члену, стала насаживаться на него. Силиконовый член погружался в ее киску и заставлял ее издавать стоны, которые она даже не старалась сдерживать, потому что она чувствовала, что Он следит за ней. Он все фотографировал, боясь упустить каждое ее мгновение. От того вида Он не выдержал и расстегнул ширинку и Его член выпрыгнул наружу. Он ухватился за член одной рукой и, натянув головку член, стал дрочить член, а другой рукой он продолжал фотографировать ее. Услышав звук расстегивающей ширинки Она улыбнулась и приятное ощущение победы ее плана охватила все тело. Она повернула голову в сторону двери у увидела как он дрочит свой немаленький член и фотографирует Ее.
    - Иди сюда, - промолвила Она.
    Не ожидая такой развязки, Он встал в ступор. Тогда она прошла к нему провела к стулу, усадила и встав на колени стала ласкать его член... Ее ласки, взгляд, улыбка расслабили его и позволили полностью погрузиться в наслаждение. Язычок скользил по стволу от яиц к головке, а умелые пальчики ласкали мошонку, перекатывали яйца. Член становился все крепче в ее ротике и это ее возбуждало отчего она еще больше вертела своей очаровательной попкой и ласкала клитор ручкой. Слизывая сок страсти с члена она старалась причмокнуть от удовольствия, простонать, поймать взгляд его пленительных глаз. Он положил руку ей на голову и откинув голову и закрыв глаза стал насаживать ее на свой член. По сути он просто уже трахал ее в рот. Но долго оставаться закрытыми глазами ему не хотелось, он хотел любоваться ее видом.
    Белоснежные груди с розовыми сосками торчали поверх жакета, а сочная нежная киска и очаровательная попка виднелись из под низа жакета. Он потянулся к ней и стал снимать с нее жакет. Когда Она полностью оголилась он взял камеру и начал ее снимать. Ей нравилось позировать - то прикроет все интимные места ручками, то застынет в вызывающей в позе. А напряженный член, которому не нужны были даже ласки чтоб стоять, был лучшим показателем ее обнаженной красоты, эротичности. Но долго снимать не получилось и он как самец набросился на нее, встал на колени перед ней и впился губами в ее киску, прижав к зеркальной двери шкафа-купе. Ее киска как персик - ароматная, сочная и нежная. «Какая красивая пизда, как много красивого в этом слове сейчас, как мне хочется ее», - очарованно проносились мысли в его голове. И снова, снова он прижимал к ней свои губы, высовывал большой мягкий язык и ласкал, как верный пес, ее нежные губки пизды, клитор... Ее казалось что она снова очутилась в сказке и голова немного кружилась. Стараясь крепче опереться на дверцу, она нащупала силиконовый член, который сейчас был совсем одинок. Это движение не прошло незамеченным от него. Отлепив член от дверцы и, глядя в ее мутные от наслаждения глаза, повернул ее к стене и она покорно прогнула спинку, выставив попку и раздвинув ягодицы руками. Сначала он расширив пальчиком анус, а затем вогнал силиконовый член в ее анус. Она стонала и даже покрикивала от приятной боли, закусывала губу и даже тихо материлась от удовольствия... Двигая левой рукой силиконовый член, пальцами правой руки он разрабатывал пизду. Сначала два, затем три пальца вошли в узкую щель пизда, но вот уже и кулак стал пропадать в пизде. Она со слезами на глазах терпела приятную боль и хотело в это момент лишь одного - лишь бы это не кончалось.
    Уже не желая больше терпеть он встал и вогнал резко хуй в пизду. Она издала протяжный крик и содрогнулась вся, судорога прошла по всему телу и жар пронесся по всему телу. Хуй входил в пизду быстро и резко. Через тонкую стенку внутри пизды он чувствовал силиконовый член и это было еще приятней. Приятные ощущения охватывали его тело. Он чувствовал, что не может больше терпеть, что хуй сейчас взорвется и вытащил его из пизды, поднося к ее ротику. Встав перед ним на колени, Она покорна стала ждать открыв ротик. Он дрочил свой огромный член. И вот по жилам быстра промчалась сперма и выстрелила прямо ей в лицо, забрызгав ротик и носик. Он кричал от удовольствия, ноги его тряслись и он еле стоял от судорог, которые проходили по ногам. Она покорна ручкой собрала с лица сперму и слизала с нее. Затем обхватив ручкой хуй стала тщательно слизывать сперму с головки, ствола, с яиц... Они ехали в такси с вечеринки вместе. Она положила на его плечи голову дремала. А он, обхватив ее сильными руками, вспоминал как замечательно прошел вечер, как они быстро одевшись, вызывали такси и смотрели вместе снимки пока его ждали, как тайком пробирались по коридору, чтобы быть незамеченными, ведь им так хотелось побыть одним. Он еще крепче прижал ее и она подняла к нему голову и они сплелись в долгом поцелуе. Такси уносило их туда, где они смогут быть наедине, где им никто не сможет помешать, где не так давно было одиноко, но сейчас будет по другому, потому что у нее есть он...
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    (•̪●)

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    В ванной Денис и Алина занялись привычным делом: стали мыть друг друга. Они часто принимали душ вместе. Не спеша, они намыливали тела гелем. Мокрое и скользкое тело Алины смотрелось очень сексуально. Денис нежно намылил член и яички Алины, просунул мыльный палец в попу. Ещё расширенное после секса отверстие почти не создало сопротивления.
    — Ай, щипит, — скорчила рожицу Алина, когда Денис вторгся пальцем слишком далеко.
    — Прости, — Денис извлёк палец и поцеловал любимую.
    Где-то внутри у Дениса начало повторно зреть возбуждение. Чувство удовлетворения после недавнего оргазма сочеталось с вновь нарастающим желанием. Это чувство тонуса было приятным само по себе.
    Покончив с принятием душа, они голыми пошли в комнату. Было уже тепло и можно было спать абсолютно без одежды. Они забрались в постель.
    — Сколько времени уже? — спросила Алина.
    — Половина второго. Заработалась ты сегодня.
    — Ужас. Завтра вставать в семь. Давай спать.
    Денис уже был готов продолжить плотские утехи, но Алина твёрдо намеревалась спать. Завидев начавший напрягаться член Дениса, она категорично заявила: «На сегодня уже хватит. Да и задница у меня не железная. На твою у меня сил тоже нет».
    — Ну, спать — так спать, Денис распластался на спине. Алина же решила устроиться сверху и расположилась головой на его груди, вытянувшись под одеялом вдоль тела Дениса. Хоть это и сковывало свободу движений, но Денису нравилось, когда Алина спит на нём сверху. Нравилось чувствовать её горячее тело, упругие груди. Иногда Денис спал на животе, а Алина устраивалась на его спине.
    Алина заснула, а Денис стал думать о том, как их отношения будут развиваться дальше. Стоит ли ему жениться на Алине? Как быть с детьми, ведь родители хотят внуков? Что будет, если кто-то догадается о том, кто Алина на самом деле? Вернее, кем была от рождения. Все эти мысли принесли волну беспокойства в душу Дениса. Он ещё долго не мог уснуть. Алина же мерно посапывала у него на груди. В конце концов, и Денис погрузился в забытье, под весом своих тревожных мыслей.
    Утром Алина проснулась раньше будильника. Отключив его, она осторожно поднялась с тела Дениса. Некоторое время она смотрела на него, сидя на кровати. Накаченная грудь, пресс, выбритый лобок, на котором лежал вставший во сне член, покрытый вздувшимися венами. Алина любовалась своим парнем, и её собственный член уже начал вставать. Но времени на любовь уже не было. Она надела своё голубое платье и пошла на кухню, варить кофе.
    Для Алины Денис был решением многих проблем. В особенности тех, с которыми сталкиваются трансвеститы и shemale. Алина скорее относилась к последней категории, так как менять свой биологический пол не собиралась, отказываться от активной роли в интимной сфере отношений тоже. Тем более удачным было то обстоятельство, что Денис принимал её такой, какая она есть. Ну и конечно, решение квартирного и денежного вопроса было фактором не маловажным. До знакомства с Денисом, Алина уже почти встала на путь проституции, как и большинство её «коллег по самоидентификации». У неё был уже хоть и небольшой, но опыт секса за деньги, и две неудачные попытки построить отношения. Первый влюблённый в неё парень едва не покончил с собой, когда узнал о её не вполне женском начале, второй — избил до полусмерти. Так что с Дениса она готова была сдувать пылинки. Хорошо, что ему хватало ума понимать всё это и принимать.
    Надо сказать, что у окружающих людей никогда не возникало подозрений на счёт природного пола Алины вовсе не из-за её безупречно женской внешности. Этого в ней совершенно не было. Но было другое: женственность и чисто женское обаяние. Её манеры держаться и преподносить себя в обществе затмевали все возможные подозрительные моменты. Алина кроме трат на пластику груди и удаление всего третичного волосяного покрова с тела (что само по себе могло вызвать подозрения), ничего в себе больше не меняла. Она не удаляла нижнюю пару рёбер для сужения талии, не делала пластических операций на лице, не закачивала в губы ботекс и т. д. Но как показывала практика, всё это было и не нужно.
    Алина никогда не хотела отношений с женщинами. Тем не менее, для неё активная роль с мужчиной приносила наибольшее удовлетворение. Её очень радовало, что хоть Дениса и приходилось постоянно на это уговаривать, но он всегда, в конце концов, соглашался. Хотя в роли женщины, отдающейся полностью мужчине, она тоже чувствовала себя весьма комфортно. Наверно, их отношения без преувеличения можно назвать гармоничными.
    ***
    Алина вернулась в комнату и поцеловала в губы, вроде бы, спящего Дениса. Тот моментально схватил девушку за талию и перевернулся. Алина оказалась под Денисом. Он стал жадно целовать её.
    — Опоздаем, — напомнила о времени Алина.
    — Первый раз, что-ли?
    — Кофе остынет.
    — Попьём холодный, — Денис уже проник руками под платье.
    — Прекрати. Давай вечером.
    — Ловлю на слове, — Денис нехотя поднялся с Алины.
    ***
    Машина пробивалась сквозь утренние пробки.
    — У меня защита в понедельник, ты помнишь?
    — Угу. Будешь недоступна все выходные?
    — Тебе только одно надо, — Алина изобразила обиженный вид.
    Денис посмотрел на неё и издевательски засмеялся.
    — Да ладно тебе. Ты же умница у меня. Десять минут позора — и ты дипломированный юрист!
    — Сейчас укушу.
    — О, искусай меня, детка!
    — За дорогой смотри лучше.
    Денис, и правда, чуть не въехал в зад ГАЗели.
    Наконец, был произведён доезд до универа с последующей парковкой. Они зашли в здание.
    — Я к научному руководителю.
    — К этому, как его? Хрену Игнатьевичу?
    — Христофору Игнатьевичу.
    — Ну да. Я видел, как он пялится на тебя.
    — Ревнуешь?
    — Я? Нет! Ладно, у меня лекция сегодня.
    — К студенточкам своим пойдёшь?
    — Ага!
    Алина шлёпнула Дениса по заднице, и они разошлись по коридорам.
    Денис целый день читал лекции по сопромату. Иосиф Моисеевич напряг делать эту работу за него. Радовало лишь то, что была пятница. А вечером можно было, наконец, расслабиться и раскрутить Алину на полноценный трах.
    — Итак, находим стрелу прогиба упругого стержня, — вещал Денис, чертя мелом по доске.
    «Надеюсь, вечером уж мы измерим упругости стержней по полной программе" — размечтался он. В джинсах при этом вдруг несколько напрягся тот самый стержень. Денис поспешил выкинуть из головы похотливые мысли и продолжил надрывать голосовые связки.
    Денис заполз на кафедру часов в шесть вечера. Он посмотрел на себя в зеркало.
    — Мда... Выпили все соки, студентки. Такое чувство, что целый день мешки с цементом таскал, — подумал он.
    Алина ждала его на кафедре, уже одетой.
    — Ну как день прошёл? Выглядишь так себе, — констатировала она.
    — Всегда думал, что сопромат — ад для студента. Оказывается, для преподавателя. Пойдём.
    Дома после ужина Алина вдруг игриво поинтересовалась:
    — Ну что, силы ещё остались?
    — Да хоть на всю ночь! — геройски выдал Денис, допивая чай.
    — Пойдём сначала прочистим тебе «рабочую полость».
    — Чего это мне?
    — Попкой сегодня поработаешь.
    — А ты своей не хочешь?
    — С тебя начнём. Пошли.
    Вильнув попкой в клетчатых шортиках, которые она носила только дома, Алина пошла в комнату. Денис поставил чашку в раковину и направился следом. Алина уже стояла с заполненной водою грелкой в одной руке и шлангом с наконечником в другой.
    — Прошу Вас, — произнесла она почти «врачебным» тоном.
    — Эх, — ответил Денис, стягивая штаны с трусами.
    Денис расположился животом на кровати, стоя коленями на полу. Он почувствовал прохладу смазки на своём отверстии, и тут же в него бесцеремонно был вставлен пластмассовый стержень, заставив непроизвольно охнуть.
    — Какие мы нежные, — отозвалась мучительница. Тёплая вода побежала по внутренностям.
    После туалета и душа Денис вернулся в комнату и с торжествующим видом заявил:
    — Ну-с, мадам, Ваша очередь.
    — Да пожалуйста! — Алина развернулась, стянула шортики и встала на кровати в коленно-локтевой позе, посильнее выгнув попу. Член Дениса при этом очень захотел выпрыгнуть не просто из трусов, а вообще стартовать ракетой. «Рано, рано" — в предвкушении сказал Денис сам себе. Прищёлкнув языком, он выдавил из тюбика прозрачную силиконовую смазку, медленно и тщательно намазал дырочку Алины, с удовольствием проникнув пальцем внутрь.
    — Ну, давай уже. Хватит играться, — отозвалась она.
    — Как скажешь, дорогая.
    Денис намазал наконечник уже подготовленной клизмы и уверенно сунул его в отверстие. Алина тоже издала короткое мычание.
    — Ага, теперь понимаешь, каково это? — заржал Денис.
    — Ничего, я ещё возьму сегодня реванш, — сдавленным голосом парировала Алина.
    Наконец, со всеми приготовлениями было покончено. Алина появилась из ванной в коротеньком халатике. Денис валялся в одних трусах, ожидая её на кровати с пультом от телевизора.
    — Не заснул ещё?
    — Да вот, как раз собирался.
    — Ну, теперь уж сон придётся отложить.
    Алина распахнула халатик и сбросила его на пол, оставшись совсем голой. Она залезла на кровать, взяла Дениса за подбородок и впилась своими губами в его. Они засунули языки друг другу в рот и слились в долгом поцелуе.
    — Давай сюда свою попу, — произнесла Алина, оторвавшись от губ Дениса.
    Денис молча встал на четвереньки и приготовился к блаженству. Он почувствовал горячие и влажные губы на своих ягодицах. Затем поцелуи переместились к ложбинке между ними. И вот уже руки Алины чуть развели половинки в стороны, а язык оказался на кобчике. Денис замычал от удовольствия. И застонал в голос, когда Алина, наконец, добралась до ануса и стала делать круговые движения вокруг отверстия. Она не спешила. Поиграв с бугристой окружностью немного, она лизнула её центр, чем вызвала томный вздох Дениса. Она стала наращивать темп и уже буравила анус языком, проникая сквозь упругие мышцы внутрь. Денис при этом уже расстался с реальностью и полностью погрузился в эти ощущения. Вернуться на Землю его заставил шлепок по заднице.
    — Ну, хватит кайфовать. Пора сделать своей девочке приятно, — с этими словами Алина легла на спину, обхватив руками свои груди. Денис расположился в её ногах и стал целовать промежность Алины, мошонку, прошёлся языком по стволу члена и обхватил губами горячую давно истекающую головку. Он двигался вверх-вниз, делая языком круговые движения под аккомпанемент стонов Алины.
    — Подожди-ка, давай сменим твои сладкие губки на твою не менее сладкую попку, — решила вдруг Алина перейти к следующему этапу.
    — Что-то ты раскомандовалась сегодня, — произнёс в ответ Денис.
    — Ты не хочешь сделать мне приятно? Ну пожалуйста! — Алина сделала просящее выражение лица.
    — Ну, другое дело. Ладно.
    Денис отстранился от паха Алины, нащупал валявшийся на кровати тюбик со смазкой и, обильно выдавив себе на пальцы его содержимое, размазал смазку между ягодиц, засунув в попу сначала один, а затем два пальца. Он выдавил ещё смазки и нанёс её на член Алины, хотя он уже и так весь был скользкий от соков. Далее он занял позицию над членом, лежащей на спине Алины, взял его в руку за спиной и стал целиться в своё отверстие. Попасть получилось не сразу, головка то и дело выскальзывала. Наконец, ему удалось втиснуть её в себя. Главный этап был пройден, и Денис стал медленно насаживаться на член. Он впустил его в себя до половины, стоя над Алиной на корточках, и начал производить «простые движения» задом. Вверх-вниз.
    — О, да, вот так! — в экстазе почти кричала Алина.
    Член скользил в смазанном анусе, добавляя к стонам характерный «чвакающий» звук. Скоро Денису стало мало испытываемых ощущений, и он опёрся на колени, насадился на член поглубже и увеличил темп.
    — О, боже, да, любимый, ещё! Не останавливайся! — Алина уже кричала во весь голос.
    А Денис лишь пыхтел, в экстазе насаживаясь на член Алины всё быстрее и глубже. Но тут он решил ещё разнообразить свои действия. Продолжая трахать толи себя, толи Алину, он дотянулся до её грудей, схватил одну из них рукой, помяв её немного, потом засунул пальцы в рот стенающей подруги, которая тут же, мыча, стала их неистово сосать, не открывая закатившихся глаз. Ещё через минуту слабые движения тазом Алины превратились в мощные толчки, беспощадно загоняющие член внутрь Дениса. Они совершали резкие движения навстречу друг другу, пока, наконец, Алина не издала гортанный вопль и не извергла обжигающий фонтан внутрь задницы Дениса, чем привела и его в экстаз. Денис кончил Алине на живот обильным потоком спермы, которая долго извергалась из его члена и несла с собой такой же долгий «зудящий» оргазм, затмевающий реальность.
    Когда сознание вернулось к Денису, он осторожно снялся со скользкого опадающего члена Алины и из его ануса следом вылился поток спермы. Денис рухнул сверху на Алину, расслабив уставшие ноги. Она зарылась пальцами в его волосы и стала покрывать лицо Дениса горячими поцелуями. Они долго лежали так в полузабытьи. Но это было только начало ночи.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    * ★ ☆ ✪

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    В этот день я расстался с очередной девушкой и, конечно, она испортила мне настроение своими криками, а потом и мольбами. В момент, когда я рассуждал на тему отношений с этими крикливыми созданиями вошел ОН. Солнце. Блондин с переливающимися волосами и голубыми глазами. Фигура была немного худощава, но это скорей ему шло. В классе сразу стало тихо. Все смотрели на него, а он смотрел на меня. Джейсон Хилл. Новенький. Девчонки начали строить ему глазки, а мальчишки даже не могли злиться на него из-за этого. Посадили его со мной и я решил сразу с ним подружиться.
    - Привет. Меня зовут Стивен Брук – откинув с лица каштановые волосы и протянул ему руку.
    - Привет. Джейсон Хилл – ответил на мое рукопожатие.
    С этого дня мы начали общаться на всех переменах. Он любил смотреть футбол - я играть, он любил слушать фильмы и воображать сам- я смотреть. Мы буквально дополняли друг друга. Он новенький человек в нашем городишке и мне было интересно узнавать у него что-то новое и о девчонках я забыл. А зачем, если мне с Джейсоном интересней, чем с этими фуриями.
    «А без секса и можно прожить несколько недель» - думал я после нескольких дней общения. Постепенно начали общаться и за пределами школы – ходить в кино, кафе и просто гулять по парку. С ним было легко и весело. Оказывается он живет с отцом, которого всегда нет дома, а одному в пустом доме скучно. Мама умерла три года назад и отец перестал обращать внимание на ребенка из-за того, что Джейсон очень похож на свою покойную мать.
    У меня же в семье немного наоборот. Отец ушел от нас в другую семью, когда мне было десять лет и матери пришлось работать на двух работах, чтобы обеспечить нас со старшей сестрой. Она на пять лет старше меня, сейчас замужем и в скором времени ждут прибавления.
    Гуляли всегда вдвоем, потому что другие нам просто мешали, если уж мы начинали спорить о чем-нибудь, то просто окружающие переставали существовать.
    Так прошло пол года и мы начали потихоньку готовиться к выпускным экзаменам.
    - Стив, а пошли ко мне? Позанимаемся и может после поиграем во что-нибудь на компе – Джейсон первый раз пригласил к себе и мне не хотелось отказывать.
    - Пошли, а то у меня сестра старшая приехала, так что теперь они с мамой надолго обо мне забудут.
    День мы провели классно. Позанимались дополнительно и поиграли в «Героев». Когда пришло время уходить, мне даже не захотелось идти домой, а Джей вышел меня проводить. Как всегда мы пожали друг другу руку, но в этот раз ощущения были другими. Я почувствовал какое-то притяжение. Дыхание перехватило и я посмотрев ему в глаза думал утону в голубом омуте. Казалось, что он тоже почувствовал это притяжение воздуха. Быстро справившись с собой я пошел домой, но с этого дня начал как-то по-другому смотреть на него. Появились какие-то собственнические чувства и я понял, что влюбился. Мне хотелось его всего обцеловать. Это для меня был просто кошмар, ведь я не гей и люблю девушек, хотя уже больше полугода никого не было и не тянет даже. Это шокировало еще сильней.
    - Стив – треся за мое плечо звал Джей.
    - А? – очнулся я от своих дум и посмотрел на него.
    - Ты чего завис? Пойдешь ко мне? – спросил он и смотрит в глаза, а я не могу ничего произнести в ответ. И вроде хочется, но я и могу не сдержаться и накинуться с поцелуями. Поцелуй… Интересно какие у него губы?
    - Стив! – в который раз воскликнул Джей махая перед моим лицом рукой.
    - Пошли – с хрипом выдохнул я, на что Джей как-то странно на меня посмотрел и мы пошли к нему.
    Заниматься я не мог. Голова забита была только Джеем. Вот заходящие лучи солнца коснулись его волос и они заблестели. Интересно, а какие они на ощупь? Наверняка мягкие и шелковистые. Прядь упала на лоб и он взмахом руки откинул её назад…
    - Джей – прохрипел я. Он вздрогнул и посмотрел на меня. – Я понимаю, что сейчас ты меня выставишь за дверь, а перед этим может и по лицу треснешь, но я больше не могу сдерживаться – и с этими словами поцеловал его. Сначала только коснулся, а он сразу застыл, но я не мог уже остановиться и провел ему языком по губам прося раскрыться и когда он чуть приоткрыл ротик я со стоном вошел внутрь. Его губы были мягкими, со вкусом шоколада, который он перед этим ел. Он сразу начал отвечать схватив меня за волосы и притянул ближе. Когда уже я не мог больше сдерживаться хотелось сорвать его одежду я отстранил от себя.
    - Надо остановиться, а то я не сдержусь – задыхаясь проговорил я.
    - И не надо сдерживаться - ответил тоже задыхаясь он.
    - Джей я люблю и хочу тебя. Я раньше любил девушек, но ты перевернул весь мой мир. Теперь у меня ощущение, что раньше я не жил, а существовал. Ты мое солнце. Самое дорогое, что есть в моей жизни и только ты можешь дать мне жизнь.
    - Стив, я тоже люблю тебя. Полюбил с первого взгляда и очень был рад, когда меня посадили с тобой – с улыбкой ответил он.- Ты даже не можешь себе представить как я мучился от того, что тебе нравятся девушки и ты меня просто пошлешь. В этом мире я был один до появления тебя. Ты теперь весь мой мир.
    - И ты мой – и поцеловал его страстно, безудержно.
    На нас что-то нашло и мы накинулись друг на друга. Мы вдвоём укрылись в нашем Мире от всех - Он был создан только для нас двоих, В нём светило голубое солнце глаз бездонных его. Срывая одежду друг друга мы даже забыли, что раньше были натуралами. Никого не существовало, кроме него. И теперь я понял, что мне не хватало в отношениях. Его.
    Пальцы медленно прошлись по шее и спустились к соскам. Этот же путь проделали губы. Прикусил сосок и он простонал. Немного сместившись я поцеловал другой сосок и прикусил, отчего он выгнул спину со стоном.
    Сдержаться.
    Доставить сначала ему удовольствие.
    Программируя себя я немного расслабился и мог дольше продолжить ласкать его.
    Спустившись я захвалит в плен его член. Поцеловал сначала головку и вобрал немного в рот. Отвращение я не чувствовал, а только хотел доставить удовольствие любимому.
    Джей еще сильней раздвинул ноги, когда я взял на всю длину его член постанывая от удовольствия. Пальцем я провел по дырочке, отчего она запульсировала. Протянув руку к тумбочке он вынул смазку и протянул мне и я поднял брови в удивлении.
    - Это я приготовился – прошептал любимый.
    Чуть прикусив у основания его член я ввел один палец обильно намазанный в смазке. Он вскрикнул и я яростно начал целовать его губы. Как только он расслабился я ввел второй палец и продолжал целовать. Пальцы уже скользили свободно я больше не мог ждать и примостившись между его ног начал медленно входить. Он сразу сжал меня, но позже расслабился и я вошел в него до конца задохнувшись от переполнивших меня ощущений. Двигались синхронно и кончая выкрикнули имена друг друга.
    Эпилог
    День Рождение! Что может быть лучше этого дня? Я не знаю. Мой самый любимый праздник, но этот год отличается от всех предыдущих. Нет, не тем, что мне наконец 18, а тем, что любимый человек рядом.
    Хотя…это как посмотреть. Видел я его только утром. Он сам организовал мне вечеринку, но почему-то даже не поздравил.
    - Эй Стив! Не кисни. Скоро прибудет твой любовничек – со смехом проговорил Робин. Мы с ним вместе в футбол играли и вообще мой лучший друг. Джея приняли хорошо и даже от меня не отвернулись, когда я признался, что гей. Все мои друзья наоборот поздравили, что я нашел свою половинку.
    - О! А вот и торт. Стив, беги давай сюда. Поздравлять тебя будем – Лиза моя соседка по площадке и мой верный товарищь в посиделках дома за бутылочкой пивка, а я ее психолог, потому что каждый раз рассказывает какие мужики козлы.
    Я отошел от окна и в этот момент из торта выпрыгнул мой мальчик. Ну что сказать…
    - Охринеть – проборматал я и подошел к Джею. Я даже не знал радоваться, что наконец он здесь и теперь понятно почему его не было рядом или злиться, потому что на нем ничего не было одето, а прекрывал его член большой бант.
    - Вау. Джей, да ты красавчик – восхищенно посмотрел на моего любимого Робин, на что Джей покраснел.
    Я с рыком схватил его и потащил в комнату. Он не сопротивлялся и бежал за мной. Как только я закрыл дверь меня прорвало и я заорал.
    - Ты что себе позволяешь?! Как вырядился? Неужели нельзя быть одетым? Да тебя все пожирали глазами. Мы вместе уже восемь месяцев, но ТАК ты меня не разу не шокировал. Я готов был придушить всех, чтобы не смотрели на тебя – накричавшись я схватил Джея за руку и поцеловал сов сей страстью, которая бурлила во мне. Джей уже раздел меня и теперь шарил по моему телу.
    - На колени – приказал я. Как только он встал на колени и приказал ему сосать. Это будет его наказание. Только сексом мы наказываем друг друга и никогда не ругаемся.
    Его проворный язычок покружил вокруг головки и прошелся по всей длине, потом он взял полностью в рот и стал посасывать. Возбуждение уже зашкаливало и я не мог больше сдерживаться. Быстро подняв на ноги моего мальчика я опрокинул его на кровать и стал посасывать его соски. Я знал, что это его сильная эрогенная зона. Он уже просил, чтобы я его взял, но мне было мало. Медленно спустился и обхварил его возбуждение губами и несколько раз пробел вверх-вниз.
    - Стив, ну пожалуйста – прохныкал Джей.
    - Чтобы больше никогда такого не повторялось – прошипел я ему на ухо.
    - Никогда –простонал он и я вошел в него без смазки, но предварительно смазав член слюной. Задвигались в едином ритме и для нас не существовало никого. Какие гости? Мы одни. Стоны смешались. Мы не сдерживали себя. Отдаваясь друг другу со всей страстью, которая бурлила в нас.
    - Я люблю тебя – простонал я
    - Я люблю тебя – простонал он и мы кончили одновременно.
    Конец.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ████████] ✱ ✳ ✴ ✷ ⊛

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Мои первый раз случился когда мне была 14 лет это была девушка из параллельного класса, очень красивая и на лицо по формам, мы часто тусовались у меня дома после школы так как родители были до вечера на работе. Сначала мы начали с поцелуев и я позволял ласкать себе ласкать её грудь так как это уже была далеко не первая грудь которую я ласкал а вот киску ещё не разу и не трогал. Пока друзья галдели мы удалялись в родительскую комнату целовались и ласкали друг друга. Она гладила меня но не ласкала мои член. Практически после каждых таких ласк я кончал. Дня через три я наконец то добрался до её киски, это было что то такое впечатление, ко мне ещё всегда приходила её подружка и как потом выяснилось она постоянно подглядывала за нами. Все ласки происходили практически, не снимая одежды я корячился и старался добраться то до киски то до её грудок, она была уже не девственница, и поэтому спокойно трахал её пальцами. Она всегда мокрела очень сильно и иногда так эротично постанывала что я практически сразу кончал и кончал конечно же в штаны. После чего наши ласки на сегодня можно было считать законченными. Ив от после недели полных ласк и киски и грудей, она подошла ко мне в школе и говорит посмотри на меня ты не чего не замечаешь, я долго вглядывался в неё она была в платье в котором она частенько ко мне приходила, его можно было расстегнуть и добраться и до трусиков в колготках и до грудей в лифчике. И тут до меня дошло что на ней нет лифчика и если сильно приглядеться то можно увидеть очертания грудей. Соски у неё сильно не торчали да и вообще они были из тех которые не торчат, при таком виде и понимания что нет лифчика у меня моментом встал торчком. Еле дождался окончания уроков и пошли опять ко мне.
    Это было что то теперь лифчик не стеснял её грудь я начал целовать её сосочки, и она тоже целовала мне сосочки это было впервые. Я кончал раза три. Ей в киску входило аж четыре пальца она тоже получала сильное удовольствие. Без лифчика она приходила ко мне дня два потом я приболел и не пришел в школу. Первый день она позвонила что прейти не сможет но на следующий день пришла с подружкой да и всегда ходила с подружкой в том возрасте почему то редко кто ходил с подружкой. Она пришла и мы не долго думаю пошли в комнату я начал расстегивать её платье целовать её в губки она так здорово целовалась. Обнажил её сосочки ласкал их ртом, и когда расстегнул полностью платье я был в шоке она была без трусиков. Я полностью скинул халат и остался в одних трусах. Мы ласкали и целовали друг друга где то час потом она села на меня сверху и я решил что пора оголил член и тихонько прикоснулся её сильно мокрой киски. Она охнула и тихонько мне так очень возбуждающе сказала да давай войди в меня.
    Вошел труда это не составила и мои член обхватил такой жар такое тепло это было что то. Единственный и большой минус я раза четыре дернулся туда сюда и начал кончать хорошо что успел вытащить и обкончал ей всю попку. Она ещё мне сказала спасибо это было такое удовольствие и гордость что это была моя первая женщина или девушка или вообще девчонка. Я одел халат и предложил еи поити в комнату где сидела её подружка но она сказала чтоб я шел один, а она полежит и отдохнет. Я пошел к подружке через минут пять разговоров она вдруг говорит что видела чем мы занимались и хочет тоже........ Но об этом в другой раз.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    * ★ ☆ ✪

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    - Смотри! Вон туда смотри! - горячо лепечет мне в ухо Леха и толкает в бок локтем. - Глаза у меня лезут на лоб. Я прижимаю плотнее к себе автомат и впиваюсь до боли пальцами в железо, когда она проходит мимо нас. Женщина! Распущенные по плечам волосы, расстегнутый плащ, под которым разорванное платье едва прикрывает сползающий чулок: Но внимание привлекает не это, а - сверток, который она прижимает к обнаженной груди окровавленными руками.
    Кажется, у меня начинают заходить шарики за ролики.
    - Подождите... - кричу я и зачем-то протягиваю руку. - Она скользит по мне невидящим взглядом и шарахается в сторону, ступая босыми ногами по асфальту, усыпанному осколками стекла и битого кирпича, израненному гусеницами танков и испачканному тяжелыми сапогами.
    Женщина что-то говорит, губы шевелятся, но слов не слышно. А мой взгляд упорно держится на свертке. "Господи, это же ребенок!" - делаю я для себя открытие. К горлу подкатывается комок. Хочется упасть на четвереньки и вывернуть наружу все свое нутро. У ребенка наполовину размозжена голова. Кровь и мозги уже застыли, подсушенные временем:
    Что я вынесу из армии, из этой войны? Что даст мне все это? Что? Бардак. Кругом - бардак. Зло, хамство, ханжество, мат, тупость, безделье. А еще эта война. Очередная гражданская война, с мягких названием "межнациональный конфликт". И мы здесь в качестве "золотой середины". Вокруг стреляют, жгут дома, грабят, насилуют: А мы шарахаемся между воюющими, то и дело принимая на себя ненавидящие взгляды толпы, оскорбления, нападения, пули:
    Кажется уже никогда не выветрится из хэбэ запах горелого и разлагающегося человеческого мяса. Кажется навсегда исказили психику детские головы, расколотые о стены домов, трупы изнасилованных толпой женщин, с торчащими между ног бревнами и бутылками, трупы мужчин с отрезанным мужским достоинством. Кого и как потом любить? И возможно ли это?
    Бардак! Кругом - бардак. И первый наш солдатский выезд на войну был бардачным.
    Мы с Серегой тогда только вернулись от девчонок из самохода. Болтались по ночному городу, держались за руки, клялись в любви и нежности и, конечно, целовались. Нежно и истово. До мокроты в солдатских трусах. А в перерывах снова клялись в любви и готовности хоть завтра бежать в ЗАГС.
    А "завтра" для нас взорвалось истошным воплем дежурного:
    - Рота, подъем! В ружье! - Короткий, послеобеденный сон прерывается ошалелым пробуждением. Я вскакиваю со всеми и, сквозь мат, чертыханье, грохот падающих со второго яруса тел, с закрытыми глазами натягиваю хэбэ, мотаю портянки и бегу вооружаться. Противогаз хлопает по брюху, лопата - по заднице, каска болтается на полудремлющей голове. Зачем все это?
    Приказ швыряет нас в "горячую точку". В "транспортнике" ужасно холодно. Мы травим анекдоты и гогочем, чтобы согреться. Эх, бабу бы сюда! Хоть посмотреть, подышать ее теплом. Но в "транспортнике" нет даже стюардесс. И вообще, кажется, бабы нам недолго заказаны.
    Приземлившись, мы то и дело строимся и расходимся. Вся трава аэропорта уже вытоптана солдатскими сапогами, привалиться негде.
    - Пять минут - перекур, перессык! - командует ротный, и мы с усердием, без стеснения, выставив "шланги", опорожняем мочевые пузыри на незнакомую землю. С этого начинаются все боевые действия. - Покурить так и не удается, тем более, что сигареты - только у "стариков", да счастливчиков. Мы опять куда-то бежим, путаясь ногами в черенках саперной лопаты. Какой-то солдатский хохмач изобрел этот черенок в форме огромного деревянного члена, и он, то и дело, норовит проскочить тебе в задницу:
    Рассыпаемся по улицам, повзводно. И вот мы уже лицом к лицу с обезумевшей толпой. Безликая человеческая масса готова растерзать нас, растоптать вставших на ее пути. Никто не знает, что делать?
    Взводный выстраивает нас цепью напротив жаждущей крови стены. Летят булыжники, бутылки с горящей смесью. Что это? Революция? Освобождение? Война? Нет, это опять - бардак.
    Толпа кричит на чужом языке, размахивает незнакомыми флагами и транспарантами. Крики людей сливаются в единый вой, который отдает неприязнью в мозгу. Удары от камней саднят болью в руках, держащих щит. По нему расползаются трещины. Взвод не может сдержать нападающих и они сходятся с нами во всеобщей драке.
    С воплем несется женщина. Груди смешно прыгают вверх-вниз, вправо-влево. "Не дурна собой, - успеваю отметить я мысленно. - Зажать бы в ладонях эти груди, чтоб не болтались": Но она бьет меня кухонных ножом в солнечное сплетение. "Броник" отлично держит удар. Нож гнется, а она продолжает лупить им с остервенением и бессильной злобой. Чем я перед ней провинился? Я отпихиваю ее в сторону. Она дико визжит, и на визг ко мне бросаются рослые мужики.
    - Женщину бьешь, гад? - несутся крики и по "бронику" стучат палки. - Вот теперь и во мне просыпается настоящее зло. Я отбрасываю раздолбанный щит и захожусь в рукопашном танце смерти. Как учили. Под прикладом трещат челюсти, магазин дробит переносицы, ствол царапает глаза, сапоги, отбивает мошонки.
    - Сюда! На помощь! Скорей! - слышу я сквозь бой и стремительно оборачиваюсь на крик. - Толпа катает по асфальту окровавленный камуфляж. Господи, да это же Мишка! Мишка из Томска, Мишка-сибиряк! Он держится за живот и орет всего одну букву:
    - А - А - А - А - А! - С его лица, груди и живота, под ударами брызжет кровь. Густая, черная кровь отлетает ошметками. В глазах - боль, боль, боль: Рядом еще кого-то из наших сбивают с ног:
    - Скоты!!! Зверье!!! Чурки!!! - ору я. Нет, это уже не я кричу. Это делает тот, кто проснулся во мне и сейчас рвется наружу. Он не человек - сгусток древних диких инстинктов, гнева и страха. Это он передергивает затворную раму, нажимает на спусковой крючок и посылает пули поверх голов. Чтобы прекратить этот бардак. - Толпа откатывается, а сзади, гремя щитами, спешит группа поддержки. Строй рассыпается, чтобы пропустить их:
    Нас отводят в тыл. Раненых - в санчасть. Тыл - это здание райкома оцепленное войсками и бронетехникой. Это местные жирные "коты-руководители" внутри здания, с испуганными глазами и плохо скрываемой неприязнью на лице. Это место, куда бегут от смерти и насилия жертвы этого бардака.
    Женщины, дети, мужчины. За что их убивают? За другой язык? За другую веру? За другой образ мышления?
    Многие прибегают голыми. Особенно женщины. Они в грязи, и в крови, и в сперме. Их насилуют толпой. Даже старух.
    Две девчонки совсем юные. Волосы растрепаны и скомканы. На теле порезы и грязь. Руки прижимают разрезанные, расползающиеся груди. В глазах - тупой ужас, а ноги: Ноги белые от спермы. "Господи, да сколько же в них влили?" - думаю я, и уже не удивляюсь цинизму собственных мыслей.
    Мы - в тылу. Сидим перебинтованные, измазанные йодом и курим, курим, курим, передавая друг другу "бычки", в ожидании очередного броска в пекло.
    - Как у них еще встает в толпе? - удивляется Леха, и мы молча обдумываем этот "философский" вопрос. - Из санчасти возвращается Ринат с перевязанной головой, принявшей на себя недавно обрезок трубы.
    - ...Там сейчас беременную женщину принесли, - информирует он сидящих на земле. - Эти подонки катались по ее животу на велосипеде, пока ребенка не выдавили. - Но мы, уставшие, измученные, израненные и избитые, успевшие повидать растерзанные и сожженные трупы, с тупым непониманием встречаем это известие.
    Беженцы прибывают. Вокруг стоит невыносимый гул от их воплей и криков. Из-за угла парень и женщина ведут голого мужчину, тоже в крови, как и все. И тут у меня глаза снова вылезают из орбит, потому что у мужчины, бредущего в раскорячку, между ног: ничего нет. Как у женщины.
    Сидящие солдаты приходят в движение. Дикое любопытство подталкивает каждого посмотреть на доселе невиданное зрелище - живого мужчину с отрезанными половыми органами.
    У меня вдруг словно ток проходит по мошонке и нервный тик передергивает все тело. Сильное маниакальное возбуждение вызывает оргазматическую дрожь. Член упорно лезет вверх и, кажется, что пуговицы на брюках вот-вот отлетят со свистом. Я стыдливо кручу головой в поисках укромного места, где бы можно было слить это дикое, дурное возбуждение, Засунув руку в карман, оттопыривая зад и придерживая набрякшее хозяйство, я бреду к сортиру.
    Сзади ребята обсуждают увиденное.
    - Говорят, если член отрезать, то сразу умрешь. А этот сам идет! - - Как он теперь ссать будет? - - А как женщины ссут? -
    * * *
    То был первый мой выезд на войну. Сейчас - последний. Это точно. Дембель идет вовсю, середина июля, а нас держат на очередной войне и не отпускают домой. Бардак! Как все опостылело! Когда же все это закончится? Через полмесяца? Успеем хлебнуть.
    :Разрушенный вокзал. Ночь. Дождь.
    - Ну, что, пойдет? - говорит Леха и мы шагаем в глубину таких же разбитых улиц. - Кружить по вокзалу - дело бесполезное. Поезда сюда уже не ходят. Изредка появляются люди. Мародеры? Впрочем, кто их разберет? Мы уже не обращаем внимания. У каждого - по десятку самых различных пропусков. На все случаи жизни. И здесь - бардак.
    Мы спрыгиваем с насыпи и уходим в темноту. Дня четыре как закончилась резня, но выстрелы продолжают еще звучать с интервалом минут в пять-десять. Мы не обращаем внимания - привыкли. Иногда вспыхивают отдельные дома в разных районах города, озаряя округу ярким светом. Резко ухают одинокие взрывы. Но беженцев уже нет. Счастливы те, кто сумел вырваться в самом начале. Остальных какой-то высокопоставленный мудак приказал возвращать назад, чтобы создать иллюзию восстановления мирной жизни. И люди прячутся, где только возможно. Вооруженные банды-отряды проводят разборки, а мы опять - посередине. Наш ночной патруль из пяти пар солдатских сапог гулко шлепает в ночи по асфальту. Скучно. И нечем развеять скуку. Добытые вино и анашу оставляем на потом. На после смены. Обкуриться и забыться, и упасть, да не пропасть. Под дембель, под конец этой бардачной службы.
    Сзади раздается тонкий свист нам в спину. В провале окна сожженного дома кто-то машет рукой. Мы лениво двигаемся в подъезд и поднимаемся на второй этаж. Все двери открыты настежь, а за ними - пустота разгромленных квартир. В комнатах светло от зарева горящего вдалеке дома. Навстречу нам с подоконника спрыгивает какое-то существо. Черт возьми! Да это же - баба! Девчонка. Со светлыми волосами:
    Она бросается на шею первому - Лехе, и целует его, меня, Димку, Пашку, Валерку. Целует и плачет.
    - Мальчики, мальчики, солдатики: Возьмите меня: Возьмите с собой. - Она голодна, истерзана, одинока. Также, как и мы на этой войне. Через несколько минут мы стаскиваем из разных комнат рваные матрацы, одеяла и устраиваем пир в долгожданном женском обществе. Жратвы и выпивки у нас валом, полные сумки от противогазов. Успели нахватать из разграбленных магазинов.
    Девчонка ест с жадностью. А мы - хлещем вино, любуемся, балдеем от женского присутствия, и слушаем ее сбивчивый рассказ, думая при этом каждый о своем.
    Зовут - Оля. Значит - Оленька. Студентка. В первый же день толпа ворвалась в общежитие. Насиловали всех. У нее парень - тоже в армии. Пряталась, находили, насиловали. Бежала - вернули назад. Уводят только стариков да детей. Остальные - кто как:
    Господи! Да она прямо красавица. А тут еще - вино. Оленька уже как своя. Мало ли где наряд выполняет боевую задачу. Лишь бы живыми вернулись. Убитых солдат трудно списывать... Комиссии... Разборки... Взыскания...
    Захмелевший молодой Димка мычит грустную песенку про внутренние войска.
    - А знаешь, сколько полегло солдат ВВ, - Чтобы легко жилось тебе-е-е:
    Оленька тоже опьянела от вина, обилия еды и внезапного спасения. Она встает и извивается под Димкино мурлыкание. Потом резко распахивает свой халатик. На фоне пожара, в проеме окна, с длинными светлыми волосами, в распахнутом халате на широко раскинутых руках, девушка похожа на сказочную птицу. Кажется, Феникс.
    А под халатом - совсем голая. Наши взгляды пожирают округлые шары ее грудей и этот волшебный, манящий треугольник среди расставленных ног: "Женщина! Женщина! Женщина"!!! - несется цепная реакция по истерзанным войной солдатским мозгам. А я почему-то, вдруг, вспоминаю мужика из Ферганы с отрезанными половыми органами. Как похожа и дико возбуждающа эта пустота между ног:
    - Я буду любить вас всех, милые мои! - зазывающе шепчет Оленька и ложится навзничь на гору рваных одеял. - Мы суетимся, нервно сбрасывая на кучу автоматов свою одежду. Брюки цепляются за торчащие члены, готовые неожиданно и совсем неподходяще разрядиться семенем вхолостую. Оленька тихо посмеивается над нашей суетой и манит, манит, манит своими распахнутыми ногами.
    Голые, мы теперь мнемся в нерешительности - кому начинать? И краем глаза оцениваем торчащее хозяйство друг друга. Кажется, у Димки - длиннее, у Леши меньше...
    - Леша! - зовет Оленька, и нерешительность спадает. Значит, он - первый, я - второй, Валерка - третий. Потом - Пашка и Димка. По старшинству. По законам солдатской иерархии. - - Леха ложится на девушку и его спешно прыгающая задница закрывает от нас манящую Оленькину щель. Она отдается нам, как освободителям и, кажется, действительно при этом испытывает наслаждение. По крайней мере стонет и изгибается она по-настоящему. - Леха дергается минуты две от силы, а потом, с протяжным рывком прогибается в спине, закинув голову. Кончил, догадываемся мы. И в подтверждение, Леха неуклюже отваливает в сторону.
    Я опускаюсь на колени между разбросанных ног девушки и с нескрываемым любопытством упираюсь глазами в ее вертикальную полосу среди курчавых волос. Я думаю, что ей надо передохнуть, но Оленька зовет меня:
    - Женя, Женечка, иди ко мне. - Я аккуратно ложусь на нежное юное тело и целую подряд, куда попаду: в плечи, шею, груди, ближе к животу, снова вверх. Нахожу ее губы и впиваюсь в них. Оленька отвечает искренне. Она приподнимает свой зад и мой член, раздвигая нижние половые губки, входит в манящее женское лоно. Высшее наслаждение! Которое я испытываю первый раз в жизни.
    Я начинаю двигаться взад-вперед. Кажется, приличнее было бы молчать в такой ситуации, но я уже не могу сдержать себя и шепчу:
    - Оленька, Олечка, милая, любимая: - - Еще, еще, миленький: - отвечает она. - Мне кажется, что наши слова разносятся ...по всему городу, разрывая тишину, наперекор взрывам и выстрелам. Слова и это чавканье внизу.
    Оленька убыстряет темп, поднимая ноги. Я дважды выскальзываю из нее и, вдруг, начинаю понимать, что "купаюсь" в Лехином семени. Но это не отталкивает, а лишь еще сильнее возбуждает. Член деревенеет, головка раздувается, лоно Оленьки начинает резко сокращаться и мы, издавая стоны, сливаемся в оргазме. У меня даже дух перехватывает, и я замираю. Кто-то тянет меня за ногу. Сознание смутно начинает возвращаться: пора уступать место Валерке. Жаль, но законы товарищества сильнее.
    Валерка тоже не долго корчился и его фигура начинает неуклюже подниматься с девушки. Пашка, кажется, перетерпел. Он суетится, спешит, задевает членом Валеркино бедро и: кончает на его задницу. Димка тоже не выдерживает ожидания и изливается вхолостую на стенку. Все весело хохочут. Пора передохнуть.
    Мы рассаживаемся голые на грязных, рваных одеялах и продолжаем пир запивая еду остатками вина. Голое солдатское братство. И эта девушка - клад любви. В этой ночи, в этой обстановке она для нас - святая. Ангел любви на жестокой войне. Фея ночи, выпорхнувшая из черного небытия, чтобы одарить каждого лаской и нежностью тела. Такая же как и мы подставка жизни, добыча войны, истерзанная душа и тело:
    Девушка хочет пройти в туалет, но это не просто сделать босиком в темной разграбленной квартире с полом, усеянном битым стеклом, щебенью, фарфором и хрусталем. Немного поколебавшись, она отбрасывает стеснение и садится тут же, рядом, в уголок комнаты, раздвинув колени и демонстрируя, как это делается по-женски. Невиданное зрелище и звук вновь приводят наше уставшее "хозяйство" в боевую готовность. Я ловлю себя на мысли, что будь это наедине, с удовольствием бы подставил свое тело под девичью влагу: Потом - впился бы в лоно губами, языком. Кажется, моя психика совсем поехала:
    Димка и Пашка наконец-то совершают неисполненное. Потом, по второму разу, идет Леха. Я уступаю место Валерке и завершаю ритуал, снова испытывая наивысшее блаженство. Все. Я пустой. Я отдал себя, опустошил до основания. Оленька, видно, тоже очень устала. Мы начинаем собираться., тем более, что над городом тихо и грустно брезжит рассвет.
    - Мы возьмем Олю с собой, - говорю я, как нечто очевидное. - Спрячем на чердаке, а потом я увезу ее. - Может быть она - как раз то, что я должен вынести из армии, из этой войны. Мое предназначение. Леха пожимает плечами: делай, как хочешь. Его дома ждет девчонка, а у меня - никого нет. Оленька ласково прижимается ко мне и на ее глазах видны слезы.
    - Увези меня отсюда, - шепчет девушка. - Увези. Я все буду делать для тебя: - Мы укутываем ее в найденное тряпье, накрываем плащ-палаткой и гурьбой вываливаемся на улицу. Скорее в роту. Прочь с этих улиц, прочь из этой войны, из этой подлости, однако, война и есть одна величайшая подлость, поджидающая на каждом шагу. Уже через квартал из-за угла выныривает армейский "УАЗик" и, скрипя тормозами, резко останавливается перед нами. Из машины резво выскакивает краснорожий майор, из тех, что высиживают геморрои в штабах и управлениях, напичканы инструкциями, не считают солдат за людей, и любят власть употребить при каждой представившейся им возможности. Он требует наши документы на право патрулирования и, заметив девушку, начинает придираться. С заднего сидения лениво выглядывают еще три офицера. Мы пытаемся объяснить ему, что спасли эту девушку от бандитов и ведем ее в свою комендатуру.
    - Да она же пьяна! - кричит майор и заходится визгливым матом. От него самого сквозь луковую отрыжку разит водкой: - - Поедете со мной, - говорит он Оленьке. - Тут меня прорывает. Я ору на майора, хотя, сквозь рабское солдатское непокорство, это выглядит смешно и неуклюже. Майор проворно хватает девушку за руку и выдергивает ее из нашего строя. Моя ладонь машинально тянется к автомату. Леха дергает меня за рукав, но в это время с голой девушки сползает плащ-палатка и белые, непокорные волосы рассыпаются по плечам. Все замирают. Господи, до чего же она красива!
    - Успокойся, - нежно говорит она мне. - Со мной ничего не случится. Ведь офицеры - свои же. Я найду тебя: - Ее слова и бархатный голос несколько успокаивает. Майор тоже затихает и тактично выдерживает паузу. Я сую в руку неотправленное домой письмо:
    - Там мой домашний адрес и номер части. Мы здесь, недалеко, за вокзалом, в здании ПТУ: - Оленька целует каждого и садится на заднее сиденье машины. И тут краснорожий отвязывается на нас, матерится, грозит трибуналом. Очень хочется двинуть ему в зубы, но мы, в солидарности, делаем настолько свирепый вид, что он затихает, быстро ныряет на место старшего машины и уносится в сторону гостиницы:
    Опять бардак. Мы уныло бредем в расположение части, отплевываясь, сквернословя. После драки кулаками не машут. Впрочем, и драки-то не было. Просто у нас, на правах сильного, забрали наше мимолетное счастье. Вот и воюй тут за них:
    * * *
    Весь следующий день я пытаюсь разыскать Олю, крутясь возле гостиницы. Это многоэтажное здание оккупировали "блины" - офицеры из вышестоящих инстанций с круглыми, лоснящимися, холеными рожами. Не чета нашим, полковым, ночующим среди вонючих солдатских портянок, делящих с нами паек, ранения и увечья. Эти приехали сюда контролировать, распоряжаться, хватать звания и награды. Они-то и наводят бардак.
    К гостинице то и дело подъезжают различные машины. Какие-то темные гражданские личности таскают во внутрь звенящие бутылками коробки. Рожи у них, как у тех, с кем мы воюем. Впрочем, кто их тут разберет? К вечеру гостиница начинает гудеть пьяным гулом. В окна летят бутылки и бьются о БТРы охраны. Бардак. Хотя их тоже можно понять: оторвали от теплых и любимых кресел и бросили в неопределенность, в войну. И не перед кем расшаркаться по паркету:
    :Оленьку я так и не нашел. Расспросы ни к чему не привели. Комендант гостиницы лишь смеялся и посылал. А часовые пожимали плечами: мало ли сюда баб привозят?
    :Мы снова уходим в ночной патруль. Все. Дальше вокзала и гостиницы - ни шагу. Навоевались. Надоело. Молодежь плетется сзади.
    - Стой! Узкий луч фонарика оценивающе скользит по цистерне. - - Ну-ка, молодой! - подталкивает Леха Димку. Тот проворно взбирается наверх и начинает откручивать крышку. - - Вино! Женя, гадом буду, вино! - он радостно спрыгивает с цистерны и бежит в роту за ведром. - Вот будет подарок ребятам! А то, некоторые, молодые, хлебают клей, да одеколон. В армии всему научишься.
    Димка возвращается быстро. В руках у него - резиновое ведро. Следом - еще два парня из соседнего взвода с такими же ведрами. Мы наполняем емкости и фляжки крепленым, красным как кровь вином, несмотря на то, что ведра отдают бензином.
    - Тащимся! - радостно восклицает Валерка, подмигивает, задирает глотку и с бульканьем льет в нее приятную смесь. Мы тоже не отстаем - пропади все пропадом. Теплота разливается по телу. Плевать на службу, плевать на эту войну. Пусть сами меж собой разбираются: чья это территория и кому, на каком языке здесь говорить. Пошлем их по-русски. - Где-то слышны крики и выстрелы, а мы идем назад, в роту, и несем братве ведра, в которых плещется наше хорошее настроение. Многие уже спят и даже обилие вина не отрывает их от ватных подушек. Дембеля и прочая шустрота собираются в прокуренной каптерке и кружками черпают сладкую влагу из ведер. Радисты по рации дают условный сигнал остальным патрулям и ...те потихоньку закругляются в подразделение.
    Весело вламывается Ринат, игриво щурит свои татарские глаза и вываливает на пол из картонной коробки добычу: сигареты, колбасу, консервы. Следом подкатываются другие ребята со своим добром. У нас - пир. Штык-ножи радостно буравят жестяные банки. Все давно пьяны, но продолжают пить. Пить, как в последний раз.
    Наш гудеж до третьего этажа, где гуляют офицеры. У них своя добыча, свои праздники: у ротного сын родился. К нам врывается старшина с одним из взводных - утихомиривать. Мы наполняем кружки и мирно протягиваем им. За все хорошее! За укрепление воинской дисциплины! Со всех сторон - визги, мычание, всхлипы. Кто-то отрубается, кто-то уползает спать. Порядок восстановлен. Лейтенант еле стоит на ногах и я помогаю старшине оттащить его к своим. Наверху мне тоже протягивают кружку с водкой за сына ротного. Расти, парень! Живи! Не воюй! Мне Оленька тоже таких нарожает!
    Потом я скатываюсь по ступенькам вниз и попадаю в опустевшую каптерку. Меня, оказывается, не было больше часа, и пока я отмечал рождение нового воина, "живые" отправляются в баню.
    Я, шатаясь, выхожу на свежий воздух. Опять дождь. И ветер. С трудом нахожу баню в дальнем конце двора и вваливаюсь во внутрь. В предбаннике - гора нижнего женского белья с импортными этикетками. Наверное, наши черти где-то "тиснули" коробки, а потом свалили сюда за ненадобностью. А может, у мародеров отобрали?
    Женское белье дурманит как дополнение к выпитому. Вот бы Оленьку сюда, в это великолепие! Я сбрасываю сапоги, штаны и натягиваю на голое тело кружевные трусики, бюстгальтер, чулки. Для потехи. Чулки то и дело рвутся, а член - вываливается из узких трусиков. Плевать! Так даже смешнее. Я открываю дверь, делаю шаг вперед и тупо смотрю на происходящее. Глаза снова лезут на лоб. Кажется, теперь у всех крыша поехала. Под пар и шум горячей воды, на деревянных полках, среди разбросанного мокрого женского белья солдатская братва: трахается друг с другом. Мое появление отмечается радостными пьяными криками и нежными зазывными стонами.
    Я шизею, шарахаюсь назад и попадаю под горячий душ. Капли звонко барабанят по башке, вправляя мозги. Черт возьми, мой друг Леха стоит раком в мокрой женской комбинации, а какой-то молодой прочищает ему задницу. Они что, с ума сошли? Впрочем, накопившаяся психологическая нагрузка рано или поздно должна была бы как-то разрядиться: либо автоматной очередью, либо выбросом семени:
    Под душем лопается застежка бюстгальтера и пустые, кружевные шмякаются вниз. Туда же летят и ажурные трусики. Только ноги никак не хотят освобождаться от мокрого капрона. Я путаюсь в чулках и падаю на пол. Ротный писарь - Игорек - подскакивает ко мне и помогает подняться. Мы садимся на деревянную скамью и он протягивает мне охнарик папиросы. После первой же затяжки легкие рвутся на части и сильный кашель из глубины буквально душит меня. Анаша! Игорек сует запить кружку с вином. Я жадно лакаю сладкое пойло, а затем, делаю еще несколько затяжек. Видение совокупляющихся в разных позах мужских тел начинает расплываться в алкогольно-наркотическом угаре. Улетаю. Вернее, мой мозг улетает куда-то вдаль и действует как бы вне тела.
    Игорек опускается на колени и помогает мне освободиться от остатков капрона. А потом хватает ртом мой болтающийся член и глубоко втягивает его в себя. По законам приличия мне положено отстраниться или оттолкнуть его. Но мой мозг - далеко, а тело начинает содрогаться от накатывающего наслаждения. Между тем, усилия Игорька оказываются напрасными. Он бросает бесполезное занятие и отваливает в толпу. Кажется, я всю свою потенцию оставил в Оленьке. Эх, ее бы сюда!
    Я откидываюсь назад и ложусь на спину. Голова уходит куда-то вниз и все закручивается в пьяной круговерти. Кто-то, приняв мою позу за приглашение, задирает мои ноги и впихивает свой хорошо смазанный кремом член в девственную расслабленную задницу. Я вздрагиваю, но не могу сопротивляться. А-а, будь, что будет. Вот и до меня добрались, черти. Оттрахали:
    Кажется, должно быть приятно, но кайфа я не испытываю. Чужой член противно изнутри давит на переполненный мочевой пузырь. И мне лишь интересно, чем и как все это кончится? А чем кончится? Тут и дураку понятно. Хозяйство напарника раздувается и толчками вливает в меня снизу еще одну теплую жидкость, несколько раз дергается и позорно убегает наружу.
    Мне хочется подняться, но вино с анашой крепко держат меня на скамейке. Кто-то опять пристраивается и закупоривает освободившуюся вакансию. Я смутно начинаю различать очертания лица. Леха! Вот это друг!
    Мозг возвращается и я, освободившись от Лехи, сажусь на скамейку. Сквозь остатки сознания пытается пробиться чувство стыда и раскаяния, но и оно захлестывается новой порцией подсунутого наркотика с вином.
    Нас тут человек пятнадцать. Всех призывов. Бардак. Что бы сказала Оленька? Я опять с тоской думаю об этой девушке, и мне вдруг хочется быть похожим на нее, на всех женщин: расслабиться, размягчиться, одарить напоследок каждого нежностью и любовью.
    Но сначала надо поссать. Я отхожу в уголок и Зачем-то приседаю на корточки, как женщина. Мне самому интересно и смешно:
    В углу одиноко сидит какой-то молодой солдат. Я подсаживаюсь рядом и угощаю его вином.
    - Оттрахали? - спрашиваю парня. - Молодой кивает, стыдливо опускает глаза, и теребит рукой большой набрякший член.
    - А ты кого-нибудь попробовал? - Теперь он поводит головой из стороны в сторону, а я, как Игорек, прижимаюсь ртом к его "аппарату". Когда член парня достигает наивысшего напряжения, я становлюсь перед ним на карачки и приглашаю в свой зад. Он входит в меня и: О боже! Следом за ним плавно приходит кайф. Что-то он там задевает и меня начинает легко трясти. Мой долго молчавший и болтавшийся член наконец-то поднимается и напрягается донельзя. Кажется он вот-вот со свистом отлетит в неведомые дали. Я обхватываю его рукой, дергаю кожу несколько раз и мы, вместе с "молодым" сливаемся в едином оргазме. Так я сливался с Оленькой. Теперь я - как Оленька, ангел ночи, дарящий ласку. Я чувствую себя невестой, только что испытавшей счастье брачной ночи. Задница приятно зудит, а по телу растекается нежная слабость и сладость кайфа. Неужели женщины испытывают то же самое? Тогда им можно позавидовать. Почему я не женщина? И зачем мне этот одиноко болтающийся отросток? Вырвать бы его с мясом. А потом? А потом можно будет принимать в себя сколько угодно мужских членов. Ласкать, любить их: Только без войны.
    Совокупления, как и мои "философские" рассуждения сменяются выпивками и перекурами. Затем снова повторяются. Вновь парни трахают меня и я, тоже, трахаю кого-то. Это какое-то неистовое сумасшествие. Пир во время чумы. Кажется, Пашка остался единственным, кто в состоянии еще раз кончить. И он делает это мне в рот.
    Все. Хватит. Сумасшествие закончилось. Многие, обнявшись, уставшие, заснули тут же, в теплой бане. Я делаю еще один глоток вина. Внутренности мои подкатываются к горлу и я, зажав рот руками, вываливаюсь голый в дождливую ночь:
    * * *
    Через неделю нас все-таки отпускают домой. Ура! Дембель! Конец всему! Про то, банное сумасбродство, никто не вспоминает. Чего не бывает на войне?
    Игорька убьют через два дня. Пашку позже отправят к родителям в "деревянном бушлате":
    Перед ...отъездом ребята рассказывали, что около гостиницы нашли красивую, мертвую, голую девушку. Она упиралась в асфальт коленями и головой, вывернув шею и раскидав по густой крови пышные белые волосы. Говорили - выпала из окна. А может выбросили? Эх, Оленька, Оленька:
    Бардак! Вся жизнь - бардак! Весь мир - бардак! Если, конечно, в нем нет мира.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ✫ ✵ ✸

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Привет всем ))),меня зовут Светлана мне 32 года хочу поведать вам мой случай из жизни...Прошло 2 года как не стало моего мужа я оч горевала,и ничего не хотела слышать о новых отношениях,парнях и так далее....Моя подруга Даша (моя начальница) не раз пыталась вывести меня в свет ,но я как то этого сторонилась...Я брюнетка высокого роста стройная фигура ,карие глаза,упругие груди пышная попа,,,говоря откровенно я уже оч со скучилась по сексу,но как то держала себя в руках,,,На работе был завал..нам предстояла поездка в Питер на переговоры..
    Я собрала вещи Даша уже заранее ждала меня в Питере...По приезду мы поселились в отеле,разложили вещи ,и решили сходить в бар выпить чего нибудь...Я сразу заметила молодого парня сидящего на против,, высокий крепкий блондин с голубыми глазами,иногда я ловила его взгляд на себе на что в ответ он улыбался...Я тут же пришла в себя ,ведь я все еще вдова прошло всего 2 года от этих мыслей мне стало оч стыдно и я быстро отправилась в номер...
    Примерно через час пришла Даша слегка пьяная с довольной улыбкой на лице.."А кое кто на тебя запал" с шуткой сказала она и легла рядом..Всю ночь она уговаривала меня встретиться с этим парнем.в конце концов я согласилась...Переговоры прошли удачно,и с хорошим настроением мы вернулись в отель...Перед свиданием я привела себя в порядок,Даша протянула мне сумочку с нижним бельем "Ты должна выглядить секси" сказала она и с ухмылкой пошла в душ...Это были красные стринги и чулки...
    Я не собираюсь заниматься с ним сексом возразила я Даше,на что она еще больше начала меня уговаривать....так и быть я натянула стринги и чулки и пошла в бар..При виде его я даже слегка возбудилась он был настолько красив что я даже чувствовала себя как то не ловко...Мы сели заказали махито начали выпивать..Оказалось его зовут Даниель приехал он по обмену мы разговорились и смущение постепенно изчезло...Заиграла медленная музыка он пригласил меня на танец,мы встали начал танцевать,от прикосновенья его рук я начинала немного дрожать,наверное сказывались 2 года проведенные без мужчины...
    Но вот мы танцевали я забыла обо всем на свете,про себя я представляла как мы занимаемся сексом, как он входит в меня сзади,и сосвсем забыла что всего лишь 2 года назад я была жената а сейчас я вдова...Он предложил может зайти к нему в номер,от чего мое сердце сразу заколотилоь я понимала что будет дальше...отключив свой разум я согласилась мы взяли вина и пошли в номер...
    Я сидела на диване дрожь бежала по всему телу,он сел рядом налил нам вина мы продолжали выпивать,чтобы хоть как то унять волнение я пила быстро и поэтому уже была немного пьяная...он нагнулся и поцеловал меня в шею, я уже была безсильна что либо сказать..Просунув руку мне под платье он почувствовал как у меня там мокро и спросил почему я так быстро возбудилась?Я ответила правду сказала что у меня уже 2 года не было мужчины...Он улыбнулся и сказал "держись ночь будет долгой"..
    Уложив меня на диван он начал рвать на мне платье..он как будто был не в себе, такой интелигентный парень а здесь ведет себя как зверь....задрав мне ноги начал стягивать с меня стринги,я уже хотела дать по тормозам сказала остановись!!! пожалуйста я не могу...на что он сказал "Не волнуйся все будет в лучшем виде"Он снял штаны и передо мной промелькнул его член,,,не сказать что он был длинный 20-21 см...но меня поразила толщина его легко можно было сравнить с бутылкой из под пива...Он начал входить в меня ....меня окутало возбуждение и боль..
    А он никак не мог войти в меня...моя киска уже выглядела почти как у девственицы за два года она порядком затянулась...он смазал член слюной и вошел до половины..."Сколько же тебя уже не ебали" спросил он...Его движения становились все быстрее..- я закричала ну трахни ты меня уже...у него на лице появилась довольная улыбка он обнял меня за шею и начал входить в меня с бешенной скоростью...я попросила его встать усадила его на диван и начала отсасыватья.я уже полностью не понимала что я делаюя..я облизывала его головку... это был такой кайф за гранью осознания... хотела проглотить весь его член ...он встал поднял меня загнул раком на диван и начал дрознить своим членом то медленно входил и сразу вынимал проводил вокруг моей киски...Я стонала как сумашедшая....
    его яйца били сзади и получались громкие шлепки....Чтобы сейчас сказал мой муж???...мне было уже на все наплевать!!!...я сказала остановись- он в ответ в чем дело....а как насчет попки спросила я даже не понимая что я несу...его глаза заблестели" нагинайся" сказал он...раньше я никогда этого не пробовала я даже презирала анальный секс,но сейчас я хотела всего....
    Я нагнулась он расставил мои ноги по шире ,положил мне подушку под живот и начал медленно входить...- ощущение как будто мой зад разрывался,но потом доза несравнимого оргазма...у меня текли слезы я была счастлива...несколько минут спустя он начал тяжело дышать и я ощутила брызги теплой спермы у себя на спине....я тут же уснула....утром все казалось как во сне как я на такое решилась...мне было оч стыдно... но оно того стоило))))
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ████████] ✱ ✳ ✴ ✷ ⊛

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Всем привет! Меня зовут Богдан! Я хочу рассказать Вам как это было со мной в первый раз!
    Мою девушку зовут Юля. Она красивая, стройная, длинноногая блондинка, со 2 размером груди! Я её люблю с 1 - го класса. Первый поцелуй у нас с ней был в 4 - ом классе,и с тех пор мы с ней пара.
    Сейчас я учусь в 11 классе. А мой первый раз случился в 8 - ом.
    И вот , как всё было...
    Мы с ней сидели за одной партой и на уроке она мне написала записку:
    "Приходи ко мне сегодня!"
    Меня это не удивило, т.к. я часто у неё сидел, а она у меня.
    Я пришёл к ней. Она встретила меня в одном халатике. Она предложила мне пойти к ней в комнату. Мы зашли в комнату и я сел к ней на кровать. И тут всё началось.
    Она сняла халатик и я увидел то о чём мечтал с 3 - го класса. Её соски торчали колом, как и мой член, её ножки были как всегда гладкие, и я увидел её киску. На ней было очень много волос ( мне это очень понравилось). Я сидел и не мог ничего сказать... Это было что - то. Но тут она спросила меня :
    " Бодь, тебе нравиться ? "
    " Очень - отчетил я. "
    И она напрыгнула на меня как кошка и вцепилась в мои губы. Минуты три мы целовались, а потом она полезла в низ. Она начала растёгивать мою ширинку и ей предоставился мой член.
    " Ого - сказала она. "
    И она прильнула языком к моему члену. Она лизала мою головку, играла с моими яичками и просто обалденно сосала (сам не знаю откуда ). Я ей сказал что сейчас кончу на что она ответил, что давно хотела попробовать это! И я кончил.
    " А теперь доставь удовольствие мне - и показала на своё лоно! "
    Я прильнул губами и... Это было удивительно вкусно. Она текла, а мои инстинкты подсказли что нужно делать. Я начал лизать её киску, но она сказал мне что ей надело и она хочет что бы я полизал ей жопу!
    Я сначала отказывался, но мне захотелось попробовать и я начал лизать жопу... Её колечко было тоже покрыто волосами... Ох, как мне это нравиться!
    И она кончила.
    Я спросил ей:
    " Юль , а можно тебя в попу ? "
    На что она ласково ответила:
    " Давай! "
    Я попросил стать её раком и стал тыкать в неё членом, но ничего не происходило. Я долго пытался, но увы ничего не получалось. Потом я решил плюнуть ей в попу и себе на член. Чуть надавил и мой член был в её попе. Это потрясающее чувство! Я зашёл в неё а она сказал что бы я чуть подождал пока она привыкнет к члену, я чуть постоял, но как она стала двигать попой я стал двигать ей вслед. Я кончил в неё. Она быстро встала, поцеловала меня и попросила что бы я сделал её женщиной. Я ничего не сказал а просто кивнул головой, что согласен !
    Она легла на спину и раздвинула мне ножки. Я подошёл к ней и начал давить членом, она вскрикнула, я остановился, подождав начал ещё. И медленно я зашёл в неё полностью! Потом я начал набирать скорость и высунул член и кончил ей на лицо!
    Мы пошли купаться. Пока мы купались я ещё раз её трахнул и пошёл домой...
    Вскоре мы это делали каждые выходные !
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ✫ ✵ ✸

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    None
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    * ★ ☆ ✪

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Когда ты читаешь эту вакансию, за тобой интересно понаблюдать со стороны.
    Глаза расширяются, ресницы недоуменно дрожат. Кидает то в жар, то в холод. Руки закрывают и снова открывают страницу в Интернете, на сайте поиска работы.
    Неужели это возможно? Неужели поиск работы может быть таким? Неужели первое рабочее место может реализовать желания, спрятанные глубоко внутри, затаенные, порочные?
    Это как подарок на новый год, на день рождения, на завершение института. В своих развратных снах ты на коленях, ты унижена, ты нужна для удовольствия. Тобой пользуются… Тобой любуются… Тебя унижают… Ты служишь…
    Ты рабыня! Сладкое, притягательное, ласкающее слух. Такое замечательное слово.
    Сколько уже времени, сколько уже контактов, сколько уже мальчиков… хоть бы один знал, что тебе нужно. Хоть бы один посмотрел повелительно, указал на место у своих ног. Хоть бы один не добивался тебя, а разрешал быть рядом. Разрешал целовать руки. И не только руки…
    Мечты, какие сладкие мечты. Все картинки мелькают перед твоими полузакрытыми глазами. Все, что мечтала, представляла, фантазировала. Все, о чем желала долгими ночами, когда руки не вылезали из промежности. Все, ради чего покупала белье, игрушки. Ради чего позировала перед зеркалом, оценивала, как тебя увидит Он.
    И вдруг – вакансия. «Ищется секретарша-нижняя. Обязанности нижней… Отправить резюме…».
    Нет, не может быть.
    Нет, может.
    Не может быть! Разве может работа предполагать это?
    Но… почему нет? Разве не составлена вакансия так, что поймут только посвященные?
    Разве не ты – посвященная? Ты же поняла все верно.
    Ты продолжаешь убеждать себя, а руки уже на привычном месте.
    Пальцы на сосках, теребят и сжимают. Другая рука вонзилась в пылающую плоть.
    Ты представляешь, как это может быть.
    Фантазия уже работает. Что стоит за этой вакансией? Ищется секретарша-нижняя…
    Ты работаешь. Ты секретарша.
    Чулки. Юбка, трусиков нет. Вибратор или пробка. Шпильки.
    Рабочая одежда секретарши.
    Секретарши-нижней.
    Шлюхи. Рабыни. Униженной сучки.
    Тебя вызывают дать задание. Пронзительный, властный взгляд. Ноги дрожат. Ты уже готова упасть на колени. Но нельзя. Только по разрешению. Или по приказу.
    Он прекрасно знает, что в тебе. Он знает, потому что Он разрешил.
    Он – твой Хозяин.
    Ах, если бы Он видел тебя сейчас! Твои ноги бесстыдно уже раскинуты на стуле, голова запрокинуты, губы закусаны. Руки что есть силы сжимают грудь, представляя зажимы на жаждущих грубой ласки сосках. Руки блуждают по телу, представляя, что Он изучает тебя. Руки на текущей дырке, представляя, что это Он приказал. И задница тоже не забыта.
    Строчки то расплываются, то снова читаемы. Они пляшут в глазах, они вызывают желание.
    Желание написать, отправить резюме.
    Желание занять эту вакансию…
    О резюме мы еще поговорим. А пока заинтересовавшиеся могут присылать отзывы: [email protected]
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    (•̪●)

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    1) Автор со всей возможной ответственностью и категоричностью заявляет, что ни одной серии мультфильма "Сейлор Мун: Луна в матроске", по данному рассказу не снято. Пока не снято.
    2) Любые совпадения или сходства с реальными персонажами мультфильма, отнюдь не являются случайными, и ни одной фамилии или имени автором изменено не было. Если кого узнали - то это они и есть.
    Бани потянулась, сползла с дивана и растянулась на коврике, расставив ножки буквой "V". Коротенькая и ничего не скрывающая комбинация задралась до предела, и взору Макото предстали мокренькие губки подружки. Солнечные лучи токийского утра образовали красивый узор из золотых волосиков на лобке Бани. Холмик отбрасывал тень на правую ляжку девушки, и это лишь подчеркивало ее соблазнительность. Ниже, естественно, никакой тени не было. Вернее не было тени от волосиков. Их Макото сама сбрила с писи подруги еще вчера. То, что было вчера, Макото вспоминала с трепетом. Но об этом позже. А если вернуться к тени, то она конечно была. От клитора Бани. Он был, как всегда по утрам, возбужден и торчал крупной розовой виноградинкой прямо в лицо Макото.
    Зевок и потягивания закончились, и комбинашка вернулась на прежнее место. Макото вздохнула, толи с облегчением, толи с разочарованием оттого, что прелести скрылись. Собственно, что ей расстраиваться. Вчера она по полной программе имела и эти волосики, и этот отросток. И руками, и губками, и язычком, и своей писькой. И еще было всего много-много. И шампанское, и свечи, и даже - чулочки с поясочками.
    Макото застонала от нахлынувших воспоминаний. Решив тоже сладко потянуться, она медленно провела коленкой по кровати, потом, приподняв попку, встала на мостик, и, резко расслабившись, опустилась на мягкую перину. Раскинув ноги, Макото провела рукой по трусикам, проверяя, не очень ли она потекла от вида тянувшейся девушки, но это движение доставило ей неожиданное неудобство. Между ног все было натерто до красноты. Казалось, промежность просто жужжала от несправедливости. Губки к утру распухли и требовали покоя. Ну, действительно! Нельзя же трахаться с подружкой на протяжении четырех часов, а потом рассчитывать на адекватное восприятие промежностью руки утром. Макото, на протяжении последних трех лет, привыкшая встречать каждый рассвет одним-двумя оргазмами, сейчас с отвращением подумала о мастурбации.
    Впрочем, а почему именно мастурбация? Ведь у Макото есть дар. Она единственная из воинов в матросках, кто может кончить и без стимуляции своих эрогенных точек. Почему это она должна отказываться от своих привычек только потому, что вчера ночью переспала с Бани. Она сможет кончить и без своей натертой рыжей письки. Правда, для этого ей понадобится чей-нибудь клитор. Чей-нибудь - это конечно клитор Бани. Но добыть его будет не так-то просто. Вчера эта стерва спускала, не переставая, и в результате испытала что-то около 15 оргазмов. Оральных, вагинальных, анальных, смешанных и еще, черт знает, каких. Правда Макото и сама не могла пожаловаться на неудовлетворенность, но сейчас получить в ротик писю подружки казалось непростой задачей. У нее ж тоже все натерто. Вон, аж ноги соединить вместе не может. Что-то надо придумать!
    Макото медленно, с похотливой грацией кошки, встала с перины, поправила свою рыжую растрепанную шевелюру, крадучись подошла к дивану, и присела рядом с полулежащей подругой, положив руку на плечи Бани. Другой рукой она стала поигрывать с косичкой принцессы таким образом, чтобы пальчики ласкали волосы, а ладошка, тем временем, как бы незаметно, касалась соска под комбинацией.
    - Бани? Как ты? Ты проснулась? - Макото попыталась заглянуть в огромные глаза подруги, но они были плотно закрыты.
    - Почти, любимая.
    - Тебе было хорошо вчера? - ласковым медовым голосом спросила Макото.
    - Послушай, Мако! Я в этой жизни ненавижу две вещи. Во-первых, когда вы - четверо похотливых телок - начинаете по поводу и без повода, превращаться из обычных девушек в воинов в матросках, даже не дождавшись моего приказа. А во-вторых, когда кто-то из вас, и не только из вас, начинает спрашивать меня утром - хорошо мне было, или нет. Ты ж сама слышала, как я орала вчера. Сама выжала из моей дырки все соки. Так какого ж дьявола ты спрашиваешь - "хорошо - нехорошо"?
    Макото поняла, что совершила ошибку.
    - Прости, лапочка. Но ведь мы спали с тобой в первый раз. По-настоящему. Я просто не знала, что ты этого не любишь, - все таким же медовым голоском пропела Макото. - Я думала, что сделаю тебе приятное, если спрошу тебя об этом. Не сердись, ладно?
    - Ладно, ладно, - передразнила Бани. - Слушай, надень что-нибудь на себя еще кроме трусов, а то сейчас Ами с Минако придут. И перестань теребить меня за соски, я ж не деревянная.
    - Почему? Мне очень нравятся твои сосочки, и я просто не могу от них оторваться, - Макото уже забыла про волосы и трогала теперь оба соска. Они сразу ответили ей взаимностью и устремили свои розовые кончики к солнышку из верхнего окна, которое вело на крышу.
    - Потому, что если ты их потрогаешь еще пару секунд, я ...я не знаааюю, - Бани нервно выгнулась, но разум пока победил. Она резко согнула ноги в коленках. Потом интуитивно качнула бедрами, как бы сбрасывая ненужное возбуждение и, отталкивая руку подружки, попыталась встать. Это ей почти удалось, но на полпути к вертикальному положению руки Макото схватили подругу за низ комбинации и потянули на себя. Не до конца проснувшаяся Бани потеряла равновесие и грохнулась задницей прямо на Макото. Та не могла упустить подобного случая. Воины в матросках вообще очень сильны, хотя этого и не скажешь по их потрясающим девичьим фигуркам. Каждая из них могла бы запросто поднять вдвое больший вес, чем они сами. Ну а сейчас задача была слишком проста. Макото рывком поднялась вместе с подругой на руках, держа ее, одной рукой за плечи, другой за ляжки, закружилась вместе с ней. Потом остановилась и, прижимаясь как можно ближе и интимнее к ее груди, впилась губами в губы Бани. Поцелуй - это последний шанс. Макото знала, что девичий язык заводит Бани с пол-оборота. Как новый крутой Харли-Девидсон. Если уж не поцелуй, то ничто другое точно не поможет завоевать главную воительницу. И тогда - прощай, утренний оргазм.
    Макото вложила в поцелуй всю нежность, на которую была способна. Раньше она стеснялась целоваться с девушками взасос. Она могла целовать их куда угодно: груди, сосочки, писечки, попочки, ножки. Но только не в губы. Ее очень смущало, когда две девушки целуются. Ей казалось, что это - плохо и пошло. И только после того, как главные враги воинов в матросках, Таики и Сейя, заставили ее в каком-то подвале лизать их, привязав ее руки к трубе, а потом нежно целовали ее за то, что она вылизывала их так, как никто, Макото стала позволять себе эту потрясающую, как оказалось, ласку. Тогда, в подвале, Юпитер так и не услышал ее просьбы дать ей силу, но она ему осталась даже благодарна за его предательство. Сразу исчезли все оковы стеснительности. Макото всегда была достаточно скромной. Конечно, не такой, как Ами, но все же. Кстати, именно поэтому она и трахнулась с Бани самой последней из всех воинов. Нет, конечно, они баловались друг с другом и раньше, как и со всеми остальными, но одно дело - петтинг, и совсем другое - романтическая ночь, когда девушка принадлежит только тебе.
    А поцелуй все длился и длился. Макото сама еще не поняла, что победила. Бани пыталась оторваться от нее, но уже не для того, чтобы прекратить это баловство, а для того, чтобы отдаться подружке полностью, без остатка. Наконец она пересилила ...Макото. Соскочив с ее рук, Бани, задыхаясь, полезла рукой в ее трусики со стороны попки, а ртом нашла ушко и нежно прошептала:
    - Ну, ладно. Твоя взяла. Раздень меня, только нежно. Быстрее, а то сейчас эти придут.
    - Бани, любимая, лапочка, - Макото не знала, что еще сказать. Ее переполняла нежность к подруге. - Давай...давай развяжем эту тесемочку. Давай скинем эти тряпки с моей любимой девочки. Я хочу посмотреть на тебя - голенькую.
    Говоря все это, Макото явно не теряла времени зря. Комбинация упала к девичьим ногам и остренькие, крепенькие грудки Бани заколыхались прямо напротив личика Макото, которая нагнулась, что бы поднять кружева. Один сосок почти попал в ее рот, и она сама быстро справилась с этим "почти". Руки Макото, тем временем, летали вокруг попки и спинки Бани, лишь чуть касаясь кожи кончиками пальцев, доставляя девушке прекрасные муки нарастающей похоти. Бани уже находилась в полузабытьи, и машинально начала искать плоть партнерши. Это удалось ей без труда, но тут произошло неожиданное:
    - Киска, пожалуйста, не трогай у меня там. Там все очень натерлось и ..., - Макото хотела все объяснить, но ладонь Бани легла на ротик подружки.
    - Я поняла тебя, милая. Я больше не буду. Только зачем же ты меня тогда опять соблазнила?
    - Ты очень возбудила меня, когда тянулась, любимая. Мне очень нравится, когда ты потягиваешься. Но ты не бойся. Мне все равно очень хорошо. Я просто поласкаю тебя, и ты спустишь мне в ротик, а я кончу вместе с тобой, мой зайчик. Только дай мне поласкать тебя там. Пожалуйста. Мне это очень, очень нужно, - Макото упала перед принцессой на колени и стала неистово целовать ей ляжки. - Ну, пожалуйста, дай мне лизнуть тебя. Раздвинь ножки. Я очень тебя прошу!
    Из глаз Макото брызнули слезы. Девушка была возбуждена до крайности. Она подняла свой взгляд, полный влажных капель, на Бани и, не найдя, что еще сказать, прижалась щекой к ее лобку с ее замечательными, желтыми волосиками, и стала тереться об него. Бани не ожидала такой тирады от подруги. Много раз до этого, да и вчера ночью, она просила Мако пососать ее писю. Макото знала, что ей это нравится. Да и как не нравиться, если Макото делала это действительно лучше всех. То, что она умела творить с клитором, губками и влагалищем, было непередаваемо. И не раз Макото выпивала весь любовный сок Бани, а потом даже не просила ответной ласки.
    - Успокойся, моя лапочка, - Бани опустилась рядом с ней на колени, - конечно я дам тебе. Пойдем на постельку. Иди ко мне на ручки, я сама отнесу тебя. Как ты хочешь полизать? Мне сесть тебе на личико, или хочешь, я лягу и раздвину свои ножки?
    - Сядь на меня, Бани, сядь, быстрее. Ну, садись же! Выеби меня в рот! - Макото захлебнулась от сладости. Не переставая плакать, она открыла ротик, чтобы набрать побольше воздуха и в этот момент блондинка ловко прыгнула ей на лицо, прижалась к нему и задрожала всем телом.
    - Соси его! - приказала она не очень уверенным голосом.
    Макото не ответила. Потому, что не могла. Рот наполовину заполнился трепещущей плотью Бани. Да, и нужны ли были сейчас слова для ответа. Девушка втянула в себя остававшийся в уголках рта воздух, создавая должное давление, полностью обволакивая клитор и губки. Жилка клитора тут же напряглась и начала пульсировать в такт движениям Макото. Язычок ходил вверх-вниз, завершая каждое поглаживание небольшим ударом кончика по верхней части любовной маслинки. Верхние зубки чуть-чуть зацепили самое основание клитора. Бани всем сердцем почувствовала теплый язычок Макото. Первая мощная волна похотливого трепета пробежала по спине принцессы вверх, потом вниз, и растворилась где-то между бедер. Растворилась, но не пропала. Бани не нарочно вильнула попкой, еще сильнее зарывшись в ротик подружки и прижав ягодицы к шикарной груди Макото. Той только это и было надо. Руки рыженькой девушки легли на гладкие пышные бедра Бани и начали придавать им поступательные движения. Как же это нравилось Макото. Огромный клитор трахал ее в ротик. Волосики на лобке щекотали носик и щечки, только способствуя дикому возбуждению. Беленькое, терпкое молочко потекло по лицу. Шелковые косички Бани переливались по всему телу Макото, вызывая неземную истому и желание как можно быстрее кончить, а пальчики нежно обхватили голову, размазав соленые слезки по щекам.
    Так продолжалось секунд сорок. Бани потихоньку стонала. Ее подруга хорошо знала свое дело, и все прибавляла и прибавляла ритм. Макото уже сама почувствовала близкий оргазм и теперь сдерживалась, не желая спускать раньше своей наездницы. "Вот, кажется, уже сейчас". - успела подумать Макото, и тут...
    Удар грома расколол лунную воительницу на тысячи мелких кусков. Бани показалось, что вместо вкусовых шершавых сосочков на языке Макото вдруг выросло с десяток острых сладострастных иголок, которые разом пронзили все тело девушки. Ее плоть теперь стала одним огромным клитором, сознание отключилось, и только где-то далеко, в самом укромном уголке мозга повисла мысль: "Так вот, почему плакала Макото. Вот что ей было нужно. Наконец-то я понялааа..."
    - Ааааааа...ааа, - завизжала принцесса. - Не могу больше...ааа-о-о-от...от...отпусти меняааааа.
    Ее попка со всей силы дернулась от ротика Макото вверх, потом на секунду расслабилась, возвращаясь. Но чуть только снова Бани коснулась писькой кошачьего языка Макото, какой-то невероятно приятный, но безумно сильный толчок поднял девушку и буквально вогнал в нее безумной мощи оргазм, сбросив ее с дивана прямо на ковер. По всему нежному тельцу Бани пробежала судорога, и когда эта судорога достигла девичьей головки, сознание покинуло ее. Дыхание девушки восстанавливалось. Она просто, как бы спала.
    Зато совсем не спала Макото. Конечно не столь сильный как у Бани, но все же, оргазм настиг и ее. Бани еще только начинала кончать, когда Макото расслабилась и дала волю своему телу. Пися привычно запульсировала, и тоненькая струйка вязкой влаги потекла из кружевных трусиков, которые она так и не сняла. Когда Бани вихрем соскочила с подруги, Макото инстинктивно напрягла руки, желая смягчить удар, но это только усилило оргазм и пальцы как будто сами вцепились в бедра. Макото приподняла плечики над диваном, приоткрыла глаза, и тут она увидела нечто, от чего слезы снова брызнули из ее огромных красивых черных глаз. Прямо напротив ее промежности в проеме открытой двери, стояла ухмыляющаяся блондинка Минако, нагло пялившаяся на ее мокрую писечку, и небрежно засунув правую руку себе под юбку, а левой опершись об косяк. За ней пряталась скромница Ами - жгучая брюнетка с прической-каре - потупив взор и скрывая свою приятную детскую улыбку ладошкой.
    Макото поняла, что девушки видели все, и от этого она стала спускать еще сильнее. Так все и закончилось. Слезы счастья, катящиеся по щекам из глаз Макото, ее сливочки из письки, стекающие по ногам, и напротив - две свеженькие и хорошо выспавшиеся, соблазнительные леди, просмотревшие потрясающее бесплатное шоу. Утро Макото однозначно не пропало даром. У девушек, видимо, тоже. О лежащей на полу подруге и предводительнице воинов в матросках, по началу никто даже не вспомнил.
    - Так, так, так! - протянула Минако своим самым противным голоском, - Видишь, Ами, как наши доблестные подруги готовятся к экзамену по географии, целиком отдавая себя науке. Жаль только, что эта наука называется не география, а лесбийская любовь. По-моему, они обе заслуживают наивысшей оценки.
    - Послушай, Минако! Может, пойдем.... Зайдем минут через пять. Неудобно же! - Ами пыталась не смотреть на роскошную грудь и соски Макото, но взгляд, словно прикованный, возвращался к огромным коричневым кружкам, которые классно сливались с рыжей шевелюрой, разбросанной по груди. Ами всегда млела от девушек с красивой большой грудью.
    - Да нет уж. Отчего же - "минут через пять"? Давай останемся, может, и сами что новое узнаем. Век живи - век учись. Ты только прикинь, Ами. Какой прекрасный шанс увидеть, как две талантливые молодые ученые девушки занимаются лабораторной работой по теме "отсоси с утра мой клитор". Нет. Остаемся однозначно! - Минако сделала пару шагов вперед и ловко схватила Макото за промежность под насквозь промокшими трусиками, - Если, конечно, Вы не против, Макото-сан?
    - Минако, ты не могла бы заткнуться? - Макото с удивлением обнаружила, что рука этой шалавы не вызывает неприятных чувств, как с утра. - Или ты, может, ревнуешь?
    - Конечно, ревную! - Минако просто так не сдавалась. - Ты сама-то посмотри. Когда мы с тобой на прошлой неделе ласкались в ванной у Рей, мне из твоей дырочки удалось выжать пять-шесть жалких капель, а сейчас у тебя оттуда можно смазку в промышленных масштабах добывать.
    - Ну, ладно, Минако. Ну, пойдем. - Ами легонько потянула подругу за рукав, но ее никто не слушал.
    - Ты прекрасно знаешь, что тогда, в ванной у Рей, я не смогла кончить, и тебе известно - почему. - Макото начал раздражать этот разговор. Такое впечатление, что эта языкастая зараза всю прошлую ночь зубрила географию, а о сексе даже не вспоминала.
    - Понятное дело. Разве со мной, бездарной любовницей, кто-нибудь сможет кончить. Я ж фригидная. Куда мне? - Минако распалилась не на шутку.
    - Послушай, ты - язва в матроске! Во-первых, ты не фригидная, потому, что в той же ванне тогда, ты кончила дважды подряд. Во-вторых, я тебе говорила, что не кончила из-за того, что очень устала на теннисе. - Макото оттолкнула руку Минако.
    - Может, ты устала не на теннисе, а на кое-чем очень похожем? Ну, давай, расскажи нам, как этот теннис входил в тебя, выходил. Ласково, нежно.
    - Какого черта, Минако! Ты прекрасно знаешь, что я не сплю с мальчиками. Впрочем, как и все мы. Или ты сомневаешься? Ты что, считаешь, что я вас предаю? - Макото была возмущена поведением подруги. Прекрасно ведь знает, что Бани запрещает заниматься с мальчиками сексом. Да что - сексом. Даже петтингом. Сколько раз девушки ругались по этому поводу. Но каждый раз ответ был один: "главный демон вселенной может войти в любого мужчину, кроме Мамору, а если они будут иметь с ним контакт, то не только потеряют всю силу планет, но и могут раскрыть тайну семи радужных кристаллов". На вопрос: "Почему мы не можем отдаться Мамору?", всегда звучало следующее: "Мамору - принц вселенной, а так как принцесса вселенной - Бани, то и нечего всяким там лесбиянкам, кроме нее самой, лезть к Мамору со своими грязными пиписками". Конечно, воинов каждый раз так и подмывало рассказать о том, что к Мамору постоянно липнут "всякие там не лесбиянки", причем вовсе не без успеха. Но каждый раз девушки вовремя спохватывались, щадя лучшие чувства начальницы.
    - Да ничего я не считаю. Просто вместо того, чтобы готовиться, вы с Бани не известно, чем занимались. - Минако надула губки, и, давая понять, что разговор окончен, отвернулась и села рядом со спящей на полу Бани.
    Макото подошла к зеркалу и стала причесываться. Грудь задорно запрыгала. Девушка улыбнулась сама себе и тут же случайно перехватила отражение взгляда Ами, которая так и простояла весь разговор у двери. Макото подмигнула ей и пошла в ванную комнату - поискать чистые трусики и сполоснуться.
    Ами подошла к Минако. Тихим, почти девичьим голосом, спросила:
    - Минако, а что с Бани?
    - Что с Бани, что с Бани? - Девушка никак не могла успокоиться. - Сама-то как думаешь?
    - Может, ей плохо?
    - Ей-то?! Ха-ха, - Минако заржала во всю глотку, - еще как плохо. Забросить географию. Отдаваться весь вечер и всю ночь Мако, потом, с утра, трахнуть ее в рот, обкончаться и забыться - тут кому угодно станет плохо!
    Ами наклонилась над Бани и стала ласково гладить ее по щекам.
    - Бани, Баааани. Проснись. Бани Цукино, ты спишь?
    - Что ты делаешь? Вот как надо! - Минако надоели эти нежности. Она стала легонько хлестать Бани по щекам. - Ну-ка, Цукино, просыпайся, а то я тебе соски откручу. Тебе будет больно.
    Минако уже собиралась исполнить свою угрозу, но тут Бани зашевелилась и стала что-то шептать. Девушки ничего не смогли расслышать. Бани поворочала пару секунд языком и вдруг ясным громким голосом, очевидно - еще во сне, произнесла:
    - Сила Луны, помоги!
    Сила не заставила себя долго ждать, и Бани стала вбирать в себя магические лучи, появившиеся, как всегда, неизвестно откуда. Видя все это, Ами и Минако последовали примеру Сейлор Мун и в комнате, одно за другим, раздалось:
    - Волшебная сила Меркурия!
    - Призма Венеры!
    - Дай мне силу! - обе девушки попали в унисон. Через мгновение в комнате стояли Сейлор Мун, Сейлор Меркурий и Сейлор Венера. Воины в матросках.
    - Ну и какого, дьявола, спрашивается?! - Венера не теряла своего ехидства, даже будучи в образе воина. - Чего ты завопила-то? Где демон?
    - Ой! - Сейлор Мун наконец-то открыла глаза. - Где это мы?
    - Мы, блин, в черной дыре вселенной в плену у главного демона тьмы. А точнее - в спальне Макото. Стоим втроем, как дуры, в матросках вокруг одного дивана. При этом ни одного демона в радиусе двадцати миль не наблюдается. Может, объяснишь - зачем ты вызвала силу Луны? - Минако от возмущения была вне себя. Она поставила руки на бедра и встала в позу строгой жены, отчитывающей мужа.
    В комнату вошла чистенькая, посвежевшая Макото. От открывшейся двери образовался сквозняк. Юбочки сейлоров взлетели до пояса и стало ясно, что о нижнем белье сегодня утром вспомнила только Ами.
    - Вы, что? Хотите изгнать демона, который каждую ночь сминает мои простыни? - Макото была явно удивлена внезапным превращением одноклассниц.
    - Нет. Мы просто решили проверить: влияет ли утренний оргазм на быстроту превращения в воинов. Результат, как видишь, превзошел все ожидания - Бани телом уже сейлор, а мозгами до сих пор трется о твой язычок.
    - Девчонки! Может, мы превратимся обратно, а потом поговорим? - предложила Меркурий.
    - Да уж пора бы. Все равно Сейлор Мун распугала всех демонов своей голой задницей. А ты говоришь "волшебный лунный жезл", "лунная призма". По сравнению с ее ягодицами, это все - тьфу, семечки. - Венера явно потеряла чувство субординации, но это ей сошло с рук, так как принцесса все еще не очухалась.
    Через минуту прекрасные девушки сидели на диване и кляли Бани, на чем свет стоит. Та вроде бы пришла потихоньку в себя, но было видно, что ни о каком экзамене по географии она даже не вспоминала. Ей вообще не хотелось сейчас разговаривать с кем-либо, кроме Макото, которой она хотела сказать очень многое. Но не может же она сказать подругам: "Ну вы идите - готовьтесь, а мы тут с Мако поговорим". Бани ...так и не знала до сих пор, что Минако и Ами все видели своими глазами.
    - Бани! О чем ты думаешь, черт возьми? - Макото явно не понимала, что творилось в душе у ее ночной партнерши, - Давай, возьми себя в руки, и пойдем.
    - Куда? - мечтательно пропела Бани. - Впрочем, куда хочешь, мне все равно.
    "Лишь бы с тобой вместе", подумала про себя Бани, но вслух не сказала.
    - Экзамен по географии сдавать. Уже одиннадцать, а ты еще даже не одета.
    - Экзамен? Может мне не ходить. Сдам как-нибудь потом.
    - И останешься на второй год. Давай, поднимайся. Иди в душ. - Ами, как самая ответственная, взяла инициативу в свои руки.
    - Почему, интересно, Рей уехала, не сдав последний экзамен, и никто ее на второй год не оставил. - Бани, причитая, все же кое-как поползла в сторону ванной комнаты.
    - Ты прекрасно знаешь, почему Рей не нужно сдавать Географию, - крикнула ей вдогонку Минако.
    - Наверное, по той же самой причине, по которой тебе не нужно сдавать нормативы по физкультуре, - огрызнулась Бани и закрыла за собой дверь.
    - Да, да. Именно, по той самой. - Прокричала в спину подруге Минако. - Что, завидно?
    - Она не слышит тебя, - спокойно сказала Макото. - И вообще, давай не при Ами, ладно.
    - А что это за причина? - Тут же спросила Ами.
    - Может, расскажем ей. Глядишь, повзрослеет. - Минако никак не могла избавиться от злорадного настроения.
    - Расскажите, ну, пожалуйста!
    - Не надо. Живи себе спокойно. Ты и без этого лучше всех учишься. - Ответила Макото.
    - А может, я после этого еще лучше учиться стану, - наивная Ами широко раскрытыми глазами смотрела прямо в лицо Макото. - расскажите, а?
    - Учиться лучше ты после этого вряд ли станешь, а вот оценки могут действительно стать идеальными. Хотя в твоем случае это почти невозможно. - Минако продолжала распалять любопытство Ами.
    - Ну, вот видишь, Мако. Она говорит, что будет лучше. Ну, расскажите. Я никому не скажу.
    - В этом нет необходимости. Это и так все знают, кроме тебя да еще нескольких таких же ботаников.
    - Послушай, Минако. Помолчи, пожалуйста. Ты ж сама нарываешься. Она же теперь не отстанет, пока не скажем.
    - А мы ей прямо сейчас все и расскажем.
    - Нет! - Макото сорвалась на крик. - Ну, ладно. Только я сама расскажу. Сегодня вечером, после экзамена. Мы вчетвером поедем ко мне, и я тебе все расскажу, хорошо?
    - Хорошо! Договорились. - Обрадовалась Ами.
    Экзамен прошел, на удивление, успешно. Мисс Акиноко была грустна, немного рассеяна и принимала предмет спустя рукава. Ами, Минако и Макото уже стояли со своими пятерками в коридоре и трепались о планах на каникулы, которые для них уже начались. Девушки ждали Бани, которая все еще сидела в классе и не решалась начать отвечать.
    Ждать пришлось довольно долго, но через сорок минут дверь класса вдруг чуть не слетела с петель от удара, и задыхающаяся от счастья Бани, с криком: "Ура! Четыре", бросилась в объятия подруг.
    На радостях, девушки решили отметить удачное начало каникул. Было решено купить мороженного и шампанского. Макото вспомнила, что у нее дома есть виноград и мандарины. Бани сказала, что зайдет к знакомой, которая работает в кондитерской, и принесет по паре пирожных. Минако была против такого обжорства, но ей тут же напомнили, что у нее не только самый большой клитор, но и чуть ли не самая тонкая талия во всем Токио.
    Добравшись к четырем часам домой к Макото, и, подождав Бани, девушки начали готовиться к вечеринке. Быстро был накрыт стол. Для четырех молоденьких девушек еды было явно многовато.
    - Девчонки, а может мы сначала поспим часок? - Неожиданно предложила Бани. - А то всю ночь готовились.
    - Как ты готовилась, мы видели сегодня утром. Я удивляюсь, почему ты не получила пятерку с плюсом. Такое самоотречение по отношению к наукам демонстрирует не каждый. - Минако уже без злобы отпустила колкость. - Правда поспать было бы действительно неплохо, да и есть пока не хочется.
    - А ты мне обещала рассказать все про Рей, - Ами тоже не хотелось есть, - может девчонки подремлют, а мы поболтаем?
    - Ну, хорошо, хорошо! - Макото сама бы с удовольствием поспала, но раз уж обещала. К тому же если рядом не будет Минако и Бани, никто не помешает рассказу, не будет встревать, и указывать на забывчивость и скромность.
    То, что она не собиралась всего рассказывать Ами, было очевидно. Пусть хоть одна из них пребывает в неведении о том, как иногда решаются жизненные вопросы. При помощи чего они решаются. А вот Минако явно не хотела ни о чем умалчивать, и Макото решила согласиться на разговор прямо сейчас. Пусть Минако отдохнет.
    - Давайте, тогда не теряйте времени. Я не хочу есть вялый виноград. Один час, и я вас разбужу. - Макото открыла шкаф и стала доставать спальные принадлежности. - Бани! Ложись на диване, а ты - на перине. - В Минако полетели две подушки. - Спокойной ночи.
    - Только, чур, все по честному. Расскажешь ей все как есть. Ами, если она будет врать или недоговаривать, вырви у нее язык и принеси мне. Я сама тебе все расскажу, ее же голосом.
    - Нет, пусть лучше Макото. Мако, ты не будешь врать? - Ами засверкала наивными глазками, преданно устремленными на рыженькую девушку.
    - Ладно, не буду. Пошли.
    - Нет уж. Ты, сначала, поклянись, что не будешь хитрить. - Минако знала, что Макото серьезно относится к сентиментальным глупостям.
    - Вот ведь, достала. Хорошо, клянусь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. Теперь довольна? Может мне положить свою руку на что-нибудь святое и чистое?
    - Засунь свою руку себе в..., - Минако показала на себе, куда нужно засунуть руку и отвернулась.
    Бани и Минако растянулись на своих ложах. Ами и Макото уединились в библиотеке. Они заняли два низких старинных кресла лицом друг к другу.
    По началу они обе молчали. Ами не знала, что она должна спросить, а Макото старалась найти наиболее удачное начало рассказа. Наконец Ами решилась:
    - Ну, ты чего молчишь-то? Давай рассказывай, - Ами напустила на себя не свойственную ей развязность.
    Макото посмотрела в огромные синие глаза Ами и поняла, что разговор будет очень сложный. Ну, не может она разбить самые радужные представления этой девчушки об горькие слова мерзкой реальности. Как она скажет ей о том, что Рей просто спит с учительницей географии, а Минако - с тренершой по физкультуре. И обе за это получают оценки, ради которых Ами просиживает за книжками по всем предметам ночи на пролет.
    - Видишь ли, малышка. - Макото набралась смелости и начала. - Дело в том, что в жизни для каждой девушки или женщины очень важно, что бы их кто-то любил, заботился о них ну и тому подобное.
    - Это я и сама знала. - Ами пока ...не отказалась от роли распущенной всезнайки.
    - Нет. Я о другом. Вот ты сейчас говоришь, что и сама знаешь, только ты не знаешь, как сложно жить девушке, если этого "кого-то" - нет.
    - Знаю!!! - Чуть не закричала Ами, но вовремя сдержалась. - Еще как знаю. - Уже шепотом добавила она.
    Макото уловила какие-то странные нотки в голосе девочки. Она пристально посмотрела на подругу. Ами была сама не своя. Она прятала взгляд, ерзала по креслу, и было видно, что ей нужно что-то сказать. Казалось, она разрыдается прямо здесь, но этого не произошло. А то, что произошло, потрясло Макото как гром Юпитера, которым она сама так хорошо умела пользоваться. Ами медленно встала. Неуверенными шагами и отводя взгляд в сторону, брюнетка подошла к Макото. Помедлив пару секунд, девушка поправила юбку, и вдруг резко опустилась на колени Макото, обняв подругу руками и зарывшись мордашкой в шейку. Макото, растерявшись, даже не знала - что ей надо делать? Она даже не догадывалась о причинах подобного поведения отличницы. Может, хочет рассказать о несчастной любви. Или, не дай Бог, ее кто-то изнасиловал, а она боится признаться? "Если так - найду и прибью. Нельзя прощать такое." - Макото внутренне содрогнулась от самой мысли о насилии.
    Время шло, но Ами так и не решалась прояснить ситуацию. Она все глубже зарывалась личиком в волосы Макото, красиво спадающие на плечи и спину, и тихонько всхлипывала. Макото почувствовала, что ее футболка уже сырая от слез. Это побудило ее предпринять хоть какой-нибудь шаг.
    - Ну, успокойся, зайчик. Давай продолжим - я тебе расскажу про Рей.
    - Угу..., - на большее Ами не хватило.
    - Ну, вот. Видишь ли, однажды, когда наш старый учитель географии ушел на пенсию, нового учителя никак не могли найти. Поэтому сделали запрос по всей стране и нашли мисс Акиноко. Она, во-первых, молодая. А, во-вторых, оказалось, что она уже преподавала в школе для девочек. Рекомендация, на удивление, у нее была очень хороша, но ты и сама помнишь - какая она была, поначалу, злая и придирчивая.
    - Да, помню. Она еще сказала, что никто из нас не знает географии и что она с нас живых не слезет.
    - Правильно. А потом она вдруг изменилась. Стала добрая, к каждому подходила, говорила, что поможет во всем разобраться. - Макото немного освоилась с ситуацией. Ее рука стала гладить Ами по головке, а ногой она стала чуть раскачивать девочку, наподобие, как укачивают маленьких детей.
    - Точно. Она даже всех двоечников подтянула. И улыбается всегда. А причем же здесь Рей? - Ами поддерживала разговор, но актриса она была плохая, и было видно, что не этот вопрос висит у нее на язычке.
    - Слушай, Ами. Может, мы поговорим о тебе, а не о Рей. Ты что-то держишь в себе. У тебя все нормально? - Макото, наконец, решилась прервать бесполезный рассказ. - Давай, маленькая, вздохни и объясни мне, в чем дело?
    - А ты не обидишься? - Ами впервые, после перемещения на колени подружки, подняла заплаканные глаза.
    - Что ты, киска? На тебя разве можно обижаться?
    Ами сглотнула. Голос был неуверенный, очень тихий, но видно Ами переборола себя и теперь смотрела на Макото неотрывно.
    - Макото! Я хочу задать тебе вопрос. Ответь, пожалуйста. Только честно. Обещаешь не смеяться?
    - Обещаю! - Макото по глазам девочки поняла, что речь идет о чем-то очень серьезном.
    - Скажи, Мако. Тебе кто-нибудь признавался в любви? - Ами ждала ответа, смотря прямо в рот Макото.
    - Ннну-у, да - один раз. - У девушки отлегло от сердца - судя по вопросу, Ами никто не насиловал.
    - А кто?
    - Ами, я не хотела бы тебе это говорить. Просто с этим человеком я больше никогда не виделась и не увижусь. К тому же, он мне тоже нравился и мне тяжело вспоминать..., - Макото вспомнила своего возлюбленного, но не дала волю чувствам, и сосредоточилась на разговоре.
    - Ну, ладно. Не говори. Скажи, только, сейчас ты кого-нибудь любишь?
    - Да, вроде - нет. Если ты конечно не имеешь в виду маму, папу и вас четверых. Вас я люблю как сестер. - Макото совершенно запуталась. Она уже подумала, что сейчас придется учить Ами признаваться в любви или как вести себя, когда тебе признаются. Но что-то не клеилось. Что-то говорило Макото - не это интересует Ами, сидевшую у нее на коленках.
    - То есть, сейчас, у тебя никого нет?
    - Нет.
    - А то, что было сегодня ночью - это серьезно? - спросила после небольшой паузы Ами, словно внезапно вспомнив увиденное утром, - я про Бани.
    - Я не совсем понимаю, какой смысл ты вкладываешь в слово "серьезно", но, наверное, ответ - нет. - Макото вспомнила, как она хитростью соблазнила Бани. О серьезности тут даже речь не идет. Толи от воспоминаний, толи от сидящей на коленях Ами, между ног стало чуть влажно. Макото даже прониклась какой-то странной нежностью к подружке. Она уже давно не задавалась подобными вопросами. О любви не задумывалась. Не искала ее. А вот Ами задумывается. В конце концов, не важно - в кого она влюбилась. Важно, что она умеет любить.
    Заплаканное лицо Ами смягчилось, и она даже смогла улыбнуться. Улыбка получилась мягкой и нежной. Макото чувствовала, что девочка улыбалась от всего сердца.
    - Мако. Можно я задам еще один вопрос? Последний.
    - Ну, давай! - Макото уже и саму волновал этот диалог. Она зажигалась. Вместе с тем, зажигалась и вишенка клитора под желтенькими трусиками. Макото чувствовала, что что-то сейчас произойдет. Она уже даже догадывалась - что. Пися текла теперь вовсю и остановить это было уже не возможно.
    - Слушай, Мако. Вот если кто-то признался кому-то в любви, но не стал ждать ответа, а сразу поцеловал ее или его в губы. Можно ли считать, что человек тоже влюблен, если он ответил на этот поцелуй? - Ами вдруг выпрямилась и пересела так, что бедра Макото оказались у нее между ног, а почти голенькая, под задравшейся юбочкой, попка в узеньком бикини, прижалась к загорелым ляжкам. Расстояние между мордашками девушек сократилось до нескольких дюймов. Глаза Ами пожирали личико подружки, ожидая ответа.
    - Ну, дда-а! Наверное. - протянула Макото. - ведь если по-настоящему любишь, трудно иногда дождаться ответа. А если человеку приятен другой человек, то..., - Макото задумалась, но ее выручила Ами.
    Девочка притянула Макото ручками за плечи к себе. Теперь они почти касались друг друга носиками. Глаза девочек встретились и, воспользовавшись паузой, Ами тихонько прошептала:
    - Я влюбилась в тебя, Мако, милая! Я люблю тебя!
    Прежде, чем их губки встретились, Макото успела закрыть глаза, и два девичьих тела слились в долгом, по-настоящему любовном, поцелуе. Ами не очень хорошо умела целоваться, но для Макото это было не главное. Она любима. Ами любит ее! Это ее первый поцелуй по любви. Боже - как хорошо.
    Безумный приступ ласки захватил Макото. Возбуждение тут же зашкалило за все разумные пределы. Языки девушек словно поменялись местами. Губки брюнетки обожгли Макото до самого сердца. Пульс забился как синичка в руке, заставляя вибрировать, грозивший выскочить из трусиков, клитор. Она обняла ...Ами руками за талию, в порыве самой женственной нежности, на которую только была способна, прижалась к любимой, и дальше...
    Сначала Макото ничего не понимала. Не просто поцелуй. Не просто ласка. Не просто - очень хорошо. Что-то новое. Совсем неожиданное. Очень большое и самое важное..."Я люблю ее!" - подумала Макото. "Вот в чем дело!" "Я люблю эту девушку."
    Мысль, родившаяся внезапно, оттолкнулась от язычка Ами, пулей пронеслась по телу Макото и разбилась вдребезги о бедра и писю девушки на миллион маленьких оргазмов Как узкие серебряные стрелки, оргазмы устремились вниз живота, создавая одно мощное ядро. Ядро держалось на весу, удерживаемое лишь сознанием. Но сознание выстрелило мощнейшим зарядом ядра по промежности, заставляя свести судорогой ноги и расплющить между ляжками трепещущий клитор. Ами, уже тоже спускавшая, надавила лобком на живот подруги. Спина моментально покрылась капельками пота. Макото дернулась и мелко задрожала. Коленки потянулись к животу, прижимая любимую Ами к себе еще крепче. Крик рвался наружу, но губы были заняты и Макото, напустив целую лужу себе между ног, распятая и расплющенная, кончила. Кончила от любви! Спустила не от похоти, а от поцелуя любимой! Просто от поцелуя! Впервые!
    Никогда ей не было так хорошо. Никогда. Она знала и испытывала многое. И язычок девушки на своей розовой кнопочке. И свои сосочки в ротиках подружек. И пятидюймовый клитор Минако у себя во рту. И член Харуки в писечке и попочке. И свои мягкие ласковые пальчики, доводящие саму себя до экстаза. Все ей нравилось. От всего она могла кончить. Но кончать от любви она не умела. Этому ее научила Ами. Только что!
    Через минуту любовницы немного пришли в себя. Оказалось, что они так и сидят вместе на кресле, обнявшись. Пот стекал по личикам девушек. Головка Ами прижималась к груди Макото. Ами чуть взрагивала.
    Макото выпрямилась, высвобождая левую руку из-под любимой. Не желая отпускать ее хоть на секунду, рыжая девушка Юпитера приподняла за попку Ами и тихонечко сползла вместе с ней на пол. Положив девочку на спину, Макото переместила руки повыше: одну на плечи Ами, другую на ее маленькую аккуратную грудь, и улеглась рядом с ней, гладя ее ножкой. Ами так и не оторвала рук от роскошных крутых плеч Макото, глазами буквально поглощая ее глаза.
    - Прости меня, пожалуйста! Я, наверное, не должна была всего этого делать.
    - Что ты, Ами! Ты должна... Ты - просто молодец. Я тебе так много хочу сказать. Я тебе так благодарна за твое признание. Я хочу, чтобы ты поверила всему, что я сейчас скажу. Все это - правда. Помнишь - я поклялась.
    - Помню. А что ты хочешь сказать?
    - Понимаешь, это может быть неожиданно, но все же выслушай, пожалуйста.
    - Конечно, любимая. Я готова слушать тебя хоть все каникулы. Мне хорошо, когда ты рядом.
    - Тогда послушай. - Макото вздохнула и начала. - Когда-то, давно, мы все, пятеро воинов в матросках выросли и у нас стали появляться другие интересы, кроме учебы и борьбы с врагами. Короче говоря, нас стали беспокоить наши письки. Помнишь, тогда Бани сказала нам, что Луна применила какие-то свои чары, и мы все превратились в...как бы это сказать?...в девушек, которым нравится спать не только с мальчиками, но и с девочками тоже. Это называется - бисексуальность. Сейлор Мун запретила нам заниматься сексом с мальчиками. Ты знаешь - почему. И тогда на землю была послана Сейлор Уран, то есть - Харука. Ты знаешь, что Харука на самом деле - девочка, но Луна и Артемис сделали так, что у нее вырос член вместо клитора. Это для того, чтобы мы все могли трахаться с ней, как будто с мальчиком. Потом мы все перессорились из-за нее, и Луна создала Сейлора Нептун, Мичиру. Она так понравилась Харуке, что они стали...э-э-э...очень близкими подругами. Тогда нам пришлось все чаще и чаще любить друг друга или просто дрочить самим себе. Харука на нас почти не обращает внимания, и мы все уже привыкли к тому, что для секса нам достаточно другой девушки. Мы все стали очень опытными лесбиянками и даже научились соблазнять и трахаться с другими девушками.
    - Макото, зайка, я все это знаю. Это все не страшно. Я все равно люблю тебя сильно-сильно. - Ами еще крепче прижалась к груди Макото.
    - Я знаю, солнышко, но я не это хотела тебе сказать. Просто я хочу, чтобы ты поняла, что не смотря на все те удовольствия, которые мы получали друг от друга, я так и не смогла никого полюбить, ни к кому привязаться. У меня не было чувств. Только эмоции и похоть. Я только сейчас поняла, что значит любить. Что значит "заниматься любовью". Ами, я никогда раньше не занималась любовью. Представляешь. Я только трахалась, а теперь..., - Макото отвернулась и тихо-тихо заплакала. Она только сейчас поняла, сколько она потеряла. Только сейчас она определила для себя самое важное и необходимое. Ами ласково гладила ее по растрепанным волосам, и ее прикосновения казались Макото тем, что нельзя потерять. Это то, что нужно сохранить любой ценой. И Макото поклялась, во второй раз за день, что сделает все, чтобы сохранить это чувство. Сохранить Ами. Любимую девушку.
    - Ты не поверишь мне, милая. - продолжила Макото, вытирая слезы рукой, - но даже когда раньше мы с тобой занимались этим, я ничего особого не чувствовала. Это был обыкновенный секс. А теперь я никак не могу понять, почему так было. Прости меня, Ами. Прости меня за то, что было у меня раньше с другими и с тобой. Просто теперь ты мне очень нужна. И вот то, что я хотела тебе сказать. Ты думаешь, что я сейчас просто кончила с тобой. Но это - не так. Так, как сейчас с тобой, моя маленькая,я не кончала никогда. Я кончила так сильно, что не смогу теперь забыть этого. Всего лишь от твоего язычка. От поцелуя с тобой. И я поняла, что ты меня действительно любишь. Тебе нужна я. А теперь и ты нужна мне. И поэтому,... - Макото набрала побольше воздуха в легкие и..., - я сегодня тоже полюбила тебя. Слышишь, Ами! Я люблю тебя, киска! Я люблю тебя, лапочка! Я люблю тебя, вишенка! Ты нужна мне. Я даже не знаю, что я могу сделать, чтобы ты мне поверила. Я поняла, что полюбила тебя, когда кончала. Я не представляю, как мне будет хорошо с тобой потом. Ведь мы только поцеловались, А сколько еще ласок я знаю, и все они будут твоими. Я сделаю для тебя все, что захочешь. Все, что попросишь. Я прошу только одного. Останься со мной. Сейчас. Как можно дольше. Ами, я прошу. Я умоляю. Я люблю тебя!!!
    Ами еще хотела что-то сказать, но не удержалась - губы девушек снова встретились и стало ясно, что ничего уже говорить не надо. Макото вытянулась в струнку, вдоль своей неожиданной любви и крепко-крепко прижала ее к себе. Все тело Ами почувствовало жар и дрожь Макото и она сама постаралась как можно сильнее прильнуть к этой желанной плоти. Макото высвободила левую руку. Потянулась ей к груди Ами и одним движением сорвала с нее блузку и лифчик. Затем тоже самое сделала со своей футболкой. Маленькие сосочки Ами моментально соприкоснулись с богатыми сосками Макото и это снова, через несколько секунд, повергло их в шоковый оргазм.
    Даже не пытаясь отдышаться и не прекращая поцелуя, Макото, сама не своя, находясь уже на грани третьего экстаза, стала делать поступательные движения бедрами. Ами вообще не выходила из состояния оргазма. Казалось, что она спускала каждой точкой тела, которая хоть чуть-чуть касалась любимой. Макото, с трудом соображая, решила доставить Ами такое удовольствие, чтобы она навсегда осталась с ней. Мешающие голубенькие трусики подруги были разорваны пополам и отброшены. Туда же полетели и желтенькие кружева Макото. Она инстинктивно, как бы ...подстраиваясь, потерлась секунду о мягкие бедра Ами и вдруг резко, словно найдя неодходимую точку, с силой вдавила свой клитор в промокшую насквозь промежность любовницы, сминая половые губки и волшебный персик подруги. От этого движения губы Макото на миг потеряли рот партнерши, и Ами уже ничто не могло удержать от влюбленного крика:
    - Ооооой-й-й...Ай-ай...Уй-й-йой, - запищала нежным, но очень громким голоском Ами, и Макото подумала, что именно так, наверное, кричат маленькие девочки, когда кончают в первый раз. Так пищала и она, когда впервые спустила в рот своей двоюродной сестре. Ей тогда было двенадцать лет. От этих мыслей она еще больше возбудилась. Она поняла, что Ами тоже испытывает с ней чувства, неизведанные раньше ни с кем. Макото сильнее заработала бедрами. Мокрый перчик клитора уже просто трахал брюнетку, зарываясь все глубже в пухленькие губы, и искал дырочку девочки, рекой истекающую соками на ножки обеих подруг. Выделения Макото были не менее обильными, и как только она почувствовала кончиком своей сливки начало влагалища, она буквально ввернулась между словно намасленных ног девчушки. Клитор проскочил в долгожданную письку, и Макото, с каким-то нежным остервенением, стала трахать любимую Ами. Ноги Ами сплелись вокруг талии Макото, помогая ей задавать ритм и ничто уже не могло помешать родиться самому мощному, самому сочному оргазму, умноженному на них двоих. Кричали девушки или нет, они не помнили. Сколько раз они кончили, они не считали. Просто каждый оргазм приходил в лоно каждой подруги с мыслью о нежности и любви. С чувствами их ласковых любвеобильных писек. Пися Макото толкала в Ами чувство: "Я люблю тебя, Ами"! Пися Ами тут же спускала, каплями смазки возвращая подруге свое чувство: "Я люблю тебя, Мако!", повергая ее в новый оргазм.
    Так продолжалось довольно долгое время. Наконец, Макото внезапно почувствовала смертельную усталость, и повалилась на пол, оказавшись лежащей на спине, с раскинутыми ногами, рядом с возлюбленной и в луже смешанных соков. Ами даже не сразу поняла, что Макото уже не входит в нее. Она несколько раз еще подавала вперед свой задик, но, поняв, что подавать его уже некому, начала с трудом выходить из состояния блаженства. Разогнув ножки, отличница повернулась к Макото, провела у нее между ног ладошкой и быстро, как бы украдкой, облизнула пальцы. Макото не реагировала. Лежа с закрытыми глазами, она глубоко дышала. Грудь Макото, всегда так сильно волновавшая Ами, красиво опускалась и поднималась. Ами во все глаза наблюдала за этим зрелищем. Ее взгляд пробежал по телу подруги и с удовольствием отметил, что ни сосочки, ни клитор Макото не потеряли своей эрекции. Ами погладила указательным пальчиком ложбинку между грудей Макото и прошептала на ушко:
    - Милая! Милаяааа!? Киска! Любимая!
    Макото открыла глаза. Увидев Ами, она расплылась в широкой улыбке. Вытянув руки вперед, Макото прижала к себе Ами и чмокнула в обе щеки, а потом в губы. Затем еще раз улыбнулась. Пару минут девушки ничего друг другу не говорили, молча гладя волосы и плечи каждая своей возлюбленной. Потом Ами расслабилась и улеглась рядом. Теперь они смотрели просто в потолок, на котором весело играли нарисованные тигрята.
    - Ами, ты слышишь меня? - тихонечко заговорила Макото.
    - Слышу, - голос Ами прозвучал еще тише.
    - Ами, я такая разбитая. Ты так сильно меня любила. Я, наверное, тебя совсем замучила.
    - Что ты, лапочка! Я совсем не устала. Это ты все время меня любила, а я только кончала. Я даже ничего тебе сделать не успела.
    - Не говори глупостей! Ты любила меня так сильно! Спасибо тебе. Ты веришь мне, что я тоже тебя люблю?
    - Да! Я верю! Так хорошо, как с тобой сегодня, мне не было никогда. - Макото никогда раньше не слышала из уст Ами более искреннего голоса. - И еще, я должна тебе кое в чем признаться. Я и раньше кончала только с тобой. Ну, еще сама с собой. А с остальными я притворялась. Поэтому я и полюбила тебя. И буду любить всегда. И докажу это, прямо сейчас.
    Макото успела только вздохнуть. Ами вихрем вскочила на колени. Немного по-обезьяньи переползла к ножкам Макото и юркнула в ложбинку. Устраиваясь поудобнее и протянув ручки к сисичкам Макото, Ами открыла свой аккуратный ротик, и прикоснулась губками к писе. Немного неумело она стала сосаться с писькой Макото, лаская ее губками и иногда высовывая кончик языка, пощипывая им основание стоящего во все свои пять сантиметров, клитора. Макото приподняла голову, что бы посмотреть на эти извращения, но капелька кайфа, пришедшая от промежности, заставила ее задохнуться, и девушка так и не увидела, что творит с ней Ами.
    Брюнетка, как и следовало ожидать, не остановилась на поцелуях, и вскоре ее язык стал периодически пробегать по всей длине клитора, который был сейчас похож на хороший спелый абрикос. Два пальчика потихоньку, как в разведку, вошли во влагалище Макото, и стали там исследовать все удобные для нападения места.
    Вылизывать Макото не было для Ами новой забавой. Она делала это и раньше, но сейчас к ней пришло какое-то вдохновение. Язычок плясал вокруг любимого бутона ритуальный танец розовой любви. Губы Ами словно целовались с половыми губками Макото. Подружке было явно хорошо. Она блуждала руками по своему телу, неровно дышала, крутила головой из стороны в сторону. Ами показалось, что пора прекратить это баловство и применить что-нибудь более существенное.
    На несколько секунд она замедлила ласки и, дождавшись удивленного вздоха Макото, ловко, одним движением, накинулась всем ротиком на клитор девушки. Зубы сомкнулись внизу персика, верхнее небо подогнула его поближе к языку и расплющило его. В ход пошли все движущиеся части рта. Язык создавал эффект жерновов. Губы распластались по лобку. При этом пальчики не прекращали своей подрывной деятельности внутри влагалища и уже почти тонули в вязком болоте выделений Макото.
    - Уй-йяаааа... А-айаа-ай. - Макото схватилась рукой за ладошку Ами, которая так и осталась ласкать ее правую грудь. Другой рукой Мако надрачивала свободный сосок, ставший похожим на маленькую антенну от сотового телефона. - Сожми сильнее, ааааа...
    Ами не поняла, что она должна сжать сильнее: грудь или клитор, но ей хватило смекалки и на то и на другое. Через секунду Макото стала заливать губы Ами своими густыми сливочками. При этом она даже не кричала, а только выгнулась и стиснула зубки. Голова снова заметалась из стороны в сторону. Руки от сосков метнулись к головке Ами и притянули ее к клитору как тисками. Бедра стали выделывать частые фрикции. Они становились все более размашистыми и, наконец один из толчков вырвал розовую штучку изо рта девушки. Ами сразу поняла, что на такой скорости поймать клитор ротиком не удастся. Поэтому она свободной рукой просто схватила, как в капкан, отросток Макото и с усилием сжала его. Два пальчика во влагалище ринулись к верхней стенке и вглубь. Ами сама не заметила, как половина ладони исчезла в пещерке ее любви, и тут Макото закричала.
    Кричала она громко, но не долго. Оргазм теребил ее уже давно, и сил осталось только на самый последний, самый сладкий раунд. Через десять секунд все было кончено. Макото из последних сил отпрянула назад, высвобождаясь из ласковых пут Ами, и со вздохом расслабилась. Брюнетка подтянулась к любимой поближе. Обняла ее и прижалась щекой к щеке Макото. Ами была счастлива!
    Минут через десять девушки пришли в себя. Они смотрели друг другу в глаза и Ами ласково гладила по плечам свою возлюбленную. Макото улыбалась.
    - ...Скажи мне это еще раз! - Попросила Макото.
    - С удовольствием! Я люблю тебя. - Нежно прошептала Ами.
    - Слушай! А давай выпьем. Шампанского. За нашу любовь.
    - Давай!
    Шампанское и бокалы были на кухне. Макото поднялась, подошла к двери и стала аккуратно открывать ее, чтобы не разбудить Бани и Минако. Медленно просунув в образовавшуюся щель сначала плечо, а потом и голову, Макото огляделась и обмерла. То, что творилось в спальне - описать сразу было очень сложно...
    Бани спала плохо. Вроде и не выспалась, и устала, но мысли бродили в голове. Сильно перенервничав перед экзаменом, сейчас она никак не могла успокоиться. Закрыв глаза, девушка пыталась считать до тысячи, но каждый раз сбивалась то на экзамен, то на утренние впечатления, то на каких-то монстров, поверженных ранее. Еще мешала одежда, которую лень было снимать. Только минут через двадцать она смогла чуть забыться тревожным сном, но тут в ее ушки ворвался крик из библиотеки.
    По началу, Бани ничего не поняла. Она приподнялась на одной руке и обратила свой утомленный взгляд в сторону Минако, тихо посапывающей на перине. Снова раздался крик. Кричала явно Ами. Минако зашевелилась, открыла сонные глаза и спросила:
    - Ты чего орешь?
    - Тссс-с...Тихо...Это оттуда..., - Бани говорила странным шепотом, пальцем показывая на дверь библиотеки, - Кажется, это Ами.
    - О, Господи! Что у них там?
    - Откуда я знаю. Пойдем, посмотрим.
    Шпионский интерес мгновенно завладел обеими подругами. Девушки тихо, на цыпочках, подошли к двери. Тут между ними вышел короткий спор по поводу того, как наблюдать. Бани проголосовала за замочную скважину, в то время как Минако настаивала на том, что бы приоткрыть дверь и смотреть одновременно. Но тут у Бани родилась идея.
    В северной стене библиотеки имелось окно, которое вело на веранду. В самой библиотеке стоял шкаф, все двери которого были сделаны из чуть затемненных матовых зеркал. Если встать сбоку от окна, то, во-первых, будет все прекрасно видно, а, во-вторых, почти полностью исключался шанс быть обнаруженной. После того, как Бани изложила этот простенький план, Минако рванулась к двери, ведущей на веранду, чуть не сбив с ног принцессу вселенной. Бани надула губки, показывая, что она обиделась, но Минако не обратила на это никакого внимания, и принцессе пришлось просто плестись следом.
    В следующую минуту, удобно расположившись у окна, девушки во все глаза смотрели в зеркало. Видимость была потрясающей. Прямо по центру библиотеки, на полу между двумя креслами, лежала абсолютно голая Ами, если не считать беленьких гольф. На ней, в чем мама родила, распласталась Макото, которую Ами обняла ножками, и с остервенением трахала ее. Рядом на полу валялись смятые разорванные тряпки. Картина была супервозбуждающая.
    Писька Бани сразу дала о себе знать белой вязкой капелькой, лениво выползшей из влагалища и собиравшейся продолжить дальнейший путь по ноге. Соски напряглись, и Бани пришлось схватить их руками, чтобы они не лопнули от восторга. С Минако творилось вообще что-то невероятное. Не кончавшая со вчерашнего дня, девушка скрестила ножки и то напрягала, то расслабляла мышцы. Одной рукой она гладила себя по юбочке, в месте, где была левая половинка попки, а другую поднесла ко рту и неистово сосала указательный и средний пальцы. Ее клитор тут же по-своему отреагировал на увиденное и начал приподнимать юбку. Трусов Минако как всегда не одела, и ничто не могло помешать распрямиться толстой упругой палочке во все свои развратные пять дюймов. Минако отчетливо поняла, что не в состоянии пересилить своего возбуждения. Она оторвала ближнюю к ней руку Бани от ее сисички и направила к себе под юбку. Снова освободив руку, она стала гладить ей попочку принцессы. Для того, что бы пропустить ладошку Бани в промежность, ножки пришлось расслабить и раздвинуть. Но Бани не стала тратить времени на игры. Она сразу схватила Минако сильными пальцами за клитор и начала его поддрачивать. Почти как член.
    Собственно, клитор Минако отличался от члена только двумя вещами: он не брызгал спермой и не имел головки, которую можно закрывать и открывать. Во всем остальном он был даже лучше. Во-первых, он был толще членов такой же длины. Во-вторых, он был куда приятнее внутри, потому, что был не особо гладкий. И, в-третьих, он умел пульсировать! Каждый раз, когда Минако доводила себя до экстаза, трахая кого-нибудь из воинов в писю или в попку, ее отросток начинал биться о стенки дырочек с такой силой, что это повергало девушек в состояние глубокого нокаута.
    Поигрывая с клитором подружки, Бани, тем не менее, особо не обращала внимания на состояние Минако. А следовало бы. Девочка, не испытывавшая ласки уже больше суток мгновенно потекла и через полминуты готова была спустить. Тем более, что ее взгляд устремился на двух неистовых лесбиянок, а рука Бани гуляла по всей длине клитора. Ноги внезапно задрожали. Теряя силы, Минако схватила подругу за плечи и, стиснув зубы, чтобы не выдать себя, упала вместе с напарницей по подглядыванию, на колени, больно ударившись о паркет. Предводительница воинов еле удержала ее, схватив в последний момент за шею, хотя для этого и пришлось выпустить из ладони клитор.
    Постояв какое-то время на коленях рядом с обнявшей ее Минако, давая ей немного отдохнуть, и насмотревшись на прыгающую в окне спину Макото (единственное, что еще можно было видеть в таком положении), Бани снова пролезла рукой под юбку подруги и с удовольствием отметила, что отросток девушки Венеры не утратил своих боевых качеств после первого оргазма. Бани приподняла Минако за подбородок и прошептала:
    - Ну, что, пойдем досмотрим?
    Минако молча кивнула, и девицы прямо на коленях поползли поближе к окну, растирая по полу выделения Минако. Заглянув за подоконник, подружки снова сфокусировались на Ами и Макото. К этому времени картина стала еще интереснее. Пара чуть развернулась и теперь, между раздвинутых ног Макото, наблюдателям было отчетливо видно, как ее клитор входил в дырочку Ами. Бани аж охнула от такой грязной сцены. Она чувствовала, что и Минако не осталась равнодушной. Ее сердце снова учащенно забилось, а руки потянулись к грудям Бани. Сама Бани уже вовсю надрачивала свои губки и персик, другой рукой сжимая орган Минако прямо через юбку. Подружка опять стала подавать признаки настигающего близкого оргазма, но в этот раз Бани не собиралась оставаться без удовольствия. Она быстро сориентировалась и попросила:
    - Минако! Войди в меня, в попку. Давай прямо так, на коленях. Потрахай меня немножко, пожалуйста!
    Ту не надо было долго упрашивать. Минако ловко провела ладонью по промежности Бани, собирая сок. Затем растерла влагу по всей длине своего "вибратора" и приподняла юбочку Бани. Солнечные лучи тут же запрыгали по красивым розовым округлостям попки. Минако на секунду опустила взгляд, примериваясь, но от вида красивой задницы, она испытала еще один приступ возбуждения. Заняв позицию позади принцессы, и даже не нагибая ее, Минако одним движением вошла в попу Бани, сразу задвинув свой орган почти наполовину. Ласковая, нежная, томная боль растеклась по телу блондинки. Она еле удержалась от крика, поймав его уже на выходе из легких, плотно стиснув челюсти и вздрогнув всей верхней половиной тела. Голова закружилась, и Бани пришлось положить ее на подоконник. Минако, тем временем, начала делать медленные ...покачивания, все глубже зарываясь Бани в кишечник.
    Когда снаружи осталось не более трех сантиметров клитора Минако, девушка стала методично трахать свою развратную подружку, ни на секунду не отрываясь от зрелища в зеркале. А вот Бани уже давно забыла про отражение. Сконцентрировавшись на своих ощущениях, она стала пальчиком разминать свой клитор. Вторую ладонь она подложила себе под голову и отдалась во власть анального кайфа.
    В этот момент Ами снова закричала. Ее голос передал Минако все наслаждение, которое она испытывала, и с первыми звуками, достигшими прекрасных ушек, девушка с большим клитором стала спускать, вся дрожа и заливая ножки струйками из писечки. Клитор в попке не обманул надежд Бани и привычно завибрировал. И без этого приближавшийся оргазм троекратно усилился, и девушка вцепилась в ладонь зубами. Минако, в тоже время почувствовав, что ей сейчас будет очень хорошо, схватила Бани за бедра и с силой подалась вперед, чуть не разорвав Бани пополам. Той уже было все равно - принцесса кончала! Ее попка полностью принадлежала Минако, а бугорок - своему пальчику.
    Девушки кончали долго и обильно. В конце Бани казалось, что она уже не стоит на коленях перед окном, а просто висит на вертеле у подруги. Минако была полностью уверена, что ее сладкая палочка уже приподнимает Бани и та катается на ней как на горке. В миг наивысшего кайфа глаза Минако зажмурились, и девушка сползла на пол. Клитор-член мягко выскочил из попки Бани. Для Минако начались самые прекрасные секунды после оргазма.
    Тем временем, предводительница воинов уже пришла в себя. Наблюдать за подругами в зеркале было уже не интересно, и она решила растормошить Минако.
    - Минако! Минако-о-о...
    - Ну, что тебе?
    - Лапка, пойдем в спальню. - Бани шептала слова, почти касаясь уха.
    - Бани, погладь меня по спинке. А потом пойдем. - Конечно, Минако никуда не хотелось уходить. Ей было просто хорошо. Она балдела.
    Бани решила уступить подруге. Она стала поглаживать ее спинку, не забывая, конечно, про бедра и ляжки. Так прошло почти пять минут, но тут вздохи за окном начали стихать, и Бани снова затеребила Минако.
    - Минако, вставай. Пошли в комнату.
    - Ты чего! Мне так классно. Погладь еще.
    - Дура! У девчонок там, - она боднула головой в сторону окна, - сейчас все кончится. Если Макото решит потаскать Ами на руках, ты знаешь, как она это любит, они заметят нас.
    - Вот, черт! - Минако вскочила как ошпаренная. Не дай, Бог, девки застигнут их за подглядыванием, потом шуток и обвинений в онанизме не оберешься. Вся школа узнает.
    Минако схватила Бани за косы и потащила к двери. Через секунду обе блондинки скрылись в полумраке спальни. В отличие от утра, когда солнечные лучи буквально переполняли комнату через восточные окна, сейчас здесь царил самый, что ни на есть, интим. Только маленький продолговатый зайчик проник через открытое слуховое окно на покатой крыше.
    Девочки упали на диван и захихикали. Настроение было отличным.
    - А все-таки, классно! - Минако с довольной рожицей устроилась на краешке дивана вместе с ногами. - Здорово мы их поймали!
    - Ага! - Бани сидела, развалившись на самой середине, и, по привычке, после оргазма чуть расставив усталые ноги в стороны. На ее лице блуждала какая-то странная улыбка. Она откинула голову назад и посмотрела на Минако.
    - Чего уставилась? - в шутку прикрикнула Минако.
    - Слушай, котик! Иди, подмойся, а? - Бани положила руку на коленку девочки.
    - Это зачем еще?
    - А вот, увидишь!
    - А если я откажусь?
    - Как скажешь. - Бани разочаровано отвернулась, поло
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ✫ ✵ ✸

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Горький запах полыни и сладковатый ночной фиалки дурманили голову. Она сидела на широкой качели в беседке, обвитой плющом. Сумерки играли в прятки с едва рождающейся луной. Она то показывала свое молодое лицо, то вновь прятала за очередной набежавшей тучкой, словно за вуалью молодая женщина прячет свое лицо от любовника. А воздух вибрировал от запахов и звуков. Где-то шелестели листочки старой Груши, шуршали етики возле сваленой кучи старых веток, чуть далее, возле старого пруда, раздавался лягушачий концерт. Ночные мотыльки иногда залетали в беседку , кружили и вновь вырывались на волю. Она сидела и с упоением рассматривала, вдыхала всю эту симфонию ночного концерта.
    Треснула ветка и вид на старый пруд закрыла огромная темная фигура. Мужчина. Высокий, статный. Легкой тенью он проскользнул в беседку и, не говоря ни слова, присел возле нее. Он взял ее руки в свои и едва уловимыми поцелуями ее пальчиков поздоровался с ней. Его взгляд прожигал насквозь. В них горел огонь страсти, неподдельной, сметающей, как ураган , все со своего пути. Мягкие, нежные губы целовали запястья, потом поднимались все выше и выше. Потом он положил руки на ее коленки и нежно провел по ножкам. Легкий трепет возвестил о том , что прикосновения мужских рук приятны. Дыхание у мужчины сбилось , стало чаще, руки стали нетерпеливей, они поднялись по ножкам к краю юбочки, потом легонько погладили по бедру, перешли на талию и спину.
    Она вздохнула. Его поцелуи и объятья приятно волновали кровь, заставляли трепетать. Ее лицо вспыхнуло, губы приоткрылись, грудь тяжело вздымалась, соски болезненно напряглись, и она приложила к ним прохладные ладони, будто бы успокаивая щемящую сладкую боль. Жар разлился по всему телу, стон слетел с ее губ. С долгим вздохом она обвила руками его шею и подняла лицо. Корда его губы коснулись ее рта, в ее крови вспыхнул пожар. И она сквозь стон начала умолять его о большем. ЕЕ руки скользнули по его плечам и притянули его ближе. Когда ее тело обмякло в его объятиях , он просто поднял ее на руки и понес на соседнюю кушетку, что стояла в углу беседки.
    Не отводя от нее взгляда, он снял с нее юбочку и топик, бродил их на землю. Быстро справился со своей одеждой, провел дрожащими от страсти руками по ее телу. Она же таяла , словно воск, от его ладоней. Она становилась уступчивой и податливой. Охваченные желанием, они упивались поцелуями, прикосновениями, запахом друг друга.. Они горели от страсти. Он едва прикоснулся к ее соскам, а она уже балансировала на грани. Наслаждение переливалось в ее крови. Она уже ничего не соображала, только легко ласкала его затылок и плечи, отдаваясь полностью его рукам и губам.
    Ему пришлось собрать все самообладание, когда ее рука скользнула между телами и приблизилась к его красавцу. Спустя миг, он отстранил ее и сам , легкими поцелуями проложил дорожку от щеки, по горлу, ключице до груди. Поцелуи и прикусы подобрались к вершине груди, ягодке, которая манила его . Губы сомкнулись вокруг этой жемчужины , а рука коснулась ее лона. А там медово разлился жар.
    Она сходила соками, манила своим жаром и влагой, немного сладковато-терпким запахом карамели. Пока его губы ласкали грудь, пальцы проникли в ее лоно и медленно , сводяще с ума, начали двигаться. Ее тело отвечало ему со всей страстью и пылом. Ее тело трепетало и выгибалось ему навстречу. Остатки здравого смысла улетели прочь, а блаженство затопило и унесло в нирвану. Вдруг вместо руки оказались губы. Он пил ее соки, целовал жемчужинку, наслаждался ее тихими стонами. Она приподняла бедра, устремилась к его губам и языку. А он творил чудо. Наслаждение теплой волной окутало ее и она улетела к небесам.
    Не успели последние судороги ее оргазма стихнуть, как он приподнялся на руках, и прогибаясь в пояснице с силой вошел в нее. Остановился. Ощущая, как его красавца плотно сжимает трепещущее естество и конвульсии ее утихающего оргазма приятно сдавливают.
    Сначала медленно, потом наращивая темп, он глубоко погружался в нее. А она отвечала ему, выгибалась, приподнимая бедра, стараясь вобрать его глубже и сильнее. Темп усиливался. ЕЕ стоны перешли в тихие вскрики. Он полностью вышел из нее тогда, когда почувствовал , что вот она подходит до конца. Он стисну ей бедра, удерживая от рывков, когда добрался опять к ее лону. Его язык вновь заполнил влажную горячую пещерку. В бешеном темпе язык заработал, заставив буквально оторваться от кушетки, когда тело сотряс очередной опустошающий оргазм.
    Он упивался ее содроганиями, он выпил ее до дна, и она рухнула навзничь, хватая ртом воздух. Он перевернул ее , снова крепко взял за бедра, приподнял, придвинул ближе. Заполняя ее , он потерся о ягодицы, опустил руку на местечко, которое еще дышало, еще пульсировало после недавнего оргазма. Она качнулась навстречу ему. А потом все заходило ходуном. Они бушевали и безумствовали, пока их безумие не достигло пика и они рухнули на кушетку со сдавленными возгласами наслаждения.
    Немного отдохнув, она поцеловала его и быстро скрылась в темноте:
    -- я буду в бассейне….
    …Но отдых был недолгим. Вновь мужские ладони легли на скользкие от воды груди, а сам он вновь прижался сзади. Послышался довольный вздох. На сей раз они исследовали друг друга без спешки, сопровождая близость легкими ласками и нежными словечками. Он сел на бортик бассейна, а она целовала его тело.Голова опустилась к его бедрам, где гордо стоял по стойке смирно его красавец. Она погладила его рукой, потом легко поцеловала, потом провела языком по самой вершинке. Круговыми движениями она будто бы гладила его. Потом взяла его обеими губами и немного сдавила. Вобрала его немного , не забывая поглаживать языком. Ему было так хорошо. Там горячо и влажно. Он положил руку ей на затылок и погладил, а она медленно, медленно погружала его красавца себе в рот. Потом так же не спеша выпустила его, легкими поцелуями пробежалась по древку и яичкам. Пощекотала языком одно, том другое, сжала губами, потом резко засосала , и так же резко выпустила.
    Ее руки обвились вокруг его бедер и притянули его ближе. Рот вновь гостеприимно вобрал в себя его красавца. Он уже не мог , его тело напряглось, а она все не выпускала его, все наращивая темп, потом сбавляя , она сосала, гладила, прикусывала, потом лизала головку и по кончику и по ободку, потом опять целиком брала его в рот, доводя его до исступления. И он не выдержал. Тело напряглось и сотряслось в конвульсиях….. Блаженно откинувшись назад, он медленно приходил в себя. Потом притянул ее к своему , пребывающему в неге, телу, обнял, легонько чмокнул в нос:
    -Ты была неподражаема.
    -И ты… Мой самый лучший подарок на День рождения. Мой ночной гость. Может теперь-то мы познакомимся.,- Шутя сказала она. Подмигнула и, словно русалка ,нырнула в глубь басейна.
    Потом они еще долго плавали в бассейне, охлаждая свой пыл…….
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ✶ ⍟ ✦ ✧ ♓

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Сейчас мне 11, а с 4 лет маму мне заменяет Катя. Мой отец и она работают на одной фирме.Возвращаясь с работы, мама всегда ужинала со мной, когда папа был на дежурстве, проверяла уроки, мылась в душе и сразу ложилась спать. На работе она очень сильно уставала.Катя была безумно красива и я, занимаясь онанизмом, представлял себя с ней. Меня с ума сводил запах её трусиков из бачка для использованного белья. Я, после того, как она засыпала, шел в ванную находил только что снятые трусики и дрочил себя до умопомрачения. А раньше мне было просто очень приятно. Около года мои занятия онанизмом заканчиваются извержением из меня густой мутной жидкости, приводя меня в полный экстаз. Мне очень нравилось кончать на то место, которое было уже помечено Катиными выделениями.Как-то в свой день рождения (маме исполнилось 30 лет) папа привез её на машине домой и уехал обратно на своё дежурство. Не смотря на то, что Катя не держалась на ногах не только от усталости, была ещё изрядно пьяна, она усадила меня за ужин. Мама из бара достала бутылку какого-то заграничного вина.Перекусив, мы запили все бокалом сладкого, но довольно крепкого напитка.Катя, извинившись, ушла в спальню. Мысли о её трусах сверлили мне голову. Я жутко хотел секса. Зайдя в ванную, я не обнаружил в бачке ничего нового. Я пошел в родительскую спальню. Катя лежала на кровати вниз лицом и крепко спала. Её вся одежда валялась рядом на полу. Моё сердце готово было вырваться из груди, и я боялся, что его стук разбудит "спящую красавицу".Выйдя на кухню, я, как говорят, выпил для храбрости ещё бокал и вернулся. Катя лежала лицом уткнувшись в подушку, и я, побоявшись, что она во сне сможет задохнуться подошел к ней и осторожно повернул её голову на бок. Подняв с пола трусы, я затянулся крепким и свежим запахом. Взрослое, красивое, ГОЛОЕ тело лежало прямо передо мной. Легким прикосновением я дотронулся до её ноги - дыхание спящей даже не изменилось. Я осторожно раздвинул Катины ноги до краёв кровати. Залез на постель и устроился над её попкой. Запах из промежности был неслыханно приятен: сегодня она не подмывалась. Я так же осторожно дотронулся до горячей щели влагалища. Её скользкие выделения позволили легко просунуть два пальца вглубь.Перегнувшись через край кровати, я поднял её трусы. Занял прежнее положение, свернул трусики жгутом и так же осторожно, влажной за день частью, стал вкручивать их в её влагалище. Медленно, сантиметр за сантиметром, они полностью скрылись внутри.Я языком дотянулся до клитора, осторожно лизнул его, попробовал его пососать. Мой конец торчал как пенал от карандашей, и с него уже сочились скользкие густые капельки мне в плавки. Аккуратно я поднял с пола колготки, втянул носом их аромат и запихнул их себе в трусы как прокладку под конец. Выпитое мной вино давало о себе знать - я, забыв про осторожность, начал усиленно вылизывать её промежность. Катин зад был весь передо мной и я языком проталкивался в заднее отверстие. Она крепко спала, и мышцы её ануса были полностью расслаблены. Послюнявленный палец, я сунул в отверстие, приятная упругость пропустила его. Немного подвигав им внутри, мне захотелось увеличить дырочку. Два пальчика так же легко вошли ей в зад. Конец мой готов был уже окончательно разрядиться, и я стянул с себя плавки. Взгромоздившись над её задом, послюнявив свой конец, приставил головку к отверстию и слегка надавил.Я замер, прислушался к Катиному дыханию - она продолжала крепко спать. Это был мой первый секс с женщиной. В этой позе долго стоять было неудобно и я плавно опустился ей на спину. С этим движением раскаленный член так же полностью вошел в горячее тесное отверстие. Я раздвинул ягодицы и двигал своим агрегатом по полной – то, вынимая его, то, вставляя до упора. Сил терпеть у меня больше не было, и вынимать не имело смысла, все равно не возможно было остановить процесс. Я обильно кончил и, выждав, когда конец слегка обмякнет, аккуратно вынул из Катиной попки. Маленькая струйка вытекала из её сужающегося отверстия и медленно потекла вниз ко влагалищу. Ха не прорвешься – там кляп! Я опустошенный устроился у неё ног, колготками протер остатки своей спермы с оттраханой попы. Наверно допустил неосторожное движение, - Катино дыхание сделалось бесшумным, и она заворочалась. Я напрягся и затаился: интересно чтобы она подумала обнаружив свои трусы в себе? Во сне, не пробуждаясь, она перевернулась на спину, чуть не столкнув меня с кровати. Минуты через две я уже опять слышал её спокойное ровное дыхание. Я натянул на себя свои плавки.Пора было вынимать из Кати затычку, и я так же осторожно, согнув каждое колено, по очереди, раздвинул её ноги. Устроившись над её лобком, моему взору открылась прекрасно выбритая киска. Несмотря на присутствие в ней трусов, из недр сочилась влага!!! Я нащупал внутри тонкую ткань и начал медленно тянуть.Дыхание Кати не изменилось. Когда бикини оказались у меня в руках, их нельзя было ни на что положить - мокрые, они в себе еле удерживали такое количество выделений, иногда капли просто стекали по моим рукам.Я, оттопырив свои плавки, наклеил её мокрые трусики под свои конец и яйца, натянув плавки, прилепи все к себе.Я уснул не сразу, переживая все происшедшее сегодняшней ночью. Утром Катя, как будто ничего и не произошло, приготовила завтрак. Своих трусиков она так и не нашла.Днем я пришел со школы, дома никого не было. Я разделся и полез в "свой тайник" – в трусах лежало сокровище, высохшее и приклеившееся к моим мальчишеским теперь уже мужским достоинствам. Мысль о том, что у тебя ТАМ лежат мамины трусики целый день будоражила моё сознание. И вот они отлипают от мошонки, вызывая неописуемые ощущения и толкая на желание заняться онанизмом.Будни продолжались как и всегда, года текли своим чередом. Мне уже не хотелось просто кончать в Катины трусы и колготки. Мой дружок, познав женского тела, уже требовал новых контактов. И вот представился случай.В школе у нас, на дискотеку старшеклассник Севка притащил новые колеса. Я ещё не знал их действия, да и наркотой я никогда не баловался. Флакон с малюсенькими таблетками молниеносно рассосался по карманам ребят, но и мне удалось заиграть парочку. Севка предупредил, что больше одной не принимать - эффект будет противоположный.В школе я не стал тратить их, повеселился и так. У меня появились другие идеи на этот счет.Выбрав вечер, когда отец ушел на дежурство на сутки, за ужином, когда мы с Катей пили чай, я бросил ей в стакан одну, как только она отвернулась. Катя сделала глоток, еще, но ничего не произошло. Мы по-прежнему сидели и не спеша, за разговорами о школе - продолжали смотреть телевизор и пить чай. Я, разочаровавшись, бросил последнюю ей в стакан. Катя, не успев отхлебнуть, сказала, что что-то у неё кружится голова, и она пойдет спать. С этими словами она ВЫПИЛА оставшийся чай и неровной походкой направилась в спальню.Я испугался, что со второй таблеткой погорячился. Вот так - вместо кайфа человек просто отрубился. Приоткрыв родительскую спальню, я увидел, что Катя упала на край кровати. Причем - туловище лежало на постели, а коленями она стояла на полу. Я подошел к ней и спросил все ли у нее нормально? На что никакого ответа не последовало. Потряс за плечо - нечего. Я испугался, не убил ли я её? Прислушался - дышит. Передо мной пролетели воспоминания маминого дня рождения. Не веря в удачу, я осторожно ладонью провел ...по трусикам и остановился на месте, где скрывалась желанная моя щель. Надавил безымянным пальцем на ткань, она легко провалилась в горячее лоно. Почувствовал, что ткань быстро промокла. Я приблизил лицо к ее промежности. Опьяняющий аромат взорвал моё сознание. Да, я сегодня не дал ей подмыться. Наслаждаясь дурманом, потерявшись во времени, носом я вминал трусы в щель. Потянув за тоненькие тесемки, стянул их к коленям, которыми Катя стояла на полу. Но раздвинуть ноги не получалось - мешали опять же её трусики. Силой приподняв по одной ноге я освободил её от пут. "Поправил" ей халат, закинув на спину, широко раздвинул её нежные ножки. Теперь мне ничего не мешало наслаждаться прелестями милой мачехи. Её упругая попка была передо мной, все потаенные раньше дырочки предстали перед моим лицом. Два пальца прошлись по горячему и выпуклому лобку и погрузились во влажные недра. Исследовав укромные уголки, я почувствовал, что отверстие пропустит и большее количество пальчиков, чем непременно воспользовался. Уже четыре, а потом и пять пальцев скрученных в трубочку раскачивают упругое, истекающее соками сладострастное отверстие. Я пытался протолкнуть ладонь внутрь - мне максимально хотелось насладиться источником удовольствия. Мои яйца трещали от переполнения, а конец давно уже капал на пол, готовый в любую секунду взорваться. Встав с пола и обойдя кровать я подошел к лицу Кати. Её голова лежала на боку, а рот был слегка приоткрыт. Не соображая, что я делаю – вставил свой кол ей в губы. Я взял её подбородок и стал долбить в рот, качаясь своим телом и не стараясь не трясти её голову. Кончил очень быстро, даже обидно стало. А ведь ещё вся ночь впереди. Нет, её зад меня определенно возбуждал и, подойдя к нему, я опять стал засовывать в шоколадную дырочку свой язык. Я глубоко вылизывал очко, проникая в расслабленное отверстие. Поплевав на указательный палец я без труда вставил его ей. Очень приятно было ощущать горячие нежные стенки изнутри. Я второй указательный палец так же погрузил Кате в зад. Раздвигая пальцы в стороны я плюнул в открывшееся отверстие. Мне очень захотелось туда вставить что-то огромное, но под рукой ничего не было. Я вышел в кладовку, где лежал инструмент и прочая мелочь. Взял баллон с монтажной пеной. Я видел, как папа с ней работает и знал, что она сильно увеличивается в объеме. Но в отличие от обычных пен, - очень быстро схватывается, образуя довольно таки жесткую, упругую массу. У меня лежало несколько презервативов, которые я прятал от папы с Катей, но которыми я иногда пользовался при анонировании.Я прихватил пару и вошел в спальню. Наклонившись над спящей я побоялся заниматься расширением Катиного зада таким способом. Размотав оба до конца, я вставил один в другой. Аккуратно запихнул этот биплан в её влагалище, надув слегка воздухом – расправил внутри. Боясь переборщить, плавно надавил на спусковой клапан. По трубочке масса медленно поползла в презервативы. Завязав резинки у основания, вышел в коридор отнес баллон на место. Прошло время, необходимое для окончания процесса. Видно в темноте при тусклом свете ночника было плохо. Как происходило вспенивание не видел, только понял - что-то не так. Катя застонала, начала приходить в чувства, но в причинах не могла разобраться. Я с ужасом глядел на нее и не знал что делать. Она приподнялась над кроватью, заползла на нее и, перевернувшись на спину, стала обеими руками мять себе груди. На лице у нее я увидел блаженную истому. Её руки, разорвав лифчик, заскользили по телу к низу. Нащупав у себя в промежности нечто, Катя начала неистово им раскачивать, выгибаясь всем телом. Раздавалось громкое её рычание, перемешанное со стонами. Руки то надавливали, то вытаскивали мое детище. Но вот вытащить из себя до конца она то ли не могла, то ли не хотела. Боясь пошевелиться, я сидел рядом и внимательно смотрел за ней.Вдруг, после громкого и протяжного стона все стихло. Катины руки рухнули на кровать вдоль тела, а согнутые в коленях ноги - просто развалились по сторонам. Я пребывал как в потустороннем мире, как в сказке. Её сердце колотилось громче моего, но глаза по-прежнему были закрыты. Неужели она опять уснула или как там может, просто отключилась. Я приподнялся, подполз к ней и, протянув руку, дотронулся до предмета, которым Катя себя дрючила. Мокрая резина покрывала бесформенное почти цилиндрическое тело, диаметром около восьми сантиметров, которое торчало из огненной вагины.Ухватившись за него, как стоматолог цепляется за выдергиваемый зуб, я начал осторожно тянуть на себя. Немного поддавшись все это вышло наружу, но не более чем на сантиметров пять. Я тянул уже не опасаясь за последствия, мне главное было вынуть. Все тело Кати подавалось вслед за конструкцией. Я уже в отчаянии, потянув со всех сил с бульканьем извлек дружка из недр. Это чудо местами доходило до 10-12 сантиметрам в диаметре. Причудливая, кривая но, довольно-таки цилиндрическая форма имела в длину около двадцати сантиметров. Я посмотрел на место, откуда это было извлечено. Моему взору открылась медленно закрывающаяся, пульсирующая в такт сердцу пещера. Я всунул туда руку как в карман. На дне скопилась лужица от стекающих выделений. Зачерпнув в ладонь, я поднес полную ее к лицу.Маленькими глоточками, наслаждаясь, я вылакал все. Так проделал я еще несколько раз. Мой конец уже давно был готов кончить и ждал только подходящего момента. Я приставил его к пещерке, но она была просто огромна для меня. Тогда я просто сдрочил в нее. Кончал я в этот раз как некогда долго и обильно.Потом, достав из тайника мамины трусики, которыми в прошлый раз я затыкал ей дырочку вытер ими все следы моей деятельности, а заодно и впитал все продукты ее выделений. Я лежал щекой на её лобке, отдыхая и наслаждаясь приятным её теплом, подождал пока пещерка совсем не закрылась и Катино дыхание совсем успокоилось. Прибрав в спальне я потащился спать.Утром мы встретились на кухне за завтраком. Отец пришел с работы, и с Катей они строили планы на выходные.О том, что произошло сегодня ночью, я понял, что она совсем не помнит ничего.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ████████] ✱ ✳ ✴ ✷ ⊛

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Я сидел в офисе в своей комнате, и что-то вяло долбил на компьютере, работа в голову не шла, я запер дверь и запустил на компе диск с порнушкой. Я часто развлекался, таким образом, иногда даже любил подрочить под порно, я вообще люблю секс во всех его проявлениях. Вот и сейчас мой дружок в штанах зашевелился и затвердел от вида двух девиц на экране, смачно лижущих друг друга. Я женат, у меня есть пара любовниц, не чураюсь и случайных связей, разумеется, при соблюдении необходимых правил безопасности, но даже всего этого при моём темпераменте мне явно не хватает. Я стал частенько ловить себя на мысли, что мне хочется чего-то большего. Например, иметь собственную шлюху, с которой не надо было бы тратить время на ухаживания, комплименты и уговоры, а брать то, что хочешь и уходить, тут же забыв об этой безотказной, помешанной на сексе сучке до следующего раза. Но всё это долго оставалось только фантазией. Однако случается и так, что фантазии иногда становятся реальностью, и эта реальность оказывается лучше любого вымысла.
    В один прекрасный день к нам в офис пришла новая сотрудница, (как ни банально звучит подобная завязка), юная девица, лет восемнадцати. В нашем мужском коллективе она произвела самый настоящий фурор, не очень высокая, стройная, с большой грудью и длинными стройными ногами, она будоражила мужское воображение. Не знаю почему, но как только я увидел её, я понял, что она будет моей, и, как оказалось впоследствии, мне даже не пришлось прилагать к этому никаких усилий. С первого же дня она буквально висла на мне, она хотела меня и не скрывала этого. Она стала часто заходить в мою комнату, по поводу и без него, садилась напротив и выставляла напоказ свои шикарные ноги, или вставала за моим креслом и как бы невзначай касалась меня грудью. Всё это было и прекрасно и мучительно для меня, мой член стоял практически непрерывно, он просился на свободу, требовал, что б его приласкали. Эта юная красотка была просто помешана на сексе, её не останавливало ничего, ни то, что я женат, ни то, что мы не одни в помещении, каждым жестом, каждым словом она предлагала себя.
    Естественно я не мог долго это выдержать, и в конце второго дня она уже сидела у меня на коленях, мы целовались, а мои руки свободно блуждали по её телу. Пройдясь по спине, груди и бёдрам я добрался до писечки. Ох, какая же она была горячая и мокрая! Член просто разрывался в штанах, я попросил свою новую подругу приласкать его, и она с радостью занялась им. В считанные минуты он оказался у неё во рту. Что-что, а сосать она умела и делала это так смачно, как будто лизала сладкую конфетку. Я был на пределе: мой член во рту у юной особы, она стоит на коленях передо мной, и все это происходит в моем офисе, а я даже дверь не запер... не знаю, что подействовало больше - её старания или страх от возможности быть застигнутым, но кончил я почти сразу. Девица проглотила всё, не уронив ни капли, и посасывала член пока он совсем не опал, по ней было видно, что минет доставил ей не меньшее удовольствие, чем мне. После такого заманчивого начала мне, конечно же, захотелось большего, я хотел получить все.
    Юная красотка продолжала регулярно заходить ко мне, но теперь наше времяпровождение качественно изменилось, я был доволен - вот оно, воплощение мечты. Рядом со мной была красивая молодая женщина, в голове у которой только секс и ничего больше, она как сучка во время течки готова раздвинуть ноги при первой же возможности. Как-то вечером я увел её на черную лестницу, подальше от любопытных глаз. Я хотел, наконец поиметь её по настоящему, насладиться её похотливой, горячей писечкой. На лестничной площадке я просто повернул её к стене, нагнул и засадил ей одним мощным ударом, она вся текла и хлюпала. Оперевшись руками о стену она со стонами наслаждения принимала мои удары, а я долбил и долбил, насаживая её на член, как на кол. В какой то момент она соскользнула с него, я не успел ничего сообразить, как она, поймав его уверенным движением, направила его к другой своей дырочке. Меня не надо было приглашать дважды, и я вошел в её тугой бутон ануса.
    Она застонала и прогнулась, рукой стала поддрачивать клитор. Дырочка было очень узкая, но я, видимо, был не первым кто вошел туда. Моя красотка стала просто извиваться от удовольствия, яростно насаживаясь попкой на мой член. А я двигался в ней, получая неописуемое удовольствие от её шикарной, узкой, горячей, похотливой задницы. Это был безумный, животный трах, я понимал, что долго не выдержу и кончу, но она успела раньше меня. В какой то момент она выгнулась, издала приглушенный крик и буквально повисла, нанизанная на мой член, она кончала долго и сильно, мышцы её ануса стали непроизвольно и быстро сокращаться, и следом за ней стал кончать я. Когда мой дружок перестал извергать сперму, я вышел из неё, смачно шлепнул по попке и пошел вниз по лестнице, на ходу застёгивая штаны. Я не обернулся и ничего ей не сказал, слова были не нужны. Я получил то, что хотел, у меня теперь была своя маленькая похотливая шлюха, и я буду иметь её всегда, когда захочу и как захочу.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    * ★ ☆ ✪

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Как-то раз случилось вот что. В конце июня на огородах как везде идёт прополка и окучивание картофеля. И вот я, мама двоих крепышей, одному 6 лет, а второму три, пропалываю и окучиваю. На улице не жарко, мошка бьёт по глазам, платочек, поэтому опущен на самые глаза. Ну, естественно стою попой кверху. Ростом меня бог не обидел, от кормления двоих мужичков груди во какие! Попа, что надо!
    Рядом, на дороге пересекающей нашу улицу перпендикулярно, проулком, детский сад, дети рядом, я в отпуске, народу на улице ни кого, все ещё на работе. В детском саду тихий час, воспитательницы сидят на веранде, забор у нас в посёлке почти у всех одинаковый из штакетника. Копаюсь, слышу разговор двух парней идущих мимо, они о чём-то спорят и не могут ни как разобраться. И тут слышу голос хорошо мне знакомого парня, он играет в нашем местном ансамбле, - Да, всё равно у меня хуй толще, все бабы говорят! Голос второго отвечает, - Да, причём тут это!?
    Он, видимо просто ещё не осознав что, говорит, ляпнул!? Они затихают и идут дальше молча. В соседнем, через дорогу дворе в гараже, начинает нарастать смех и переходит в хохот! Я уже начинаю заводиться этим заразным занятием, став невольной свидетельницей произошедшего, и тоже начинаю ложиться в рядки картофеля.
    Через щели в заборе наблюдаю, как дамы, сидевшие на веранде детского садика, реагируют на это. Одна по старше, закрыла лицо ладонями, вторая, помоложе, но тоже уже мама, трясется, прикрыв глаза одной рукой, а молоденькая опираясь на ногу той, что уже мама ложится, давясь от смеха ей лицом в ноги. Тело у всех содрогается от спазма смеха, а парни уже сворачивают в проулок и уходят в сторону клуба. Они ни на кого не смотрят, и ни чего не слушают!
    Парней обоих в нашем небольшом посёлке знают все, тот который ляпнул про своё сокровище он уже взрослый молодой человек года 23 от роду, но ещё не женат. Второй только из армии пришёл и ещё не женат. Понемногу успокаиваясь от услышанного, и увиденного я продолжаю прополку, но слова парня, а зовут его Миша, ни выходят из головы, делаю всё чисто механически и уже начинаю соблазнять себя на мастурбацию. Закончив с огородом, я всё-таки уединяюсь и немного тешу своё тело, но всем понятно, что теплоты не хватает, и я просто немного себя балую лаской своих рук и ассоциациями.
    Проживая в этом посёлке уже длительное время, я почти наизусть знаю всё о каж-дом, так как наблюдательная. После шести вечера, когда мои мужички уже придут из сада, Михаил должен идти домой, воспитательницы тоже уже уйдут, так как в это время уже репетиция окончится и начнётся вечерний сеанс фильма. В это же время появляется и мой супруг, если не в лесу на пасеках. Зная это расписание, я беру из студенческого бытия перстень и окольцовываю им средний палец левой руки. И когда Михаил показывается из-за угла, я стою у своей калитки за оградой и, опираясь на нее, держу средний палец на виске, а два мизинец, и безымянный согнуты. Он проходит и, приняв от меня обворожительную улыбку, здоровается, глаза его скользят по моей левой руке и он улыбается ответно. – Неужели он всё знает и понимает!? Мелькает у меня в голове, а почему бы и нет, ведь у него сестра и он сам были в студентах!? Из другой стороны проулка появляется супруг.
    Вскоре за ним приходит машина, и он выезжает на два дня, это по пасекам лес необходимо отмерять. Когда Михаил проходит на репетицию снова, я не наблюдаю, но точно знаю, после двух часов ночи они возвращаются по домам! В июне, в конце, это уже светло, что же делать! Мне так хочется его участия, и он об этом уже догадывается!? Но, в одиннадцатом часу он возвращается домой, на лавочке сидит молодёжь, девчата по 12 – 15 лет. Я, увидав его появление из-за угла, иду к своим воротам, встречаюсь с ним глазами, и он глазами просто показывает на кусты черёмухи, что растут у нас между соседским огородом. Я всё понимаю и приветливо киваю. Эти кусты мне хорошо видны из спальни, малышей я ложу спать и с трепетом в груди начинаю посматривать на кусты.
    Кусты очень старые, растут в шахматном порядке, их всего 5 – 6. Они растут разделяя огороды соседей с другой улицы, от наших, и нет никакой изгороди. Наискосок, через огород, проживает на соседней улице вдова, она часто работает по ночам, телефонистка, и мне кажется, через её двор он и придёт!? Возвращался он на репетицию или нет, я не знаю, но в половине первого, в кустах, замигал фонарь! Я вышла и, зайдя на летнюю кухню, взяла с собой банку тёплой воды и полотенце. Я не люблю, когда от мужчины пахнет не ухоженностью! И вот мы встретились! Я была одета в спортивный костюм, впрочем, как и он. Ещё не знаю почему, я впервые шла в незнакомые руки, но взяла с собой большой платок и повязала его на голову.
    Мы просто бросились друг другу в объятия и не ограничивали свои руки. Но мне было интересно, а, то ли на самом деле у него в штанах, о чём он так красноречиво заявил!? И я проникла в его штаны! Каково же было моё изумление, когда моя рука ощупала там такое, что меня аж пот пробил, у него действительно там было на что посмотреть! Приблизив свою ладонь затем к своему лицу, я поняла, - он чист! Боже!? Какое участие и как он всё делает уважительно!
    Мои штанишки уже сползали под властью его рук. Ниже колен не более. Я провела ему, то же самое. Он снял с моей головы платок и повязал мне его на талию. Затем начал выцеловывать мои груди, чем привёл моё тело в новую волну экстаза! Мне натерпелось ощутить своим телом всё то, что он имел, и я немного спешила. И вот откинувшись спиной на ствол черёмухи, одной рукой держась за другой, я присела и развела ножки. Стояла я спиной к соседскому двору. Мы были в глубине кустов. Его горячее и упругое тело его сокровища начало проникать в мою прелесть, которую я старалась расслабить и немного сокращала вульвой. Я прочувствовала погружение каждого его миллиметра, он делал это не торопясь и вникая в моё состояние. Затем, когда я начала, мыча искать ворот его куртки, он заботливо его подставил, и я вцепилась, тихонечко постанывая в его ворот зубами. Это было что-то!?
    Осознав то, чем я обладала, он начал это выводить и как бы тереть головкой своего богатыря по задней стенке влагалища. Это было настолько приятно и не осознанно ещё и не познано, что всё супружеская жизнь до его появления была уже померкшей! Господи, как же мне было хорошо, одной мне и богу было это известно! Когда он вновь погрузил медленно его всего и ещё подтолкнул, у меня в глазах аж, снежинки запрыгали, и я остервенело начала елозить, подавая ему своё тело! Продолжалось так минут пятнадцать, но вот он впился в моё плечо не сильно губами и руками вырвал своего богатыря! Я ещё такого не встречала, так как кроме мужа у меня ни кого не было. А тут вот такое!? Он сам всё сделал, слился, отстранившись от меня на траву и пошарив ногой, согнувшись, поднял мою банку, затем он без моего участия вымылся и даже пописал при мне!
    Вскоре он тянул меня на себя, и я сбросила с одной ноги штанину для удобства. Но, это был не порыв его нового увлечения! Он шепнул мне на ухо, - Глянь-ка за спину!? Я, сидя на его богатыре промежностью, обернулась и в свете фонарей, которые освещали соседнюю улицу, увидала, в кусты, к нам идёт ещё одна парочка! Мы тихонько засмеялись и пронаблюдали, как они наслаждались почти рядом с нами, закончив свои дела, они немного ещё целовались и вскоре ушли той же дорогой, которой пришли.
    Всё это время он елозил меня по промежности, и я завелась экстазом. И уже сама наехала на его сокровище, а больше ни чем это богатство назвать в то время у меня в голову не приходило! Но, теперь мне желалось не полностью его погрузить, а он не препятствовал, и только вникая в мои пожелания, участвовал. Я терлась о его прелесть точкой под лобком и ощущала себя на седьмом небе, но это продолжалось долго, а оргазма всё не было! Не было у меня, его уже давно! Уже около лет девяти! Но я уже уставала и изобразила его с ним как с мужем, потряслась, и пооседала полностью обрамляя его богатыря вульвой. Затем он ещё некоторое время ласкал меня лежавшую распластано на его теле и всё время елозил меня по промежности своим богатырём, и я увлеклась и поучаствовала в его ирге, но произошло чудо! Меня пробило вначале экстазом, а затем, свивая всё тело спазмами удовольствия, по мне полосонул оргазм, да такой, что я и не предполагала! Вот это было в самый раз!
    Вскоре он подмыл меня, надо же! Так ухаживал, как будто я его любимая, я ему об этом сказала и получила ответ, - А, почему бы и нет! А на вопрос, - Ты со всеми так получила ответ, - Да!
    Это немного отстраняло нас. На улице уже светало, и он предложил, если я ещё чего-то желаю, то в 11 утра поездом мы уедем на соседнюю станцию и вернёмся в 16 вечерним!? Я сразу же дала согласие, дети под присмотром, а я в поезде загримируюсь, очки, шляпу достану и т.д.
    Малыши мои спали, когда я вернулась и, находясь, всё ещё под впечатлением всего произошедшего немного погрезила и сама отключилась, но нас ждало утро. И мы сев в разные вагоны вышли из разных на соседней и, зная куда идти, двинулись друг за другом, а чуть позже уже на лесной тропинке встретились в страстном поцелуе и объятии.
    Затем был пакет, привезённый им из байковых одеял и жаркий и насыщенный секс, этого со мной ещё ни разу не было! Вернулись мы всё так же в разных вагонах. Но, в этот раз у меня и при поверхностной его игре оргазма не случилось. Когда уже собирались домой, он мне поведал, что его не будет завтра в посёлке, он будет в другом посёлке на смене, а через день он будет ждать меня днём на своём как бы дачном участке за посёлком, но днём. – Завтра сходи туда, как бы по ягоду, и всё рассмотри!? А послезавтра, за тобой уже смотреть не станут!? Я была на седьмом небе, но на завтра вернулся супруг, а я пошла по ягоды, всё опрятненько и все довольны. Ночью я супругу предоставила своё тело для его оргазма, изобразила как всегда свой и уже была мысленно с Михаилом!
    «Дача» была окружена так же кустами черёмух, они выходили своими зарослями за огороды, и среди них можно было спокойно пройти незамеченным. И вот он встречает меня в данных зарослях и ведёт в дом, там было всё и вода и постель! А самое главное, что в конце нашего свидания он заботливо вымыл меня и преподнёс такое, что я от великолепного спазма своего неописуемого оргазма просто потеряла сознание! Сделал он это губами, прокравшись постепенно к моей прелести, тут я не могу что–то написать, так как не могла ни чего вспомнить, просто меня охватило волной и понесло! Трясло меня как осину на ветру и колотило оттого, что я получала от его ласки! Спазмы оргазма просто рвались один за другим, и я не контролировала ни чего!!!
    Когда он провожал меня уже сытую по уши, он показал мне в окна, и я увидала, что к домику шла незамужняя воспитательница из детского сада, шла она как и я через кусты. Я ошалела, хотела устроить сцену, но он остановил и попросил учесть, что она ещё девушка и у неё тоже проблемы с сексом, она ещё ищет своего любимого и пользуется им просто для своих целей, и нет в этом, ничего предосудительного! Мне ничего не оставалось, как подождать в кустах, когда он проведёт её в дом и вернуться через кусты домой!
    О том, что у нас бывают месячные, он знал хорошо, так же попросил на прощание, - Как соскучишься, и будет возможность встречи в кустах в моём огороде, на окно веранды выстави открытку!? Я увижу, а остальные не поймут!
    В это лето у меня было такое наслаждение от его ласк, что сейчас, и вспоминать не грех! Но, он был не только моим любовником, а ещё и дал мне осознать, почему у меня нет при каждой близости оргазма! Я уже ходила со своей проблемой по бабкам, но он меня остановил и разъяснил, что такое Бабий Век! Что ни куда ходить не надо, а вот муж у меня не заботливый, и пока я могу иметь его тайно, он будет мне делать всё, чтобы я улетала, и он делал! К тому же оказалось, что если мужчина будет вылизывать и глотать выделения из нашей прелести, то он никогда не потеряет потенции, вот почему он это делает дамам! Вскоре я начала подмешивать свои выделения мужу в компот и сок, результат был таким, что он интуитивно вник и сам начал мне предоставлять оральное наслаждение. Всё! Моя семья состоялась по части секса полноценно! А вот с моей стороны в сторону мужчин я получила табу, так как им этого не нужно!?
    Но, у Михаила был действительно Толстый и большой, он долго не женился, и многие дамы помнят его участие по сегодняшний день! Ведь забеременеть он ни кому не давал! А по части ласки был со всеми внимателен. И однажды я заинтересовалась его состоянием, точнее мне было просто интересно, как он вырастил такое богатство!? Он рассказал мне, что у него есть сестра, но я это знала, хотя и прожила тут только десять лет.
    Но он рассказал о своём возрасте, когда ему было лет пятнадцать. Сестра его учи-лась в городе и однажды решила его посвятить в интимные отношения, так как он уже бегал за девчатами. А затем, предоставив ему практику, достала и привезла из города помпу, для увеличения размеров полового органа, вот так они и вырастили ему то, что она и сама имела в любое удобное для неё время! Им пользовались даже её подруги, а теперь они иногда приезжают вспомнить прошлое!
    …Ну и после нашего летнего «флирта», прошло уже два года, парни мои один за другим собирались в школу. Михаил, конечно же, никуда не пропадал, но глубже чем, - Привет, привет..!. Мы не проникали.. к этому времени он уже как бы это поточнее описать, обзавёлся личной женщиной!
    В наших краях появилась примерно его ровесница, учительница. Дама сама из себя видная, статная высокая, всё при ней. Судя по набору колечек на левой руке, бывшая в употреблении. Ну и он тоже ведь не подарок, хотя, - кому как!? По посёлку прошёл слушок, что она на прежнем своём рабочем месте совратила ученика…! Детей у них с супругом ещё не было, и они тихо разошлись, ну и разъехались. Она, видимо от стыда, да и он наверно тоже!
    Если вы будете внимательным читателем, то всё что творилось в моём окружении, да и сегодня продолжает происходить. Всё как бы кружится вокруг одной темы, - Интимные близости!
    Ну, вроде как парня у нас увели…! Это я про Нину и Мишку. Нина Степановна сама по внешности напоминает этакую сексапильную молдаванку. И телом смугловата и глаза как у оленя, волос пышный. Но не носит шевелюры, мелируется. В общем как бы и заурядная, но ему на некоторое время, - пойдёт! А вот мы, ну ведь не только я там была, мы облизывались!
    Кстати, та самая Ирина, которую он ласкал, или которая ходила к нему за ласками на его дачу, она, когда выходила замуж, через год после тех событий. На второй день, на свадебной машине приехала на репетицию в дом культуры. Так как ансамбль не был на свадебном пиру, то в субботу танцы можно было заказать и бесплатно! Угостив всех собравшихся в тот момент, даже певиц, она на глазах ничего не понимающего жениха, достала из-за пазухи свою вчерашнюю фату, и немного краснея, повязала Михаилу её на шею! Затем обернулась к теперешнему, уже мужу и, поцеловав его откровенно и не оглядываясь, покинула онемевшую публику. А вечером была на танцах…! Но больше от неё никто ничего не дождался, молодая жена была увлечена только супругом!
    Как в дальнейшем сложится их сексуальная жизнь, это уже их дело! Но, меня иногда заносило. Мне так хотелось туда, где можно не задумываясь ни над последствиями, ни над тем, будет ли мне хорошо в этот раз, просто оттянутся! Я не однажды ему намекала, а он улыбаясь предлагал потерпеть. Ведь муж же рядом!? Дескать, - Ведь есть с кем терпеть!
    И вот мои мужички собрались на рыбалку…! А Степановна в этот момент была в отъезд! И мы встретились..! Я рвалась в его руки и желала быть измятой и принести себя в жертву, чтобы меня взяли грубо, сию минуту, выжали и высушили, выпили до капельки! Садомазо какое-то!?
    А он манежил…! Конечно же, он это знал и делал мне всё это медленно и с чувст-вом, до такой степени, что я насыщалась и запоминала на долгое время то, что он со мной вторил! Он не желал меня накрывать своим телом, и постоянно я оказывалась на нём сверху! Его ладони были везде, а тело уже горело и, пропотев, извергало свой аромат в нашем окружении. В этот раз я его приняла в своей бане..!
    Он не спешил проникать своим сокровищем в моё тело, а я уже и не могла ждать, сама начинала проявлять инициативу!! Уж его-то половой орган я уже и в руки брала, да и мужа тешила, если месячные!
    Дамы, может вам покажется странным или редким вот такое, но вам мой совет!! – Если вам не желается, по причине «Болезни», то обслужите супруга руками, ни в коем случае не ртом!!? Если мужчина тянется за близостью, дайте, но если нездоровы, то руками! Можно даже сонному, для своего интереса!
    И вот я уже начинаю руками наощупь проталкивать его орган, горячий, желанный и упругий к губам своей промежности…! И тут Михаил, молча, убирает мои руки…! Я вновь понимаю, что сейчас начнётся всё с «Девочки»!! И получается всё так, что я своей промежностью уже накрыла его орган! А он горячий, упругий и желанный! И тут Мишенька начинает своим сокровищем тешить мою промежность, просто поверхностно..!
    Вначале я протестовала! Но, затем появился интерес, - А чего, ну и пусть они там вот так, а мы тут, в губки!... А сознание помнило, - чем это кончается! А через минут пять меня скрутило таким оргазмищем, что после его пенного извержения, я уже была никакая! А там всё ещё продолжался процесс! И я уже увлеклась новым возбуждением, всё происходило за несколько минут! Ведь процесс идёт, а я как бы невольная участница своего удовлетворения!? Теперь немного дольше длился акт, и оргазменное извержение было немного скуднее..! Затем я просто отдалась ему в руки..! Мне уже было всё по барабану, что там будет и как, я была сыта по самые брови!
    Но, я получила после поверхностной стимуляции, в литературе это оказалось названо, - Петтинг, и практикуется, а мы – то лысые, ещё и такое, чего желал от меня он, я шла по его дороге в постели. Он и стоя меня тешил но, тоже на своём упругом стержне, а он был великолепен, желанный и трепетно горячий. Он делал своё дело и творил чудеса! Мы неслись в пенном аромате любовного соития! Я была уверенна, что он не предаст, я об этом даже не задумывалась, и в какой-то момент поняла, что моё лицо сведено улыбкой!
    Вот что хотите со мной делайте, даже если бы нас застала толпа за греховными деяниями, я бы не смогла снять данное украшение! И он именно за это меня боготворил!! Я слышала страстные признания в том, что вот этот лик должен быть на иконах в храмах, и тогда паломничество в данные места было бы нескончаемым!
    Я многое чего выслушала на нашем новом свидании, и отвела душу и себе, думаю и ему! Мы перебрали всё! А когда уже не могли ничего больше делать телами, когда все пенки с меня были сняты его губами, вот тут он позволил мне и обрамить своей промежностью его сокровище, - Но, зачем! Мне уже было всё по брови! И когда его орган, полностью погрузился, и не было никаких фрикций с его стороны. Я просто имела его упругого, тёплого в своём теле..! И вот он через некоторое время, просто, как бы это по точнее, - надулся что ли, или сократился..,! А чуть позже, это повторилось, а потом начало набирать ритмичность …, и закончилось всё так же, - оргазмом! Не столь рвущим и ревущем, но излишнего в нем не было!
    Из всего происшедшего, я позже начну делать выводы, - ах эти выводы, да ещё на фоне прошедшего и познанного, но я желала анализировать!
    В какое – то время, мне как оказалось и не только мне, хотелось «зашиться» после вот таких блаженств. Хотелось в юность и я почти выла в подушку, за себя и за тех женщин которые несли свою девственность в никуда!! А ведь если бы за нами вот так в молодости ухаживали, мы бы отблагодарили чисто по-своему каждая индивидуально, и детей бы нарожали! Вот тут меня ждало ещё одно, это страшно расписывать, но думаю, стоит!?
    Я возвращаюсь в то, что происходило ещё до нашего данного свидания! Его Нина, была в отъезде..! Оказалось, она была на свидании со своим юным любовником! Михаил обо всём этом был хорошо осведомлён и даже этому содействовал! Если бы вы знали, во что это всё вылилось, в данное время! Но, тут у меня небольшое предложение.
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ████████] ✱ ✳ ✴ ✷ ⊛

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Она была действительно бизнес-леди. Иначе не назовёшь. Всегда строго и опрятно одета, в деловом стиле и с хорошим вкусом. Казалось, что всю свою зарплату она тратит лишь на дорогие костюмы. Короткая, мальчишеская причёска немного молодили её. Хорошо поставленная дикция с уверенным командирским голосом, от которого вся мужская половина фирмы, да и женская тоже становились покорными и внимательными. Строгий взгляд, немного жестковатая манера ведения дел. Её боялись, уважали и завидовали в коллективе. Для своих тридцати лет она была необычайно стройна и одновременно с этим умна. Не зря директор нанял её своим заместителем.
    Его выбрала фирма из нескольких студентов, для прохождения на фирме практики. Он был отличником в учёбе, но при этом слегка застенчив в жизни. В его двадцать лет секс, хоть и случился всего пару раз, но он так и не понял, как и какая от этого радость. Скорее всего, это его одногруппницы по институту совращали на близость, так как внешне Егор был симпатичным. Придя на практику, он старался постигнуть азы того дела, которым надеялся заниматься в будущем, хотя и оглядел женскую часть коллектива, а также познакомился и подружился с мужиками. Те немного посмеивались над его рвением, и советовали в его года больше уделять времени не учёбе, а противоположной половине.
    От лёгких насмешек Егор только смущался и, краснея, отводил глаза в сторону. Из всех девушек работавших на фирме ему нравилась только одна, и это была Светлана Сергеевна. Да именно зам.директриса. Он не только другим боялся это сказать, но и сам себе не мог ничего объяснить, глядя на неё исподтишка, любуясь её грациозной походкой, с которой она быстро пересекала пространство операционного зала, несмотря на высокие каблуки туфель и иногда узкую юбку, которую она одевала. Но Егору больше нравилось, когда Светлана была одета в брючный деловой костюм. Её походка в этот момент напоминала движение рыси, обворожительной, ровной, плавной, но при этом целеустремлённой и быстрой. Глядя за Светланой, он мог внимательно разглядеть её округлые, упругие бёдра, круглую попочку. Он всегда смотрел на попку и оставался довольным, видя сквозь ткань брючек и понимая, что Светлана в трусиках-стрингах.
    Его мозги тут же затмевали эротические фантазии, о том, как бы он ласкал эту красивую попку, целовал её ягодицы и ….
    Но сегодня Светлана Сергеевна была в юбке, прикрывающей примерно половину бёдер, в чёрных туфлях на высоком плоском каблуке и чёрных, тонких чулках. Она шла по залу. Егор искося наблюдал за её ножками, и его сознание уже затмили сцены, как он покрывает эти чудесные бёдра своими поцелуями. Он совсем забылся, и был разбужен голосом Светланы, прозвучавшим у него прямо над ухом:
    - Здравствуй Егор. Ты уже у нас две недели. Я хотела бы посмотреть, чему ты научился.
    - Вот это да. Она даже помнит, как меня зовут. - пронеслось в голове парня, - «- И как я не заметил, что она подошла?»
    - Зд-др-равствуйте Светлана Сергеевна. – не открывающимся ртом пробубнил Егор.
    - Ну-ка покажи свои записи. – замдиректриса, нагнувшись посмотрела в рабочую тетрадь практиканта. – О! Так ты, я смотрю, почти всё правильно делаешь. Вот здесь стоит подкорректировать. И тут ты не правильно анализ сделал.
    Егор совсем не слышал, что ему говорила женщина. Он был поражён ароматом, истекающим от Светланы, он тихонько глядел вниз, рассматривая её коленки в чёрных чулках, он пожирал её ножки в туфлях глазами.
    - Ты слышишь меня? Смирнов? Куда ты смотришь? Что ты там увидел.
    - Я? Прошу прощения Светлана Сергеевна, я задумался. – опять его рот не слушался.
    - Что же ты там разглядывал, и о чём задумался? – Светлана уже разогнулась, и строго посмотрев на парня сверху, спросила ровным голосом.
    Егор уже был красный как рак. Он не знал куда деться.
    - Думаю нам надо продолжить разговор в моём кабинете. Пошли. – замдиректриса, пошла по направлению к себе в кабинет, а Егор встав поплёлся за ней.
    - Ты попал. – шёпотом съязвил кто-то из сотрудников. – Она тебя сейчас съест.
    - Да лучше бы съела. - подумал Егор, ковыляя за начальницей. Хоть и их разговор был никому не слышен, но парень, всё равно сгорал от стыда. Он прятался от десятков пар глаз смотрящих сейчас на него.
    Зайдя в кабинет, Светлана Сергеевна стала в его углу, и когда Егор зашёл и закрыл за собой дверь, указала ему на центр комнаты. Он стоял как первоклассник посреди кабинета, держа руки по швам, и боялся даже дыхнуть. Он зажмурил глаза, боясь смотреть на замдиректрису, но её голос заставил его их открыть.
    - Я думала, что нам выделяют студентов, для того, чтоб в будущем у нашей фирмы не было трудностей с кадрами. А практиканты оказывается вместо того, чтобы с усердием изучать дело, разглядывают меня. Интересно получается. Я понимаю, что молодёжь сейчас только о сексе и думает, но для этого ей выделены вечерние часы. И думать об этом надо не в трудовом коллективе, среди соратников и соратниц, в котором вы собираетесь когда-нибудь работать.
    Светлана ходила из стороны в сторону и читала мораль, хотящему провалиться сквозь пол Егору. Вдруг она остановилась рядом с ним.
    - А что это у тебя? – она указала взглядом на вздыбившиеся брюки парня.
    Егор стеснительно закрыл пах двумя руками.
    - Это, глядя на меня, ты так возбудился? Однако. Забавненько.
    В этот момент Егору показалось, что он сгорит как спичка.
    - Слушай, а давай посмотрим, что там у тебя? – Светлана неожиданно присела на корточки и раздвинула парню руки.
    Женщина, не давая парню понять, что происходит, расстегнула ему ширинку и, опустив брюки, стала стягивать с него трусы. Егор вцепился в трусы по бокам, не давая опустить их. К тому же за них зацепился вставший член. Но женщина потянула сильнее, и от её остреньких коготков ткань трусов лопнула. Высвободившийся член, пружиной стал качаться перед лицом Светланы.
    - Однако. Ни когда бы, ни подумала, что могу так возбудить своим видом юношу.
    Ладонь Светланы обняла ствол члена посредине. Никогда ещё в жизни Егор не чувствовал такого ласкового прикосновения. Ему даже показалось это верхом блаженства. Он зажмурился и стиснул зубы, держа в своих окаменевших руках остатки трусов.
    А Светлана тем временем, уже сама была трансе, глядя на член парня и медленно двигая взад-вперёд кожицу на нём. Она неуверенно приближалась к его головке губами, которые инстинктивно приоткрывались. Когда рот начальницы уже был близок, из него вылез язычок и слегка коснулся дырочки на самом конце член. Пару секунд язык был недвижим. Затем он прошёлся по гладкой поверхности головки, собирая с неё сочившийся преякулянт. Облизав парню головку, Светлана поглотила её губами и нежно пососала, наслаждаясь вкусом выделений члена. Она закрыла от удовольствия глаза продолжая дрочить парню.
    Когда Егор открыл глаза, не веря тому, что происходит и посмотрел вниз, он столкнулся со взглядом начальницы, смотрящей прямо на него. Этот взгляд ещё сильнее затмил разум парня. Он попытался отвести глаза в сторону, но тут наткнулся на ножки Светланы. Её юбка сползла вверх, полностью оголив бёдра и чулки на них. Кружевные резинки Егор видел только в своих самых эротичных снах, а тут они были наяву. Он опять закрыл глаза и закинул голову назад, полностью поддавшись оральным ласкам начальницы.
    А она, тем временем, пососав головку, стала лизать ствол члена по всей длине, не переставая дрочить его. Она облизывала яички и тихонько щекотала кончиками своих ноготков их. Она целовала поверхность члена, своими губками. Широко раскрыв ротик, Светлана полностью поглотила член парня и задвигалась на нём головой, одновременно сильно сося его, так, что на её щеках образовались ямочки. Это уже действительно стало пиком возбуждения, и не удержавшийся Егор, начал кончать, извергая струи густой спермы прямо в горло Светланы, которая жадно глотала её. Парень, держа руки на голове начальницы, слегка стонал и дёргался в экстазе.
    Кончив, Егор ещё сильнее захотел ...провалиться сквозь пол. Он не знал, что делать. Уходящие ощущения от сказочного минета, и чувство непонятной вины перед Светланой, боролись в его мозгу.
    Светлана встала. Она пальчиком взяла капельку спермы с уголка своего рта и, слизав язычком, направилась к своему столу.
    - Ну, вот и всё. Надеюсь, это то, о чём ты мечтал, глядя на меня. С завтрашнего дня можешь на практику не приходить. Принесёшь потом дневник. Тебе туда печать поставят. – Светлана уже не глядела на растерянного парня, а погрузилась в разглядывание бумаг на своём столе.
    – Ты свободен. – Её жест ладонью от себя, говорил обо всём.
    Растерянный Егор поднял брюки и, застегнув их, вышел из кабинета на ватных ногах. Весь оставшийся день к нему приставали коллеги с расспросами, как его вздрючили, видя его раздолбанный вид. Но он не проронил ни слова. Весь вечер и всю ночь, сознание Егора не покидало произошедшее в кабинете Светланы Сергеевны. Он вновь и вновь возвращался к сценам этого самого блаженного в его жизни действия, он смаковал каждый момент, он наслаждался памятью об этом событии. Член парня так и простоял вставшим всю ночь, и под конец потеревшись о простынь, сбросил в неё всю свою энергию.
    Проснувшийся утром Егор, чуть было не опоздал на фирму. Он резко вскочил, помылся, тщательно побрился и по-деловому оделся. Он одел даже галстук, который не мог носить в принципе. Придя на работу, он словил несколько восторженных взглядов сотрудниц. Но они его уже не интересовали. Для себя он решил, что теперь в своей учёбе он должен проявить всё, на что надеялась Светлана Степановна и тем отблагодарить ей. Он ни разу не оторвался от работы, не ходив даже обедать, ни смотрел по сторонам и следил за девушками.
    - Смирнов. Тебя вызывают к начальству. – прохихикала Марина проходя мимо стола Егора во второй половине дня.
    - Куда? – переспросил Егор.
    - Туда. – И Марина взглядом указала на дверь Светланы Сергеевны.
    Егор постучал и, услышав разрешение, вошёл в кабинет начальницы. Сегодня женщина была одета в белоснежный костюм из брючек и коротенького пиджачка, совсем не по-деловому. Она оторвала от документов глаза и подняла их.
    - Вызывали Светлана Сергеевна?
    - Ты не ушёл. И насколько я знаю, ничего никому не рассказал то том, что здесь произошло. Похвально. – Светлана вышла из-за стола и обойдя его опёрлась на его край попкой, стоя перед Егором. Она с какой-то хитростью посмотрела на него. – Что это означает?
    - Я хочу правильно пройти практику.
    - Ну, наверно не только это? Думаю, что тебе понравился минет?
    Егор в один момент стал красным.
    - Не слышу.
    - Д-д-а. – промямлил парень. – Очень понравилось. – Он смотрел под ноги и не знал, куда деться от стыда.
    - Да не переживай ты так. Действительно птенец. – Светлана чуть отстранилась от стола и, взяв парня за галстук, притянула к себе и поцеловала нежно в губы.
    От прикосновения влажных губ и аромата духов начальницы Егор опять моментально возбудился.
    - Ух ты какой скорый. – почувствовав бедром дёргающийся член парня и оттолкнув его легонько от себя, сказала замдиректриса. – Ну, если ты решил пройти практику, тогда продолжим. Ты когда-либо лизал девушкам? – напрямик спросила Светлана.
    - Нет. – почти моментально ответил Егор.
    - Хочешь попробовать? – женщина погладила ладонью у себя между ног.
    - Да. – Егор, поднял наконец глаза.
    Светлана демонстративно расстегнула молнию на брючках и пуговицу на них. Она кивнула, указывая Егору присесть перед ней. Парень моментально сел на колени и помог начальнице опустить брючки ниже коленок. Теперь перед его лицом были красивые шёлковые трусики-стринги. Немного трусивший Егор, стал, глядя на эти трусики и мысленно представляя, что они скрывают, целовать Светлане бёдра.
    - Смелее Егорка. – Светлана отодвинула треугольничек трусиков, оголяя промежность.
    Глаза парня округлились и выпучились, когда он увидел бритый лобок начальницы и то, что было ниже. Малые половые губки киски медленно вылазили из больших. Киска Светланы раскрывалась, словно бутон розы. Клитор и складки губок, на глазах становились бордовыми, наливаясь кровью. Они становились влажными. Выделения киски Светланы источали такой аромат, что Егор закрыв глаза и вдыхая его, стал инстинктивно приближаться к ней ртом. Как только губы парня коснулись промежности женщины, она также закрыла глаза и, закинув голову назад, стала наслаждаться ласками языка парня, орудующего у неё между ног. Егор и сам не понял, как он стал лизать Светлане, но, судя по реакции женщины, ей нравилось, то, что он делал.
    Язык парня нежно и неистово одновременно, лизал внутренние стороны половых губок женщины. Он брал эти губки своими губами, слегка оттягивал, целовал и лизал всю промежность, не оставляя ни миллиметра необласканой площади кожи. Светлана помогала неопытному юноше ласкать себя, положив ему руку на голову и надавливая на нее, регулировала силу нажатия рта Егора на свою киску. Взяв губами клитор женщины, и сильно пососав его, одновременно лаская внешние стороны бёдер Светланы, он довёл её до лёгкого клиторального оргазма, от которого женщина содрогнулась несколько раз. Кончив, она открыла глаза и посмотрела вниз, на продолжавшего лизать ей киску Егора. Послав ему воздушный поцелуй, она пошептала:
    - Молодец. – её глаза блестели от экстаза. – А теперь поехали дальше.
    Светлана отстранила от своей писи лицо парня. Она повернулась на 180 градусов и, опёршись руками на стол, призывно выпятила попку. Егор не зная, что делать, посмотрел на неё.
    - Вставай, снимай штаны и освобождай своего дружка.
    Парень скинул брюки и, приложив головку члена между ягодиц женщины, опять взглядом спрашивал её помощи.
    - Ну, чего ты медлишь? Трусики отодвинь и вставляй. – она взяла член парня за основание, и когда он отодвинул в сторону ниточку её трусиков, немного изогнувшись вставила его достоинство себе во влагалище. – Хорошо то как. – прошипела она, сама насадившись полностью на член. – Давай Егорка. Начинай.
    Парень вспомнил, что он видел когда-то в порнофильме и стал, двигая тазом, трахать начальницу, которая аж прикусила губу от радости и закрыла глаза. Он схватил её крепко за попку и пытался двигаться всей длиной члена. Мокрая промежность Светланы издавала чавкающие звуки, заполнившую всю комнату. Светлана стянула с себя пиджачок, оголив спинку, смотря на которую, Егор любовался фигурой начальницы и продолжал трахать её. Он чувствовал, как растёт его возбуждение, и всё увеличивал темп. А Светлана, сама дико желавшая секса, насаживалась на его кол, двигаясь задом навстречу Егору.
    И вот момент оргазма настал. Женщина, громко выдохнув, больно сжала внутри себя головку члена парня, и стоня и, хлопая ладонью по столу, затряслась кончая. Егор не заставил себя ждать. Он инстинктивно вытащил член из влагалища и кончил большим количеством спермы на попку Светланы. Оба кончали с минуту.
    Очнувшаяся начальница посмотрела позади себя:
    - Ты куда кончил? Ой, мне на трусики? Да ты хоть знаешь, сколько они стоят? – и, заметив его испуганный вид, - Да ладно. Не переживай.
    Она подняла брючки и, застёгивая их, повернулась к Егору.
    - Ты очень хорошо учишься. Просто тигрёнок. Хороший любовничек. Немного трусливый, но это я скоро у тебя отобью.
    Она обвила шею Егора руками и крепко поцеловала парня в губы. Пока они страстно целовались, её язык проник в рот Егора и изучил его полость.
    - И целоваться тебя надо научить. Короче есть, чем заниматься. Ну да это к лучшему. Мне нравится учить. Одевайся и иди работать.
    Находящийся на седьмом небе от счастья Егор, не понимая, что с ним происходит, подчинялся приказам Светланы. Когда он уже был в дверях кабинета, она окрикнула его:
    - Как у тебя с английским языком?
    - Хорошо. Я английскую школу кончал.
    - Что ты кончал, я уже видела. – Светлана слегка усмехнулась. – Завтра у меня и Хвостиковой, из отдела сбыта, встреча с американцами. ...Мы не очень владеем языком, поэтому тебе придётся вечером пойти с нами в ресторан и быть нашим переводчиком. Готовься.
    - Понял. – глаза Егора засветились радостью.
    - Это будет позже. Сначала думай о работе. Всё, пока. Иди.
    Автор: Слава Пушкин E-mail: [email protected]
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ░▒▓█ █▓▒░

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Зоя Николаевна сегодня решила устроить себе выходной, чтобы полнее осмыслить ту ситуацию, которая невольно сложилась вокруг красивой, умной женщины, к тому же и единственной на боевом корабле. Недаром среди военных моряков ходит пословица: «Женщина на корабле – быть беде». Правда, возникшая ситуация пока еще не предвещала беды. С ней путались в постели пока только двое: командир корабля коротышка Жаков, ее земляк, друг детства с Вологодской деревеньки, и стройный красавец, дамский сердцеед и угодник, начхим эсминца старший лейтенант Веселовский. Правда, у этого мужское естество было поменьше, но это совсем не означало, что с ним этой страстной женщине было в кровати хуже, чем с Жаковым. Сашек - пастушок не любил долго разводить «амуры» с голой женщиной, покусывающей его член. Он просто заваливал ее на спину и мощным ударом, словно кием на бильярдном столе, загонял свой шар на самое дно ее глубокой «лузы». Далее он драл ее, как сидорову козу, не обращая никакого внимания на то, как его мощные усилия воспринимает партнерша, так как ласку в постели со стороны мужика он не признавал, называя ее прихотью импотентов.
    Молодой Веселовский был прямой противоположностью Жакову. Он любил умасливать женщин, ласкал, целовал и отсасывал у них «конденсат», доводя до бешеного оргазма. И только тогда, когда самому было уже невмочь далее растягивать удовольствие, Александр медленно, будто нехотя, вставлял свой член в желанную щель, чем доставлял партнерше огромное наслаждение. В его практике еще не было случаев, чтобы красотка, побывавшая единожды в его постели, не захотела нырнуть туда вновь. Это сразу заметила и на себе прочувствовала опытная в постельных делах Зоя Николаевна. Мысль о том, что скоро истечет срок ее пребывания на корабле, и она навсегда потеряет такого культурного, пылкого и нежного любовника, пугала ее, так быстро привыкшей к этому красивому молодому человеку, пожирающего ее фигуру жадными, ненасытными глазами. Кроме того, ей было жаль расставаться с ним и по другой причине. Она уже имела теоретическое обоснование на открытие на ее кафедре химической лаборатории и подыскивала хорошего химика на должность начальника ее. Некоторые из ее сотрудников прозрачно намекали на согласие возглавить этот важный участок в ее работе, но что-то все время сдерживало ученую дать кому-нибудь из них положительный ответ. Она чего-то ждала, интуитивно чувствуя, что тут должен быть не только хороший администратор, но и отличный специалист-химик с военным уклоном. И вот он, этот специалист, трубит на каком-то небольшом корабле, явно гробя свои отличные познания в химии на заботу о матросах, дежурство на мостике в роли вахтенного офицера, выслушивая от крутого командира корабля упреки, а порой и матерные «зуботычины».Кроме того, чтобы добиться открытия лаборатории наверняка, ее теоретические обоснования не мешало бы подтвердить практикой, за чем она и приехала на флот с программой проведения своих исследований.
    «Нет! Не быть тому, чтобы тут пропадал его химический талант. Я сделаю все, чтобы выдернуть Александра к себе» - думала профессор, следя, как тот аккуратно обсчитывает очередную пробу забортной воды на дозиметрической установке и наносит данные на специальный график.
    …До окончания работ на корабле у Зои Николаевны оставалась неделя. Она уже успела настрочить на имя декана института длинное послание о достигнутых результатах, не забыв отметить и роль Александра в своей работе.
    В день завершения работ офицеры корабля упросили командира организовать в кают-компании торжественные проводы ученой. Стол, как всегда, манил к себе красной икрой, отбивными, салатом «Оливье», коньяком (для командира и высокой гостьи), и шилом, разукрашенным черничным варением под сок для остальных офицеров. Был тут и напиток «Богов» (для самых выдающихся выпивох) под древним названием «Кровавая Мэри». Для непосвященных подскажу: спирт, разбавленный томатным соком.
    …За столом было шумно, весело. Тосты в честь очаровательной гостьи сыпались, как из рога изобилия. Зоя Николаевна в благодарность гостеприимным хозяевам сыграла на пианино несколько современных песенок, аккомпанируя все тому же Веселовскому, который, оправдывая свою фамилию, их неплохо спел. В перерывах все выходили на верхнюю палубу, покурить и полюбоваться на полнолунный диск хозяйки ночного неба.
    Эсминец стоял на якоре, готовясь к возвращению в базу. В кают-компании продолжилось веселье, но уже в более узком кругу: командир, старпом, зам по воспитательной работе, Веселовский и многоуважаемая гостья. Они обменивались впечатлениями, посмеивались над ошибками командира субмарины, который несколько раз был засечен акустиком эсминца, не подозревающим, что тот просто играл с ним в поддавки в угоду красавице-профессорше. Но это уже был пройденный этап. Офицеры пили «Кровавую Мэри», Зоя Николаевна ела торт, испеченный коком в ее честь, запивая его чаем, поглядывая с некоторой опаской на земляка, который в эти минуты думал о том, как бы быстрее забраться к Зойке на последнюю ночь в постель, а Веселовский – как воспрепятствовать этому. Поэтому он ушел раньше всех, пояснив, что есть еще недоработанный материал, который ждет завершения. Жаков довольно кивнул и повернулся к гостье.
    - Каково же ваше итоговое впечатление о нашем походе, дорогая Зоя Николаевна?
    - Все было, как говорят на флоте «Тип-топ»,- улыбнулась она, одарив его мягкой улыбкой.
    - Мы рады, что познакомились с вами и помогли в вашем трудном поиске истины в морской пучине, - отпустил «леща» в адрес ученой неунывающий заместитель по воспитанию личного состава, среди которых по последнему отчету не было грубых нарушителей воинской дисциплины.
    - Да. С такой женщиной ни один тайфун не страшен, - подлил масла в огонь «костра» старший помощник командира, вопросительно глянув на «Батю», который слегка зевнул, прикрыв ладонью рот.
    … Они еще посудачили о том, о сем, допили спирт и стали прощаться с гостьей.
    - На правах хозяина, я проведу вас, - сказал Зое Жаков …, одобрительно посмотрев в след уходящим офицерам.
    …В каюте было темно, только узкий свет луны через иллюминатор слегка серебрил свою дорожку по направлению к кровати, задернутой голубоватой занавесью. Жаков подошел к ней, обнял за талию, она покорно положила обе руки на его плечи.
    - Ты довольна, радость моя? - спросил он, целуя ее в дрогнувшие губы.
    - Конечно, Сашек - пастушок…
    - Слушай! Когда ты из пастухов исключишь меня?! – недовольно спросил он.
    - Когда ты еще немного подрастешь и хотя бы сравняешься со мной, - хохотнула озорница и стала расстегивать на нем тужурку.
    - Ну, а если серьезно?
    - Когда на твоем погоне звезда капитана третьего ранга станет хотя бы контр-адмиральской, - хихикнула она, помогая ему снять брюки.
    Они разделись догола. Он хотел было включить настольную лампу, но она остановила его.
    - Ты что? – спросил он.
    - Не включай…
    - Почему?
    - Так романтичнее…
    - Не знал я, что в твоей душе живет романтик.
    - Ты, конечно, не из тех, кто прятал под подушку «Бегущую по волнам»…
    - А зачем ее прятать? Она сама уже здесь, - вдруг негромко, но внятно раздалось из - за занавеси, задернутой перед кроватью.
    Любовники застыли, словно пораженные громом. Жакова удивить было трудно, но чтобы в адмиральском салоне в такое время оказался третий казалось сверх- естественным. Он осторожно щелкнул выключателем, отдернул занавес, перед ним предстал в позе «лотоса», сидящий на кровати голый Веселовский.
    - Как вы здесь оказались?!- вскипел Жаков, подступая к сопернику.
    - А вы как? – ухмыльнулся тот, протягивая командиру полотенце для прикрытия срама. Зоя, окаменев от неожиданности, казалось, лишилась дара речи. Она, не мигая, и не поворачивая головы, словно лунатик, осторожно нащупала спинку кресла и опустилась в него, набросив на промежность носовой платок, который почему-то оказался у нее в руке. Женщина машинально переводила взгляд с одного на другого голяка и, наконец, разразилась хохотом. Она смеялась, трясясь, словно в ознобе, долго и громко, до слез.
    - Не вижу причин для такого веселья, - покосился Жаков, на вытирающую выступившие слезы на глазах, Зою.
    - Нет, почему же? Это даже интересно, когда любовники сталкиваются лбами в спальне любимой женщины, - заступился за профессоршу Александр.
    - Да? Но как ты посмел, нахал, влезть в эту каюту, да еще и голым?!- бушевал Жаков.
    - Почему голым? Я уже тут разделся, как и вы, - засмеялся Веселовский.
    Первой из этой комической комы вышла Зоя. Она, не стесняясь, встала, блистая красотой своего голого тела, подошла к Жакову, взяла его за руку, другой рукой поманила к себе Веселовского. Тот, словно ждал этого, тут же слез с кровати, подошел к командиру.
    - Мальчики. А теперь пожмите друг другу руки. Сегодня у нас будет замечательная ночь, которую назовем «Ночью любви», - сказала озорница поочередно поцеловав мужчин. Жаков хотел было воспротивиться, но Зоя, словно змея, прошипела:
    - Хочешь меня? Не рыпайся! А не то мигом вылетишь из моей каюты, а потом и с должности командира корабля? Понял, Сашек - пастушок?...
    - Ну, раз судьбе было угодно свести нас вместе, то есть деловое предложение, - хитровато повел бровями Веселовский, решивший прикрыть грудью командира и взять огонь на себя.
    - Какое? – насторожился Жаков, предчувствуя подвох в словах неугомонного начхима.
    - Сбацать!- махнул тот рукой сверху вниз, словно рубанул воздух шашкой.
    - Что?! – почти одновременно воскликнули Зоя и Сашек…
    - Неужели не догадываетесь? – недоуменно поднял глаза в потолок, а потом резко опустил их секс - фантазер Веселовский.
    - Сыграть на этом, что - ли?- Жаков, недоумевая, дотронулся до крышки пианино.
    - Так во что же сбацать? – спросила Зоя, уже догадываясь об ответе юноши.
    - В групповушку. По- моему, для этого присутствующие давно созрели…
    - Мда…В этом что-то есть…Ты не находишь, Жаков?- Зоя подошла к командиру и опустила руку на его уже наполовину приподнявшийся член.
    - А ты? – ухватился тот обеими руками за профессоршу и притянул ее к себе.
    - Я уже на все согласна, - ответила женщина и слилась с ним в едином поцелуе.
    - А кто же будет дирижировать? – еле вымолвил Жаков, оторвавшись от Зои, и привыкший делать все по команде.
    - Внимание, господа! Командовать парадом буду я! – громко заявил начхим и вопросительно посмотрел на Зою.
    - Командуйте! – согласно кивнула Зоя и положила ладонь Жакова на свое лоно.
    - Тогда «Слушать в отсеках!». Я сидеть буду здесь, - указал Веселовский на край стола, - вы, мадам, станете ко мне лицом и изобразите букву «Г». Мой «Малыш» давно плачет и жаждет, чтобы ваши милые губки умыли его. А чтобы вам было легче, дядя Саша поможет более активно выполнять поставленную задачу проникновением в ваши врата «Рая» своим давно уже скучающим и стучащим копытом «Жеребцом».
    - Интересное дельце! Мы, значит, вкалывай, а чем будете заниматься вы?!- встрепенулась ученая, приняв позу «Руки в боки».
    - Я?! Гм… Балдеть, наверное, от вида вашего усердия и позора, если вы не справитесь с поставленной задачей - нагло улыбнулся в ответ новоявленный Остап Бендер.
    - Ты неплохо устроился, хам! Ладно. Так и быть. Становись раком, Зойка. Тебе не привыкать. И хватит базарить! А то мы тут до побудки проволыним, а дела так и не сделаем, - разбушевался вдруг командир, дав всем понять, кто в доме «Хозяин».
    Получив, наконец, добро от командира, Веселовский схватил женщину за шею и мигом пригнул ее голову к своему жаждущему любви органу, а дядя Саша, уловил удобный момент, тут же задвинул свой толстый и длинный «Кий» в намеченном направлении. Веселовский, извиваясь от сладострастия, быстро накачивал в ее широко раскрытый рот свою мужскую энергию, а Жаков помогал ему сзади, поджаривая Зойкино знойное тело давно изученными движениями. Зоя Николаевна впервые в жизни оказалась в такой необычной для себя позиции и от этого немного растерялась. Ей было очень интересно сосать член у этого мальчика, одновременно наблюдая, как его тело крутит судорога сладострастия, принимая в эти же мгновения усиливающиеся удары сзади, которые ее заводили все больше и больше, пока движения всех троих не перешли в сокрушительный транс.
    - О! О! О!- стонал Веселовский.
    - Ы! Ы! Ы! – вторил ему в так Жаков, сопровождая эти восклицания своими ударами по заветному месту.
    - МУ! У! У!- мычала в ответ Зоя, не в силах выпустить изо рта драгоценный «Подарок» юноши.
    …Они так сильно бились в конвульсиях всесокрушающего секса, что им стало казаться, будто время остановилось и в мире ничего не осталось, кроме этих двух членов и трех дырочек на теле этой очаровательной женщины, из которых они пока освоили только две. Александр так забалдел, что, ухватив красотку за уши, уже не только запихивал в ее широко раскрытый рот своего разгоряченного «Молодца», но и два «шарика», на которых тот сидел. Жаков, ничего не соображая, уже просто тупо трахал ее в анус, так как в другом месте было до того мокро от белой струйки, вытекающей от туда, что даже его «Болт» мог там просто утонуть.
    …Вся эта сексуальная эпопея стала завершаться бурными оргазмами. Жаков уже перестал считать свои, совсем сбившись со счета о женских. Веселовский долго крепился, наконец, тоже не выдержал и брызнул из своего шланга прямо в Зоин рот, от чего та закашлялась, едва не подавившись, что вынудило юношу закончить процесс, обмазывая ее губы, щеки, лоб и нос своей жизнеродной влагой. Зоя тоже не осталась в долгу, сплюнув в рот юноши едва не проглоченную ею сперму, и тут же впилась в рот парня жадными губами, стараясь вернуть себе только что отданную ему влагу. Они с такой силой налегли друг на друга, что, съехав со стола, очутились на полу каюты, катаясь по ковру в плотных объятиях бившихся в конвульсиях тел. Не известно, чем бы закончился этот процесс, если бы не раздался вдруг громкий звонок телефона. Люди на полу вздрогнули от неожиданности, замерли и тут же их объятия распались.
    - Зоя! Ответь! – почему-то шепотом сказал Жаков.
    - Да! Я слушаю!- сказала Зоя Николаевна голосом утомленной женщины.
    - Командир и начхим у вас?- спрашивал дежурный по кораблю.
    - Да! А вы их потеряли? Мы только что закончили последние расчеты и взялись за их обоснование, - невозмутимо ответила профессор таким уверенным тоном, что этому невозможно было не поверить.
    - Ладно! На этом закончилось салонное танго! – заключил «Остап Бендер» и натянул на себя Жаровские трусы, отчего те лопнули и разорвались.
    - Эх! Такие трусики угробил!- безнадежно махнул рукой командир и вырвал из рук подчиненного его плавки.
    …Мужики быстро оделись и взяли под козырек перед голой женщиной, стоящей перед ними с бокалом шампанского в руке.
    - А на посошок? – протянула она бутылку початой водки.
    Мужчины выпили, вытерли губы рукавом, по очереди поцеловали ее в вздувшиеся губы, и вторично взяв под козырек, молча, ретировались.
    … На повторном приеме у командующего флотилии, Зоя Николаевна с большой благодарностью отметила ту роль, которую сыграл в успешном проведении испытаний командир корабля, проявив личную заботу о ней, а также всего экипажа эсминца, пообещав сообщить об этом от имени института самому Главкому ВМФ.
    - Может быть вы хотите отметить еще кого-нибудь, чтобы включить на поощрение в приказ командующего флотом? – самодовольная улыбка тронула губы адмирала.
    - Я думаю, что командир корабля вам сам поможет в этом. Ему, как говорится, виднее, а вот о вашей роли я лично доложу Главкому. Мы с ним большие друзья. Часто встречаемся на кораблях. Мои темы уже не раз испытывались на флотах..,- многообещающе улыбнулась в ответ красавица ученая.
    … В этот вечер в адмиральском салоне на береговой базе был организован торжественный ужин в честь доктора наук Зои Николаевны Панкратовой. На торжество были приглашены некоторые офицеры штаба флотилии, командиры подлодки и эсминца.
    После теплых дружеских слов, многочисленных тостов и танцев, которые окончательно вскружили голову ученой, не ожидавшей такого теплого приема со стороны моряков и командования соединения, Зоя Николаевна наконец-то уединилась в люксовском номере гостиницы. Рано утром она улетала на самолете командующего флотом в Москву вместе с командующим и некоторыми офицерами из его штаба. Прощаясь с ней у двери номера и нежно целуя ее маленькую нежную ладошку, адмирал, как-то странно посмотрел в ее глубокие глаза и тихо спросил.
    - Может быть дама желает еще чего-нибудь? – по его просительным глазам она сразу поняла, чего от нее хочет этот высокозвездный мужчина.
    - Что вы! Вы так обо мне позаботились, что единственное мое желание это выспаться, чтобы утром быть готовой к такому дальнему полету.
    - Тогда прощайте! – грустная нотка прозвучала в голосе адмирала. Он взял под козырек, резко повернулся, но перед тем, как заспешить вниз по лестнице, обернулся и вдруг сказал:
    - Фу! Чуть не забыл. Тут один человек передал вам презент на память о вашем посещении нас, - и протянул конверт. Зоя взяла, раскрыла и тут же закрыла его, так как из конверта на нее глядела, выпучив глаза профессор Панкратова, держащая в рту чей-то член, в то время, как другой торчал из ее зада. Фото было сделано так искусно, что распознать хозяев членов было невозможно. Зоя поняла, что это сработали люди адмирала.
    - Замечательный презент! Премного вам благодарна! – мило улыбнулась красотка и вдруг предложила:
    - Может быть кофейку на дорогу?
    - Не откажусь!- так же мило улыбнулся в ответ адмирал и приложил ухо к мобильнику:
    - Миша! Пакет в тринадцатый…
    Молодой матрос (шофер адмирала) вскоре принес увесистый пакет.
    - Миша. Заедешь за мной через три часа…
    …Они пили коньяк, закусывая его икрой и деликатесными консервами. Адмирал позаботился о хорошем ассортименте набора в пакете, чтобы известная ученая приехала домой не с пустыми руками и смогла угостить своих родных и друзей морскими дарами далекого от них Тихого океана, и они вспомнили о тех, кто живет на самом «краешке земли».
    …Затем был секс. Как и ожидала совратительница, адмирал скис буквально в течение первых десяти минут. Он, конечно, старался оставить о себе неплохое сексуальное воспоминание, но эта страстная женщина, способная быстро возбудить и довести любовника «до белого каления», оказалась «Не по Сеньке шапкой». Она демонстрировала страстное чувство, якобы порождаемое им в ее шикарном теле, но он быстро раскусил ее притворство, однако по достоинству оценил ее внимание и любовь в постели, которых он уже давно не имел от своей гуляющей где-то на Канарах молодой жены в сопровождении сына одного из богатейших людей столицы.
    Прощаясь, он крепко поцеловал ее у порога, потом отстранил от себя и внезапно спросил:
    - А ты не хотела бы стать адмиральшей?
    - Хотела бы, да некогда: работы, как и у вас, невпроворот…
    Оба рассмеялись, он помахал ей рукой:
    - Счастливого пути, Зоинька!
    - Счастливо оставаться, герр адмирал!- она послала ему в ответ воздушный поцелуй, поняв, что в лице этого человека она теперь обрела истинного друга.
    …Прошло несколько месяцев, и вдруг на столе у командующего флотилией оказался приказ Главкома Военно-Морского флотом, в котором ему объявлялась благодарность, Жакову присваивалось очередное воинское звание капитана второго ранга с назначением старпомом на ракетный крейсер, а старшему лейтенанту Веселовскому присваивалось досрочное звание капитан-лейтенанта с откомандированием в Москву в распоряжение Главкома ВМФ.
    На ученом совете в академии наук работа доктора физико-математических наук профессора Зои Николаевны Панкратовой в области слежения за субмаринами вероятного противника была признана положительной и выдано разрешение в целях углубления данной темы открыть при ее кафедре института специальную химическую лабораторию с запрошенным штатом.
    В самолете Командующий флотом усадил ее рядом с собой в адмиральском салоне, угощал шампанским и чудесными шоколадными конфетами. Он часто брал ее нежную руку, подносил ее ладонь, пахнущую французскими духами к своим губам, нежно целовал, называя профессоршу «Нашим морским академиком».
    На приеме у Главкома ВМФ Зоя Николаевна выслушала много приятных комплиментов в свой адрес, а когда она с высокой трибуны назвала Главкома отцом атомного военно-морского флота, зал встал и долго рукоплескал этой красивой, умной и страстной женщине, так любящей свою работу и отважных моряков, твердо стоящих на страже морских рубежей нашей великой Родины.
    (продолжение следует)
    Эдуард Зайцев
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ░▒▓█ █▓▒░

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    За окном шумел ночной летний дождь, чашка с кофе, наполовину пустая, давно уже остыла. Старинные часы замерли на стене в тщетном ожидании того момента, когда их наконец заведут...
    И в этот поздний час, входная дверь практически бесшумно отворилась, на пороге я увидел её. Чёрные, как сама ночь, длинные волосы, мокрые от дождя; вымокшее насквозь, и без того прозрачное, тонкое чёрное платье, позволяющее разглядеть каждую чёрточку её, возможно даже не человечески стройного, тела; каждая деталь делала её нездорово притягательной. Сейчас, когда эту девушку вырывал из мрака лишь приглушённый свет торшера, кожа её, и без того бледная, казалась совсем белой, словно не скрывала она под своим бархатным, полупрозрачным покровом сумасшедшую, быструю кровь. Ах, если-бы я не знал кто она, если-бы прошлое не прятало в своих складках моё обладание этим хрупким, ломким и невыносимо сладким телом. Как знать, может сейчас я-бы не смог так сдерживать свою животную страсть, которую эта черноокая дрянь с лёгкостью разжигала в любом нормальном мужчине. Я молчал. Так и стоял неподвижно, не в силах оторваться от вида её небольших акуратных грудей закрытых лишь прозрачной намокшей тканью, от красивого плоского животика, от одновременно притягивающего и отталкивающего чёрного треугольника волос на лобке. Похоже, сегодня нижнее бельё показалось ей слишком скучным и ненужным аксессуаром.
    Мы молчали и не двигались. Наконец она стала приближаться ко мне, мягко ступая по поверхности ковра. За окном блеснула молния и на миг ярко осветила её лицо, необыкновенно красивое, нежное и в то же время пугающее своей скрытой силой разрушения, готовой прорваться наружу в любой момент и стереть всё с лица земли. Её необычное лицо, с одной стороны чем-то похожее на детское личико, а с другой, на суровый лик какой-нибудь богини правосудия. Оно тянуло к себе чёрными блестящими глазами-безднами и бледными, чуть розовыми губами, созданными будто лишь для .последнего поцелуя.. Сейчас эти губы поравнялись с моими, теперь их разделяли считанные сантиметры. Я не мог проявить инициативу, не мог отстраниться, я просто принимал каждое её движение как судьбу. Ещё немного и вот я уже ощущаю такую желанную и волнующую влагу её губ своими пересохшими губами. Она целует меня, сначало скромно, едва касаясь моих губ, затем, более настойчиво, как-бы вынуждая меня на ответные движения. Она чувствует, что чужие кромки рта не в состоянии уже поддерживать свою статичность, что они уже разгораются изнутри, приводя за собой в возбуждение и всю остальную нервную систему. Её ледяные губы торжествуют, они открывают проход для её острого язычка, начиная дикий необузданный танец этих бескостных органов. Теперь и она на какое-то время теряет контроль над собой и слегка надкусывает мою нижнюю губу. Кровь. Языки, ласкающие друг-друга начинают ощущать её солоноватый привкус. Мы целуемся и на наших губах моя кровь. Как же эта девушка тонка и холодна, даже страшно обнимать такую, прижамать её к себе...
    Мои руки легли на её талию. Тело её было очень прохладным, впрочем, я не разу не видел её хоть немного тёплой. Мы стояли и ласкали друг друга руками. Её ледяные пальцы гладили мою спину, вычерчивали на ней хаотические узоры. Дыхание моё стало порывистым и чётко различимым на слух, она же была пока абсолютно неслышима.
    Я взял её почти невесомое тело на руки и понёс в спальню, при этом за мной оставался след, образованый тонкой струйкой дождевой воды стекающей с её мокрого платья. Теперь мои движения стали более несдержанными и нетерпеливыми. Я положил девушку на кровать и начал буквально сдирать с неё одежду. Вот, наконец, она лежит передо мной абсолютно обнажённая. Сдвинутые ноги пока не дают увидеть её губ, но вот и её икры оказываются в моих руках. Я развожу её стройные ножки в стороны и открываю своему взору её половой орган. Уже сейчас можно почувствовать запах, который источает этот её бледный бутон наслаждений. Я уже знаю, она не любит когда ей ласкают грудь или вообще задерживаются в местах располагающихся выше пупочка, поэтому начинаю сразу с больших половых губ. С наслаждением вылизываю каждую её складочку, язык мёрзнет. Иногда, наверное когда я делаю резкое движение языком, её тело выгибается дугой и тут же вновь опускается на кровать. Наконец, я добираюсь до клитора. Начинаю играть с ним, дразнить этот нервный узел резкими кратковременными ласками. Девушка начинает тихонечко стонать, словно боясь разбудить кого-то. По звукам издаваемым ею можно догадаться о том, что она нарочно сдерживает рвущийся наружу крик. Клитор просто ледяной.
    Иногда приходится убирать язык обратно в рот, что-бы хоть немного отогреть его. Я заканчиваю играть и начинаю агрессивно стимулировать её ягодку не только языком, но и пальцами. Тут она начинает визжать. Визжать громко, словно в исступлений, всё равно что больная. Впервые за всё это время вспоминаю об окружающем мире, как-бы соседи не повскакивали, я ведь даже дверь входную не закрыл. Впрочем, похоже сегодня снова всё обошлось...
    Вот, её тонкое тело извивается змеёй. Чертовски приятно доставлять удовольствие этой девушке, с ней целиком забываешь о себе, о своих собственных желаниях отдавая себя в удовлетворение её холодной жажды близости. Девушка приподнимается и отстраняет моё лицо от своего влагалища. Теперь она начинает раздевать меня. Холодные ладони касаются кожи, принося вместе с прохладой и приятные ощущения. И вот мы, освободившись от одежды, сидим друг напротив друга на одной большой кровати. Я вглядываюсь в её глаза, устремлённые на меня и знаю, что сейчас, впрочем, как и всегда, будет не только приятно...
    Её ноги разведены в стороны, ещё десять минут промедления и она оканчательно потеряет рассудок. Бедная моя, холодная женщина. Накрыв её, хрупкую на вид, фигуру своим телом, рукой помогаю себе найти вход в неё. Вот уже стенки влагалища слегка деформируются под напором инородного тела и жадно заглатывают мой орган. Даже внутри она холодная, я уже почти привык к этому. Мы начинаем двигаться в такт. Какая невероятная нега, и в ту же секунду её сменяет волна боли.
    Боль захватывает всё моё тело, а затем снова отступает, для того чтобы дать почувствовать каждой клеточке моего организма невыносимое наслаждение. Эти резкие контрасты буквально сводят меня с ума, в голове звенит какая-то какофония, а девушка орёт, извивается подо мной, двигается навстречу. Каждое движение внутри неё приносит боль. Иногда приходится делать короткие перерывы, чтобы хоть немного согреться. В это время девушка мастурбирует, чтобы не сбить поднявшуюся волну. Иногда зрелище того, как она играет со своими малыми половыми губками, с клитором, завораживает меня так, что я забываю, какова моя роль. Она же, заметив как мои глаза становятся стеклянными, хватает меня за член и снова тащит на себя. Ну вот, скорее всего сменим позицию и продолжим поддерживать этот ураган боли и наслаждения...
    Нет, это вовсе не мазохизм. Я решительно не испытываю никакого удовольствия от боли. Меня просто неестественно тянет к ней. Не к обычной, глуповатой, тёплой девушке, а к этой стройной .статуе противоречий.. Она приходит, вот так просто и мгновенно пленяет моё тело. Изначально . она так далека от самого термина .секс., но одновременно и так близка, возможно лишь для меня. - Смерть, во сколько уходишь? . спросил я девушку.
    - Не знаю, часа два ещё есть, - задумчиво протянула она, вяло выпуская изо рта сигаретный дым. Смерть всегда курила после секса эти длинные, пахнущие полевыми цветами, сигареты.
    - Ты хочешь ещё?...
    - Может быть.... Тебе было очень больно?
    - Нет, - соврал я. Она это заметила.
    - Ты же понимаешь, иначе быть не может.
    Да, её зовут Смерть, впервые я увидел её на вечеринке у Каина. Жизнь моя совсем запуталась, но кто знает, что есть сама жизнь? Может это лишь игра? Игра в боль и наслаждение. Игра со смертью...
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ████████] ✱ ✳ ✴ ✷ ⊛

    post-img
  • Интимные рассказы 18+ 8months ago

    ✳✱
    Итак, проба пера ни на что не претендующая.
    Она сидела передо мной на стуле. С распущенными по плечам черными волнистыми волосами, знакомыми только с лучшими шампунями. В цветастом хлопковом халате на трех пуговицах. На ногах были милого розового цвета теплые носочки. Я смотрел на нее снизу вверх. На крепкие икры, на круглые коленки, на полные бедра, по большей части скрытые подолом халата. Ее грудь тяжело вздымалась, она тоже не отрывала взгляда от меня.
    Я опять склонил голову и поцеловал ее в крепко стиснутые ступни прямо сквозь ткань носков. Я опять заныл, застонал, как надоедливый школьник, которым и был.
    - Ну, пожалуйста, ну, мамочка, ну пожалуйста, ну, дай мне…
    Она передернула плечиками. Это был жест и раздражения, и желания, короче, игра…
    - Сынок, неужели твое противоестественное желание так нестерпимо?.. Может быть ты сможешь потерпеть? Ебать маму это так вульгарно… Она ведь не может тебе сопротивляться… Если любимый сын просит лечь под него, мама вынуждена согласиться… И что, ты воспользуешься своей властью и выебешь меня?
    - Да, да! – захрипел я, пуская изо рта слюни, - только дай, умоляю!..
    Мама вздохнула.
    - Ну что же с тобой делать, нетерпеливый…
    Она встала и пересела на диван, я пополз за ней следом, потом поднялся и завис над диваном во весь свой неслабый рост. Время унижений прошло, настало время побед. Мама, глядя на меня с деланным испугом, медленно расстегивала пуговицы на халате. Мощная люстра под потолком безжалостно высвечивала все. Пышную обвисшую грудь, сдерживаемую только чашечками лифчика, мягкий большой живот. Лямки белых трусов врезались в жирные бедра мамы, оставляли красные шрамы на ее нежной коже. Надо было срочно ее спасать.
    - Ты все еще хочешь меня, такую жалкую, - жалобно спросила мама, не отрывая жалобного взгляда от моих штанов с вздыбленной в паху тканью.
    - Очень, мама, хочу. И сейчас ты это почувствуешь.
    Я нагнулся и, схватившись за лямки, стал стягивать с мамы трусы. Она изящно приподняла свою толстую попу, а потом опустила опять на диван, и сладострастно заерзала ею по простыни, покрывающей наше ложе любви.
    - Мне так страшно! – сказала мама и закусила губку, как бы в задумчивости. – Он у тебя такой большой!
    - Неизбежного не отменить. Ложись!
    Она безропотно подчинилась. Подвинулась подальше, легла на спину, слегка разведя ноги. Ее обросшая коротким черным волосом писечка смотрела прямо на меня. Я отчетливо чувствовал ее резкий запах, некогда казавшийся совершенно невероятным. Эта темная щель между белоснежными толстыми бедрами доводила меня до безумия. Едва сдерживаясь, я стянул штаны и явил граду и миру своего крепкого бойца с обнаженной багровой головой.
    - А теперь настал час расплаты. Готовься, мама!
    Она и приготовилась. Задрала ноги и, согнув их, прижала колени к груди. Ее орудийный лафет был готов принять мое орудие. Я едва ли не прыгнул на нее и с размаха въехал в мамину мокрую, жаркую письку.
    - Ай, ай! – воскликнула мама, но меня было не разжалобить: первый секс за два дня.
    Как же здорово и сладко было ее ебать. Мамина нежная писька идеально подходила мне по размерам, обволакивая мой член по всей длине и окружности. А как она ерзала подо мной жопой, как крутила бедрами, а ее стоны «еби, сыночек, еби»… Я, опустив чашки лифчика, сосал ее растекшиеся толстые сиси, целовался с мамой в засос, лизался, как юный любовник… Она, то скрещивала ноги за моей спиной, то подталкивала меня ими под зад, направляя ритм движения. Несмотря на свою комплекцию, она была очень верткая и поворотливая в постели… и очень-очень ебливая!..
    Только после двух оргазмов подряд мама немного поутихла. От криков вернулась к протяжным томным стонам. Закинув ноги мне на плечи, она смотрела, как мой член входит и выходит из ее письки. А я шпарил на полной скорости, не щадя ни себя, ни ее. Чувствовал, как упирается головка члена в шейку матки, как из глубин моего естества идет волна… Я забился в конвульсиях оргазма, накачивая маму полным зарядом неизрасходованной на онанизм спермой. Она крепко держала меня в объятиях. Я мог целиком отдаться невыносимому удовольствию, потому что знал – мама мой самый надежный защитник.
    Но такая гармония далась нам нелегко…
    ✱✳
    #sex #sexstory #sexyal #girl #fuck #other #post #news
    ✫ ✵ ✸

    post-img